||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 июля 2002 г. N 49-о02-68

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Лаврова Н.Г.,

судей Бурова А.А., Ахметова Р.Ф.

рассмотрела в судебном заседании от 16 июля 2002 года кассационную жалобу осужденного Г. на приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 23 апреля 2002 года, которым

Г., 11 июля 1949 года рождения, уроженец гор. Ишимбая, со средним образованием, судимый 16 октября 1991 года по ст. ст. 103, 105 и 111 УК РСФСР на 10 лет лишения свободы, освобожденный 27 июля 2000 года от дальнейшего отбывания наказания по амнистии,

- осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п. п. "к", "н" УК РФ на 16 лет, по ст. 111 ч. 3 п. "в" УК РФ на 10 лет и по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний на 17 (семнадцать) лет в исправительной колонии особого режима.

На основании ст. ст. 97 ч. 1 п. "г" и 99 ч. 2 УК РФ Г. назначена принудительная мера медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра от алкоголизма.

Заслушав доклад судьи Бурова А.А. и мнение прокурора Башмакова А.М., полагавшего приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Г. осужден за то, что, будучи судимым за убийство, умышленно причинил тяжкий вред здоровью К., а затем с целью сокрытия совершенного преступления совершил его убийство.

Преступления совершены в ночь с 30 апреля на 1 мая 2001 года в гор. Ишимбае при указанных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании Г. виновным себя не признал.

В кассационной жалобе (основной и дополнительной) осужденный Г. утверждает, что приговор в отношении него является незаконным и противоречивым. Все доказательства сфабрикованы и добыты в результате недозволенных методов ведения следствия. Он оговорил себя в связи с тем, что оперативные работники милиции оказывали на него физическое и психологическое воздействие. В результате таких же действий оговорил его, Г., свидетель Ч. Помимо этого он неоднократно менял свои показания. Ссылается на то, что суд не принял во внимание показания свидетелей М. и С. Помимо этого дело было рассмотрено в отсутствие свидетелей. Указывает на нарушение органами следствия требований ст. 20 УПК РСФСР, поскольку не были проведены следственный эксперимент, соответствующие экспертизы, ножи из дома были изъяты в отсутствие понятых. Было также нарушено его право на защиту, следователь на разъяснял его права. Вмененных ему действий он не совершал, просит разобраться в его невиновности.

Проверив материалы дела и обсудив приведенные в кассационной жалобе доводы, Судебная коллегия находит вывод суда о виновности Г. обоснованным, подтвержденным исследованными судом доказательствами, анализ которых дан в приговоре, а доводы жалобы - неосновательными.

Как видно из материалов дела, 1 мая 2001 года на перекрестке улиц Промысловая и Первомайская гор. Ишимбая в 3-х метрах от дороги ул. Промысловая был обнаружен труп К. со следами насильственной смерти.

По заключению судебно-медицинского эксперта его смерть наступила от травматического шока в результате комбинированной травмы головы, груди и живота.

Помимо этого из акта судебно-медицинской экспертизы усматривается, что у потерпевшего со стороны спины имелись две проникающих колото-резаные раны груди с повреждением средней доли правого легкого и с последующими внутриплевральными кровотечениями, которыми его здоровью был причинен тяжкий вред.

Осужденный Г. на предварительном следствии при допросе в качестве подозреваемого 2 и 3 мая 2001 года подробно рассказал об обстоятельствах, при которых, нанеся удары ножом, причинил К. телесные повреждения, а затем с целью сокрытия данного преступления убил его.

Частичный отказ Г. от указанных показаний на предварительном следствии не исключает эти показания из числа доказательств, поскольку они подтверждены показаниями свидетеля Ч. на предварительном следствии, из которых видно, что осужденный у себя дома во время ссоры с К. нанес последнему два удара ножом по спине, а когда потерпевший выбежал из дома, Г. вышел следом за ним и, вернувшись домой, сообщил об убийстве К. с целью сокрытия совершенного им преступления, показаниями свидетелей А. и Ф., узнавших от Г. о совершенном им убийстве К.

Вышеприведенные показания осужденного на предварительном следствии объективно подтверждены заключением судебно-медицинского эксперта о характере и степени тяжести причиненных потерпевшему телесных повреждений и причине его смерти, протоколом осмотра места происшествия, в процессе которого в доме, в котором проживал Г., были изъяты два ножа, заключением экспертов-криминалистов о том, что рана на спине К. и повреждение на его майке-тельняшке могли быть причинены одним из ножей, изъятых в доме Г., а также другими доказательствами, полно и правильно приведенными в приговоре.

У суда не было оснований сомневаться в показаниях свидетелей А. и Ф.

Противоречий в показаниях свидетеля Ч. не имеется. Помимо этого в деле нет данных, которые давали бы основание признать, что он на предварительном следствии оговорил Г.

При проверке материалов дела не нашли подтверждения высказанные осужденным Г. в жалобе утверждения, что он и свидетель Ч. показания на предварительном следствии дали в результате недозволенных методов ведения следствия и что на предварительном следствии было нарушено гарантированное законом его право на защиту.

Как видно из материалов дела, услугами адвоката он был обеспечен своевременно. Кроме того, следователем Г. были разъяснены его права.

Доказательства, на которые суд ссылается в приговоре в подтверждение вины осужденного, как усматривается из дела, добыты в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

В частности, изъятие ножей при осмотре места происшествия было произведено в присутствии понятых.

Поскольку после отложения разбирательства дела в судебном заседании, в котором были допрошены свидетели Ч. и другие, оно было рассмотрено в том же составе суда и вызов свидетелей не вызывался необходимостью, суд в соответствии с требованиями ст. 277 УПК РСФСР обоснованно рассмотрел дело в их отсутствие.

Таким образом, вывод суда о виновности осужденного Г. основан на добытых по делу доказательствах, достоверность которых не вызывает сомнений у кассационной инстанции.

Это вывод суда, как видно из дела, показания свидетелей М. и С. не опровергают.

При таких данных ссылка осужденного Г. в жалобе на неисследованность материалов дела в связи с необходимостью проведения дополнительных следственных действий является неубедительной.

Юридическая квалификация содеянного им является правильной.

Наказание осужденному Г. назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом содеянного, данных о личности и всех смягчающих наказание обстоятельств.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 23 апреля 2002 года в отношении Г. оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"