||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 июля 2002 г. N 50-о01-101

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего С.А. Разумова

судей Верховного Суда Е.В. Дубровина и Р.С. Чакар

рассмотрела в судебном заседании 18 июля 2002 года кассационные жалобы осужденных К.И. и А.Г. и адвокатов Дворцова Е.В. и Брост З.Г. на приговор Омского областного суда от 10 августа 2001 года, которым

А.Г.,

<...>, армянин, гражданин Российской Федерации, образование не полное среднее, ранее не судимый, -

осужден:

по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к двенадцати годам лишения свободы;

по ч. 1 ст. 222 УК РФ к трем годам лишения свободы;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено тринадцать лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

К.И.,

<...>, русский, образование среднее, ранее не судимый, -

осужден:

по ч. ч. 4 и 5 ст. 33 и п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к двенадцати годам лишения свободы;

по ч. 1 ст. 222 УК РФ к трем годам лишения свободы;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначено тринадцать лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ С.А. Разумова, объяснения осужденного К.И., поддерживающего доводы своих жалоб и жалоб адвокатов Дворцова Е.В. и Брост З.Г., выслушав возражение представителя государственного обвинения Шаруевой М.В., полагавшей судебное решение оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

приговором суда первой инстанции А.Г. признан виновным и осужден за совершенное убийство потерпевшего С. по найму, а К.И. - за подстрекательство и пособничество в совершении указанного убийства. Кроме того, оба осужденные признаны виновными в совершении преступления, связанного с незаконным оборотом оружия.

Преступления А.Г. и К.И. были совершены в г. Омске в июне 1998 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда.

В судебном заседании осужденные признали себя виновными частично.

В кассационных жалобах основных и дополнительных:

Адвокат Дворцов Е.В. указал, что считает приговор, постановленный в отношении К.И. незаконным и неправосудным. Свои доводы адвокат в кассационной жалобе не обосновал.

Осужденный А.Г. указывает на то, что он совершил убийство С. самостоятельно на почве личных неприязненных отношений в связи с тем, что в 1997 году С. унизил его и избил, причинив ему травму половых органов. При последующих встречах С. смотрел на него надменно и с издевкой, поэтому он и решил его убить. Он выследил С. и, когда 30 июня 1998 года потерпевший садился в машину, он произвел в него несколько выстрелов и убил его. Утверждает, что работники следственных органов заставили его оговорить К.И. и Ч. в причастности к убийству. Настаивает на том, что один совершил убийство, просит переквалифицировать его действия на ч. 1 ст. 105 УК РФ и смягчить назначенное наказание.

Осужденный К.И. в своих жалобах утверждает, что судом в достаточной степени не проанализированы показания А.Г., который указывал на личный мотив совершенного убийства С., и им не дана надлежащая оценка. Суд, по его мнению, не привел доказательств его вины в подстрекательстве и пособничестве убийства С. В основу приговора судом положены непоследовательные показания А.Г., который оговаривал первоначально не только его, но и Ч. Впоследствии А.Г. стал оговаривать только его. Показания, где он подтвердил свою причастность к убийству С., были даны им под физическим и психическим воздействием работников милиции и адвоката Лягаева, который не защищал его интересы, а указывал на его безвыходное положение и советовал признать вину. Считает, что его права на защиту были нарушены и в связи с тем, что адвокат Лягаев принимал участие в деле, проводя в качестве оперативного работника следственные действия по делу, в связи с чем не имел права осуществлять по этому же делу его защиту. К.И. отрицает и передачу А.Г. пистолета марки "ТТ".

Кроме того, К.И. считает, что органы следствия и суд остановились только на одной версии совершенного убийства и не проверили других обстоятельств, которые могут повлиять на правильность принятого решения. В частности, не учтено, что в момент совершенного убийства он находился в гараже спортклуба "Сибиряк" и вел переговоры с А.

К.И. указывает на то, что у С. были неприязненные отношения с многими членами клуба, поскольку он вел себя высокомерно и заносчиво, однако других версий убийств и причастности к этому других лиц, органы следствия и суд не рассматривали.

