||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 июля 2002 г. N 49-о02-55

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Лаврова Н.Г.,

судей Ахметова Р.Ф., Бурова А.А.

рассмотрела в судебном заседании от 16 июля 2002 года кассационные жалобы осужденных Г., С. и кассационный протест прокурора на приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 13 марта 2002 года, которым

Г., родившаяся 10 декабря 1978 года, судимая 10.11.95 по ст. 144 ч. 2 УК РСФСР к 2 годам лишения свободы условно с отсрочкой исполнения приговора на 2 года, 21.10.97 по ст. ст. 234 ч. 1, 234 ч. 2 и 70 УК РФ к 3 годам лишения свободы, освобождена 17.07.00 по отбытии наказания, -

осуждена по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ - к 10 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений ей окончательно назначено 11 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества;

С., родившийся 12 марта 1972 года, судимый 04.02.93 по ст. 103 УК РСФСР к 9 годам лишения свободы, освобожден 14.09.00 по акту об амнистии, -

осужден по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 12 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "н" УК РФ - к 15 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно ему назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества;

Ч., родившийся 11 января 1974 года, ранее не судимый, -

осужден по ст. 158 ч. 2 п. "г" УК РФ, с применением ст. 73 УК РФ, к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года, в течение которого Ч. своим поведением должен доказать свое исправление.

Ч. дана правильная юридическая оценка. Оснований для переквалификации действий этих осужденных, о чем ставится вопрос в кассационных жалобах, не имеется.

То, что Г., С. и Ч. было совершено похищение имущества И-вых на общую сумму 18600 рублей, видно не только из показаний потерпевшей И., протоколов осмотра места происшествия, выемки, осмотра и опознания предметов хищения, но и из показаний вышеуказанных осужденных и никем не оспаривается.

Доводы Г. и С. об отсутствии у них предварительного сговора на разбой и умысла на убийство, на что делается ссылка и в кассационных жалобах, судом тщательно проверены и обоснованно отвергнуты, поскольку эти доводы противоречат совокупности добытых по делу доказательств, в том числе и показаниям Г., положенным в основу приговора.

Как видно из этих показаний Г., последняя и С. предварительно договорились о разбойном нападении на И., она с этой целью взяла с собой нож и его использовала при нанесении ударов потерпевшей И.

Согласно показаниям потерпевшей И. при разбойном нападении и покушении на ее убийство непосредственное участие при этом принимали как Г., нанесшая ей удары ножом, так и С., который в это же время удерживал ее за руки и зажимал ей рот.

Показания И. об обстоятельствах разбойного нападения и покушения на ее убийство подтверждаются и выводами судебно-медицинской экспертизы, согласно которым И. причинено множество телесных повреждений, в том числе в виде колото-резаных ран: две проникающие в грудную клетку и одна проникающая в брюшную полость с повреждением внутренних органов, причинившие тяжкий вред здоровью.

О направленности умысла виновных на убийство потерпевшей И. свидетельствуют как орудие преступления, так и механизм причинения, локализация и тяжесть телесных повреждений, причиненных потерпевшей.

Сомневаться в объективности положенных в основу приговора доказательств, в том числе упомянутых в кассационных жалобах показаний потерпевшей И., а также выводов судебно-медицинской экспертизы, оснований не имеется, поскольку каждое из них согласуется и подтверждается совокупностью других доказательств.

Что касается отказа Г. от своих прежних показаний об обстоятельствах совершенных ими преступлений, то данное обстоятельство не может являться основанием для исключения этих показаний из числа доказательств, поскольку они согласуются и подтверждаются совокупностью других доказательств и получены с соблюдением требований закона, в ходе допроса с участием адвоката, защищающего ее интересы.

Необоснованны доводы кассационных жалоб и относительно обстоятельств дела, поскольку эти обстоятельства исследованы всесторонне, полно и объективно. В проведении дополнительных следственных действий, а также экспертиз необходимости нет.

Согласиться с доводами кассационного протеста о том, что суд необоснованно исключил из обвинения Ч. квалифицирующие признаки кражи - совершение кражи "группой лиц" и "с незаконным проникновением в жилище", также невозможно, поскольку по п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ квалифицируется кража, совершенная лишь группой лиц по предварительному сговору, а государственный обвинитель от обвинения Ч. в краже совершенной "по предварительному сговору" отказался, с чем согласились и другие участники процесса. Это повлекло и исключение квалифицирующего признака кражи - совершение кражи с незаконным проникновением в жилище, поскольку согласно положенным в основу приговора показаниям Ч. он пришел в квартиру И-вых лишь за Г., не имея умысла на совершение хищения чужого имущества.

Как видно из материалов дела, нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, не допущено. Приговор соответствует требованиям ст. 314 УПК РСФСР. Вопреки доводам кассационных жалоб и протеста в нем противоречивых выводов суда об участии С. в совершенных преступлениях не имеется.

При назначении Ч. наказания судом в соответствии со ст. 60 УК РФ учтены характер, степень общественной опасности совершенного им преступления, его личность, а также обстоятельства, смягчающие наказание. Как правильно указано в приговоре, Ч. ранее преступлений не совершал, занят общественно полезным трудом, имеет малолетнего ребенка. При таких обстоятельствах назначенное ему наказание в виде 2 лет лишения свободы условно с испытательным сроком в 2 года невозможно признать явно несправедливым вследствие его мягкости.

Что касается наказания, назначенного С., то оно смягчению не подлежит, поскольку назначено с учетом требований ст. ст. 18, 66, 68 УК РФ, наличия в его действиях особо опасного рецидива, соответствует тяжести содеянного, личности виновного и всем обстоятельствам дела.

В то же время с учетом наличия признаваемых исключительными смягчающих наказание Г. обстоятельств - наличия малолетнего ребенка и беременности, ее личности, характеризующейся по месту работы положительно, а также влияния назначенного наказания на исправление осужденной и на условия жизни ее семьи Судебная коллегия находит возможным применение в отношении данной осужденной ст. 64 УК РФ и смягчение ей наказания ниже низшего предела, предусмотренного ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 13 марта 2002 года в отношении Г. изменить:

смягчить назначенное Г. по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ наказание до 7 лет лишения свободы с конфискацией имущества;

на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", 162 ч. 3 п. "в" УК РФ, окончательно ей назначить 10 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества.

В остальной части приговор о ней, а также в отношении С. и Ч. оставить без изменения, а кассационные жалобы и протест - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"