||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 июля 2002 года

 

Дело N 34-Г02-13

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                          Манохиной Г.В.,

    судей                                           Еременко Т.И.,

                                                    Соловьева В.Н.

 

рассмотрела в открытом судебном заседании от 18 июля 2002 года дело по заявлению М.Кев. и М.Кат. об установлении удочерения по кассационной жалобе заявителей на решение судебной коллегии по гражданским делам Мурманского областного суда от 30 апреля 2002 года, которым постановлено: в удовлетворении заявления М.Кев. и М.Кат. об установлении удочерения несовершеннолетней Р.Е., 15 июля 1986 года рождения, отказать.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Т.И. Еременко, заключение помощника Генерального прокурора Российской Федерации М.М. Гермашевой, полагавшей решение оставить без изменения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

граждане США М.Кев. и М.Кат. обратились в суд с заявлением об установлении удочерения несовершеннолетней Р.Е., 15 июля 1986 года рождения, с изменением ей фамилии на М., имени на Е., и просили зарегистрировать их в качестве родителей удочеренной.

В обоснование заявления указали на то, что они состоят в зарегистрированном браке с 14 февраля 1976 года, имеют одного несовершеннолетнего сына и двоих совершеннолетних детей, которые уже достигли независимости и самостоятельности.

Они способны создать необходимые условия для воспитания девочки, каких-либо препятствий к удочерению не имеют. О состоянии здоровья удочеряемой они осведомлены.

В судебном заседании заявители поддержали свои требования, подтвердив, они готовы и способны создать необходимые условия для воспитания девочки, общались с ней, несколько раз приезжая в Россию, и желают удочерить именно ее.

Представитель Центра помощи детям, оставшимся без попечения родителей, Ленинского округа г. Мурманска, как попечитель несовершеннолетней, поддержал заявление супругов М., полагая, что установление удочерения соответствует интересам несовершеннолетней.

Представитель органа опеки и попечительства Ленинского окружного отдела комитета по образованию г. Мурманска поддержал заключение о возможности удочерения заявителями несовершеннолетней Р.Е.

По делу постановлено указанное выше решение.

Заявители подали кассационную жалобу, в которой просят решение отменить и принять новое, которым удовлетворить заявление.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит решение подлежащим оставлению без изменения.

В соответствии со ст. 165 Семейного кодекса Российской Федерации допускается удочерение иностранными гражданами ребенка, являющегося гражданином Российской Федерации, и которое производится согласно требованиям статей 124 - 126, ст. 127 (за исключением абзаца восьмого пункта 1), статей 128 и 129, статьи 130 (за исключением абзаца пятого), статей 131 - 133, в интересах несовершеннолетнего ребенка и по заявлению лиц, имеющих право быть усыновителями.

Согласно ст. 124 СК РФ усыновление (удочерение) допускается только в отношении несовершеннолетних детей, утративших родительское попечение, и только в их интересах.

В соответствии со ст. 1 Федерального закона от 21.12.1996 "О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся попечения родителей" дети, оставшиеся без попечения родителей, - это лица в возрасте до 18 лет, которые остались без попечения единственного или обоих родителей в связи с отсутствием родителей или лишением их родительских прав, ограничением их в родительских правах, признанием родителей безвестно отсутствующими, недееспособными (ограниченно дееспособными), находящимися в лечебных учреждениях, объявлением их умершими, отбыванием ими наказания в учреждениях, исполняющих наказание в виде лишения свободы, нахождением в местах содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, уклонением родителей от воспитания детей или от защиты их прав и интересов, отказом родителей взять своих детей из воспитательных, лечебных учреждений, учреждений социальной защиты населения и других аналогичных заведений и в иных случаях признания ребенка оставшимся без попечения родителей в установленном законом порядке.

Как установил суд, несовершеннолетняя Р.Е., 1986 года рождения, и ее родной брат С.Е., 1985 года рождения, до января 2001 года постоянно проживали со своей матерью С.Е.В. Ни мать несовершеннолетней, ни ее отец, Р.Л., не были лишены родительских прав. По заявлению матери дети (Р.Е. и С.Е.) были помещены временно с 16.01.2001 в Центр по профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних "Восстановление".

Мать несовершеннолетней, С.Е.В., пояснила суду, что после возвращения детей из организованной Центром "Восстановление" поездки по США дочь сообщила ей о своем желании проживать в Америке у супругов М., просила отказаться от нее и брата, чтобы они могли уехать в США, получить хорошее образование. Полагая, что заявители могут материально обеспечить ее дочь и помочь в получении дочерью образования (сама она такой возможности не имеет в виду отсутствия денежных средств), она 25 июля 2001 года написала нотариально удостоверенное заявление об отказе от своей дочери Р.Е. и согласии на ее удочерение супругами М. (л.д. 119). Она любит своих детей, но не в состоянии им предоставить средства для обучения и достойного содержания.