Считает, что судебное заседание было проведено с обвинительным уклоном, в протоколе судебного заседания не отражены в полной мере все обстоятельства, которые были выяснены в ходе судебного заседания, просит приговор отменить и направить дело на новое судебное рассмотрение.

Адвокат Брост З.Г. в жалобе приводит те же доводы, что и осужденный К.И. Просит отменить приговор и направить дело на новое судебное рассмотрение.

Изучив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Вина А.Г. в убийстве С., а К.И. в соучастии в убийстве нашла свое полное подтверждение собранными и исследованными в судебном заседании доказательствами.

Так, осужденный А.Г. в судебном заседании показал, что он решил убить С. в связи с тем, что потерпевший ранее спровоцировал с ним драку и причинил ему повреждения в паховой области. В результате причиненных повреждений ему, А.Г., была сделана операция. Он был сильно обижен на С. и затаив на него злобу, решил убить потерпевшего. Он установил место жительства С. и время, когда тот появляется дома. 29 июня 1998 года, он вооружившись пистолетом марки "ТТ", приобретенным у своего знакомого, ныне умершего Андрея по кличке "Рыба", вечером пришел к дому С. с целью его убийства, однако преступление не стал совершать, т.к. С. возвращался домой с женой и ребенком и он не хотел, чтобы ребенок видел смерть отца. Утром 30 июня 1998 года он вновь пришел к дому С., дождался, когда С. вышел из дома и сел в машину на переднее сиденье, подошел к задней двери машины и через стекло произвел несколько выстрелов в потерпевшего. После совершенного убежал с места преступления через территорию школы, по пути выбросил пистолет и футболку, в районе старого кладбища переоделся в заранее приготовленную одежду.

Потерпевшая С. показала, что 30 июня 1998 года она вместе с мужем поехали на работу. Водитель машины Ч. и муж вышли несколько раньше, а она закрывала дверь квартиры. Когда она вышла из подъезда, то увидела, как рядом с машиной стоял неизвестный ей человек и через разбитое стекло задней правой двери машины производит выстрелы из пистолета. После произведенных выстрелов мужчина стал убегать. Она подбежала к машине и увидела убитого мужа. Ч. лежал около машины, у него было ранение ноги.

При осмотре места происшествия в машине было обнаружено тело С., в задней правой двери автомашины стекло было разбито, на подлокотнике правого пассажирского сиденья спереди было обнаружено огнестрельное пулевое отверстие. На месте преступления обнаружены пули и гильзы патронов. По заключению баллистической экспертизы пули и гильзы являются составляющими патронов калибра 7,62 мм к пистолету марки "ТТ", который также был обнаружен около забора рядом с местом преступления.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта смерть потерпевшего наступила от множественных огнестрельных проникающих пулевых ранений головы и грудной клетки с переломами костей черепа и повреждением головного мозга. Причиненные телесные повреждения относятся к тяжкому вреду здоровья, повлекшие смерть потерпевшего.

Свидетель В. показал, что он 30 июня 1998 года, работая грузчиком в магазине, обратил внимание на А.Г., который подошел к углу дома <...>, а затем спрятался за кусты. Через некоторое время он услышал выстрелы и увидел, как А.Г. убегает в сторону школы. Пробежав мимо него, А.Г. скрылся через пролом в заборе на территории школы. Перед забором А.Г. поскользнулся и упал. На этом месте позже был обнаружен пистолет марки "ТТ".

Свидетель Ч. показала, что утром 30 июня 1998 года она через окно магазина видела молодого человека, подошедшего к подъезду дома, в котором проживал С. Через некоторое время она услышала выстрелы, чуть позже от В. узнала о совершенном убийстве С. С 27 по 29 июня 1998 года она видела этого мужчину, который подолгу сидел около дома, где проживает С.

При проведенном в соответствии с нормами УПК РСФСР опознании Ч. и В. твердо опознали А.Г., как лицо, стрелявшее в С. Они показали, что А.Г. был одет в темные шорты и зеленую футболку с капюшоном и олимпийку со вставками красного цвета.

Таким образом, исследованные в судебном заседании доказательства полностью подтверждают причастность А.Г. к убийству С.

