||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 июля 2002 г. N 45-о02-76

 

Председательствующий: Максимова Л.М.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Лутова В.Н.,

судей - Сергеева А.А. и Грицких И.И.

рассмотрела в судебном заседании от 15 июля 2002 года частный протест государственного обвинителя Курина Д.В. на определение Свердловского областного суда от 21 марта 2002 года, которым уголовное дело по обвинению

Л., <...>, в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", 162 ч. 3 п. "в", 105 ч. 2 п. "з" УК РФ

и

Ч., <...>, в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 162 ч. 3 п. п. "в", "г", 105 ч. 2 п. "з" УК РФ,

направлено прокурору Свердловской области для дополнительного расследования.

Заслушав доклад судьи Грицких И.И., мнение прокурора Яшина С.Ю., не поддержавшего частный протест, судебная коллегия

 

установила:

 

органами предварительного расследования Л. и Ч. обвиняются: в разбойном нападении в ночь с 7 на 8 августа 2001 года, как указано в их обвинении, точное время следствием не установлено, на Ф. группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, с незаконным проникновением в жилище, Ч., кроме того, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей, будучи ранее два и более раза судимым за хищение; Ч. в убийстве Ф., сопряженном с разбоем; они же в разбойном нападении в ночь с 19 на 20 августа 2001 года, как указано в их обвинении, точное время следствием не установлено, на П. группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, с незаконным проникновением в жилище, Л., кроме того, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей, а Ч., кроме того, будучи ранее два и более раза судимым за хищение; Л. в убийстве П., сопряженном с разбоем.

В определении о направлении дела для дополнительного расследования указано, что приговором Синарского районного суда от 6 февраля 2002 года Л. и Ч. осуждены за то, что вечером 19 августа 2001 года в деревне Кодинка они совершили кражу. Из данного приговора точное время совершения ими кражи не усматривается. Из установочной части обвинительного заключения по настоящему делу следует, что в ночь с 19 на 20 августа 2001 года, точное время следствием не установлено, Ч. и Л. пришли к частному дому П., расположенному в деревне Новый Завод, где путем свободного доступа проникли в дом и совершили разбойное нападение и убийство.

Как пришел к выводу суд, следствие формально решило вопрос о времени совершения преступлений в отношении П., указав, что время не установлено.

Следственным путем не проверялось, могли ли в одну ночь Л. Ч. совершить кражу в дер. Кодинка и убийство в дер. Новый Завод, так как данные населенные пункты находятся на отдаленном расстоянии друг от друга.

Заключением судебно-медицинской экспертизы выводы о времени наступления смерти П. предположительны.

Следствием не проверялась причастность к убийству П. других лиц.

В протоколе допроса В. исправлена дата его составления, исправление не оговорено, а подсудимые оспаривают, что тот был допрошен 27 августа 2001 года.

Судом предложено органам следствия исследовать эти обстоятельства.

Указано в определении, что обвинительное заключение следует составить в соответствии с требованиями ст. 205 УПК РСФСР.

В частном протесте ставится вопрос об отмене определения суда, о направлении дела для рассмотрения по существу в тот же суд.

В протесте утверждается, что определение суда является незаконным и необоснованным.

Указано, что точное время совершения преступления установить не представилось возможным, поэтому в обвинении отражено, что преступление было совершено "в ночь с 19 на 20 августа 2001 года".

Ни в приговоре от 6 февраля 2002 года, ни в материалах уголовного дела, возбужденного по факту той кражи, не конкретизировано время ее совершения и не описаны действия Л. и Ч. после ее совершения. В ходе предварительного следствия по настоящему делу ни Л., ни Ч. не приводили в свою защиту алиби, о нахождении их в момент совершения преступления в другом месте, а именно на совершении кражи в дер. Кодинка, заявили об этом лишь в суде.

Автор протеста полагает, что проверить данное алиби можно в судебном заседании, вызвав и допросив третьего соучастника кражи в дер. Кодинка, истребовав карту местности с указанием точных расстояний от дер. Кодинка до дер. Новый Завод. Нарушение органами следствия при составлении протокола допроса В. норм УПК является лишь основанием для исключения этого протокола из доказательственной базы. У суда имелись нереализованные возможности для принудительного привода и допроса В. в судебном заседании.

Версия о причастности к совершению преступления других лиц проверялась, что видно из допросов в суде свидетелей Г., К. и П.О.

Потерпевшая К.Л. с доводами протеста согласна, указывает, что вина Л. и Ч. доказана полностью. Ознакомившись с частным протестом, просит определение суда о направлении дела на новое расследование отменить.