Ее дочь Р.Е. указанных обстоятельств не отрицала.

Дав оценку всем собранным по делу доказательствам, суд правильно пришел к выводу о том, что девочка не осталась без попечения родителей, поскольку отказ матери от родительских прав в отношении дочери был продиктован целью создания наиболее благоприятных материальных условий для дочери и по ее просьбе после возвращения из США, где девочка провела в семье заявителей три дня.

Оформляя заявление об отказе от дочери и согласии на ее удочерение заявителями, С.Е.В. с последними не была знакома, об их существовании знала со слов дочери. Заявители на момент оформления С.Е.В. указанного заявления на учете иностранных граждан, желающих усыновить несовершеннолетних детей, в банке данных Комитета по образованию администрации Мурманской области не значились.

Суд не установил обстоятельств, свидетельствующих о том, что С.Е.В. уклонялась от воспитания дочери, злоупотребляла родительскими правами. Напротив, о проявлении заботы матери о детях свидетельствует то обстоятельство, что она обратилась в Центр "Восстановление" с заявлением о временном помещении детей в этот Центр.

Кроме того, в соответствии со ст. 124 Семейного кодекса РФ усыновление братьев и сестер разными лицами не допускается, за исключением случаев, когда усыновление отвечает интересам детей.

Как видно из материалов дела, несовершеннолетние Р.Е. и С.Е. - родные сестра и брат, постоянно проживали совместно, привязаны друг к другу, оба находились в Центре "Восстановление", вместе ездили в Америку, что подтвердила их мать и представитель органа опеки и попечительства.

Поэтому суд пришел к выводу о том, что разобщение детей, усыновление в разные семьи несовершеннолетних не отвечает интересам последних.

Давая оценку заключению органа опеки и попечительства о том, что удочерение заявителями Р.Е. отвечает ее интересам, суд указал в решении, что пребывание девочки в США у заявителей было кратковременным, общение девочки и заявителей во время их посещений России также носило эпизодический характер.

Кроме того, как установлено судом и не оспаривается представителями органов образования, предусмотренный ст. 122 Семейного кодекса РФ и Постановлением Правительства РФ от 03.08.1996 "Об организации централизованного учета детей, оставшихся без попечения родителей" порядок организации первичного, регионального и федерального учета в государственном банке данных о детях не был соблюден.

На учет в государственный банк данных о детях Р.Е. была поставлена с нарушением установленных законодательством сроков. Сведения о несовершеннолетней были предоставлены иностранным гражданам до истечения установленного ст. 124 Семейного кодекса РФ трехмесячного срока. Необходимые меры к устройству ребенка в семью родственников граждан г. Мурманска, области и других территорий России, как это предусмотрено упомянутым выше законодательством, органы исполнительной власти не принимали, достоверных сведений в соответствии с п. 7 ч. 2 ст. 263.3 ГПК РСФСР суду не были представлены.

Учитывая все это в совокупности, суд правильно указал в решении, что отсутствуют предусмотренные законом основания для установления удочерения несовершеннолетней Р.Е. иностранными гражданами, что такое удочерение не отвечает интересам несовершеннолетней.

Довод в жалобе о том, что ребенок привязался к заявителям за время пребывания в США и в период пребывания заявителей в России, не свидетельствует о неправильности постановленного по делу решения, поскольку не опровергает вывода суда о том, что девочка не осталась без попечения родителей, так как отказ матери от родительских прав в отношении дочери был продиктован целью создания наиболее благоприятных материальных условий для дочери и по ее просьбе, что в соответствии с законом делает невозможным ее удочерение.

Другие доводы жалобы также не свидетельствуют о неправильности постановленного судом решения, поскольку не опровергают выводов суда. Ссылка на заключение органов опеки и попечительства также не свидетельствует о неправильности постановленного решения, поскольку это заключение учитывалось судом, который разрешил спор в соответствии с действующим законодательством.

Вместе с тем нельзя согласиться с указанием в мотивировочной части решения о том, что заявители придерживаются определенных религиозных убеждений, о которых девочка в полной мере не уведомлена, и что может отразиться на развитии отношений девочки-подростка и заявителей, поскольку, как видно из материалов дела, и девочка посещает церковь, проповедующую религию, которую исповедуют заявители, поэтому это указание подлежит исключению из мотивировочной части решения.

Руководствуясь ст. 305 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Мурманского областного суда от 30 апреля 2002 года оставить без изменения, а кассационную жалобу М.Кев. и М.Кат. - без удовлетворения.

Исключить из мотивировочной части указание о том, что "заявители придерживаются определенных религиозных убеждений, о которых девочка в полной мере не уведомлена, и что может отразиться на развитии отношений девочки-подростка и заявителей".

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"