Суд первой инстанции проверил и исследовал версию А.Г. о совершенном убийстве С. на почве личных неприязненных отношений и обоснованно не признал ее достоверной. Представленные суду органами следствия доказательства о соучастии в указанном преступлении К.И. нашли свое подтверждение в судебном заседании, несмотря на то, что К.И. отрицал свою вину в содеянном.

В судебном заседании К.И. не отрицал того, что в июне 1998 года он проживал в квартире А.Г., однако к убийству С. он А.Г. не подстрекал, т.к. к этому не было никаких оснований. С С. у него были дружеские отношения, несмотря на то, что по работе в спортклубе "Сибиряк" у них иногда и возникали конфликты.

Однако, А.Г. в ходе предварительного расследования показывал, что в июне 1998 года К.И. предложил ему за вознаграждение в 1000 долларов США убить С. Он сразу же согласился с предложением К.И., т.к. испытывал к С. со своей стороны также неприязнь в связи с тем, что С. в 1997 году избил его и причинил травму половых органов. Обговаривая способ убийства, первоначально сошлись на применении ножа, однако А.Г. позже стал настаивать на использовании пистолета. Было принято решение убить С. у его дома. К.И. дал А.Г. спортивные шорты и зеленую футболку, чтобы А.Г. не привлекал внимания около дома С. и был принят за спортсмена, совершающего тренировку. К.И. показал А.Г. место проживания С., а также пути отхода с места преступления. 29 июня 1998 года он и К.И. ездили в лес, где А.Г. пристрелял пистолет, переданный ему К.И., после этого К.И. привез А.Г. к дому С., однако в этот день убийство не состоялось, т.к. С. возвращался домой с женой и ребенком и А.Г. при них не решился совершить убийство потерпевшего. Об этом он сказал К.И., который посоветовал совершить убийство утром 30 июня. При этом К.И. говорил, что у С. "выросла корона" и он перестал всех считать за людей. Утром 30 июня К.И. подвез его к дому С., а сам, по их договоренности, уехал к старому кладбищу ждать его. После убийства он пришел на кладбище, где его ждал К.И., в машине он переоделся, а шорты, олимпийку и футболку отдал К.И. В течение последующего месяца К.И. передал ему вознаграждение в виде 6800 рублей.

В своих показаниях А.Г. также указывал об осведомленности Ч. о готовящемся убийстве С. Ч., по показаниям А.Г. советовал ему стрелять через стекло задней правой двери. По договоренности, Ч. после убийства С. должен был преследовать А.Г., однако Ч. был случайно ранен А.Г. Позже они все же встретились. Он, А.Г., извинился за случайное ранение Ч. В свою очередь Ч. передал ему 1000 рублей в счет вознаграждения. Позже А.Г. отказался от этих показаний. Вместе с тем, в настоящее время Ч. скрывается и ему объявлен розыск.

В ходе предварительного расследования 19 января 2001 года К.И. дал показания о том, что у него была предварительная договоренность с А.Г. и Ч. на убийство С. Такое решение К.И. объяснял тем, что в процессе работы в спортивном клубе "Сибиряк" между ним и С. сложились натянутые отношения по поводу ведения дел в клубе. На сделанные замечания С., он угрожал расправой, которой К.И. реально опасался, поскольку по указанию С. их общий знакомый Т. в 1997 году ранил его ножом в бедро. Обострились к этому времени и отношения между С. и Ч., у последнего также были основания опасаться за свою жизнь и Ч. неоднократно предлагал ему совершить убийство С. Чтобы отвести от себя подозрение, они решили найти для исполнения постороннего человека, заплатив ему за это 1 000 долларов США. Он знал, что С. некоторое время назад избил А.Г. и последний зол на С. Он предложил А.Г. совершить убийство С. за вознаграждение и А.Г. на это согласился. Он, Ч. и А.Г. несколько раз встречались, обсуждали различные варианты совершения убийства. Первоначально было предложено совершить убийство при помощи ножа, но А.Г. усомнился, что он может справиться с С. при помощи ножа и тогда было принято решение использовать при убийстве пистолет, который К.И. ранее передал для продажи сам С. К.И. и А.Г. выезжали в лес, где А.Г. произвел несколько выстрелов из пистолета, убедившись в его исправности. Утром 30 июня 1998 года они втроем встретились и Ч. предложил стрелять в С., когда тот сядет в машину. Далее К.И. показывал, что высадил А.Г. около дома С., а сам уехал к район старого вещевого рынка недалеко от кладбища, куда минут через 30 - 40 прибежал А.Г., сообщил ему об убийстве С., переоделся в приготовленную и находящуюся в машине одежду, а спортивную одежду, в которой находился А.Г. во время совершения убийства потерпевшего, они выбросили на кладбище. В последние месяц-полтора К.И. и Ч. рассчитались с А.Г., передав ему 1000 долларов США в рублевом эквиваленте.

Доводы К.И. и его защитников о том, что во время допроса к нему применялись недозволенные методы следствия и он вынужден был оговорить себя, проверялись в ходе расследования и в судебном заседании. В приговоре указанным обстоятельствам дана соответствующая оценка, которая судебной коллегий признается правильной и обоснованной (л.д. 136 - 137 т. 3).

Доводы К.И. и его защиты о том, что судом не были приняты во внимание его показания и показания А. о их деловой встрече утром 30 июня 1998, что, по мнению К.И., опровергает его возможность общаться в это утро с А.Г., не соответствует действительности. Как видно из материалов дела и протокола судебного заседания, показания К.И. в этой части и показания А. судом анализировались, и был сделан обоснованный вывод о том, что такая встреча могла иметь место утром 30 июня 1998 года, однако это не опровергает причастности К.И. в соучастии совершенного убийства С., о чем имеется вывод суда, сделанный в приговоре (л.д. 138 т. 3).

Не могут быть признаны состоятельными и доводы осужденного К.И. и адвоката Брост о том, что в ходе расследования было нарушено право осужденного на его защиту в связи с тем, что адвокат Лягаев, защищающий интересы К.И. ранее принимал участие в расследовании данного дела.

Как видно из материалов дела адвокат Лягаев в ходе предварительного расследования принял защиту К.И., однако как только было установлено, что Лягаев, будучи работником милиции принимал участие в производстве обыска в квартире К., подозреваемого в причастности к совершению преступлений в отношении С., он был выведен из процесса и интересы К.И. стал защищать адвокат Дворцов, о чем в деле имеет ордер адвоката (л.д. 143 т. 1). К.И. было предъявлено обвинение и он был допрошен в качестве обвиняемого с участием адвоката Дворцова. Все последующие следственные действия, которые положены в основу обвинительного приговора были проведены с участием адвоката Дворцова.

Судом правильно обоснован мотив убийства С., который был человеком конфликтным, не терпящим возражений, высокомерным и злопамятным. Многие из допрошенных свидетелей указывали на конфликтные отношения между С. и К.И. Подтвержден в судебном заседании и факт причинения К.И. ножевого ранения Т. по указанию С., что подтверждает правдивость первоначальных показаний К.И. о причинах его участия в подготовке и пособничестве убийства С. (л.д. 138 т. 3).

Исходя из исследованных доказательств, суд правильно квалифицировал действия А.Г. п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, как исполнителя убийства С. по найму, а К.И. - по ч. ч. 4 и 5 ст. 33 и п. "з" ч. 3 ст. 105 УК РФ, как пособника и подстрекателя этого убийства.

Судебная коллегия находит обоснованным и вывод суда первой инстанции относительно виновности А.Г. и К.И. по ч. 1 ст. 222 УК РФ. Доказательства их виновности приведены в приговоре суда (л.д. 139 т. 3).

При назначении наказания осужденным суд учел характер и степень общественной опасности совершенных им преступлений, роль каждого из них в содеянном, данные, характеризующие их личности, все обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание. Судебная коллегия не находит оснований к отмене или изменению приговора.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Омского областного суда от 10 августа 2001 года в отношении А.Г. и К.И. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных А.Г. и К.И., а также адвокатов Дворцова и Брост - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"