В своих возражениях на частный протест адвокат Казакова Н.И., выступающая в защиту Л., отмечает, что следствием точное время совершения преступлений в доме П. не установлено. Ни один из соседей убитой П., который мог бы подтвердить или опровергнуть тот факт, что потерпевшая вечером 19 августа 2001 года была жива, не допрошен. Деревня Кодинка расположена на значительном расстоянии (10 - 12 км) от деревни Новый Завод. Изложенная подсудимыми версия не может быть отработана в ходе судебного заседания. Показания Б. тоже подлежат проверке, если его и допросить в суде. В показаниях С. и В. имеются существенные противоречия, а они не устранялись в ходе предварительного расследования. С. указал, что телевизор приобрел у знакомого Ч. по имени Саша, а имя Л. - Л.И. Опознание Л. С. не проводилось. После допроса С. выехал из города в неизвестном направлении. Адвокат приводит показания Л.Л. Утверждает, что факт незаконного нахождения С. 23 августа 2001 года в камере РОВД подтверждается справкой начальника Синарского РОВД.

В. скрывается от судебных приставов, в суд не явился.

Адвокат излагает показания Ф. Считает, что изложенная им информация подлежит проверке. Данных о ее проверке в материалах дела не имеется.

Просит дело направить для производства дополнительного расследования.

Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, изложенные в определении основания направления дела прокурору, судебная коллегия находит протест не подлежащим удовлетворению.

В соответствии со ст. 144 УПК РСФСР, действующей на момент постановления судом определения, в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого должно было быть указано преступление, в совершении которого оно обвиняется, с указанием, наряду с другими обстоятельствами, времени его совершения. Статья 205 УПК РСФСР обязывала органы следствия излагать сущность дела, в том числе время совершения преступления.

Однако по настоящему делу эти требования закона в отношении обвиняемых органами предварительного расследования надлежащим образом не выполнены.

Те же требования предусмотрены и нормами УПК РФ.

Согласно ст. 171 УПК РФ в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого должно быть указано, наряду с другими данными, описание преступления с указанием времени его совершения, а также иных обстоятельств, подлежащих доказыванию в соответствии со ст. 73 УПК РФ; как видно из ст. 220 УПК РФ, в обвинительном заключении указывается существо обвинения, время совершения преступления.

В постановлениях о привлечении Л. и Ч. в качестве обвиняемых и в обвинительном заключении органы следствия указали, что преступления в отношении П. совершены в ночь с 19 на 20 августа 2001 года, а точное время следствием не установлено.

В судебном заседании в предъявленном обвинении Л. и Ч. виновными себя не признали, утверждали, в частности, что вечером 19 августа 2001 года они совершали кражу в дер. Кодинка, а в дер. Новый Завод не ходили, разбойное нападение на П., ее убийство не совершали.

Суд правильно указал в определении, что приговором Синарского районного суда от 6 февраля 2002 года Л. и Ч. действительно признаны виновными и осуждены за то, что вечером 19 августа 2001 года они договорились о краже алюминиевого листа в дер. Кодинка и совершили ее. Обоснованно отметил, что точное время совершения ими этой кражи из приговора от 6 февраля 2002 года и материалов дела не усматривается.

При таких обстоятельствах установление времени посягательства на П. имеет существенное значение для принятия правильного решения по настоящему делу.

Неустановление времени совершения преступлений в отношении П., неуказание его в названных выше процессуальных документах затруднило исследование в ходе судебного разбирательства обоснованности предъявленного Л. и Ч. обвинения в совершении преступлений, повлекло за собой нарушение их права на осуществление защиты.

Между тем, согласно ст. 68 УПК РСФСР, что предусмотрено и ст. 73 УПК РФ, при производстве предварительного следствия подлежит и подлежало доказыванию событие преступления, в том числе время его совершения, что органами следствия, как правильно суд указал в определении, не сделано. Не проверено, могли ли в ту ночь Л. и Ч. совершить кражу в деревне Кодинка и преступления в деревне Новый Завод, ибо данные населенные пункты находятся на отдаленном расстоянии друг от друга, не исследована версия о причастности к убийству П. других лиц.

Суд сделал обоснованный вывод, что устранить эти недостатки органов следствия в судебном заседании не представляется возможным, обоснованно признал, что они являются существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, препятствующими рассмотрению дела судом.

Суд правильно предложил органам следствия в случае направления дела в суд составить обвинительное заключение с соблюдением требований ст. 205 УПК РСФСР, действующей на тот момент, изложить в нем доказательства о виновности обвиняемых, доводы обвиняемых в свою защиту и результаты их проверки.

Дело направлено для дополнительного расследования по ходатайству защитника обвиняемого - Казаковой Н.И., поддержанного защитником Федоровой С.А. и подсудимыми, в соответствии с положениями действующего на момент постановления определения законодательства.

С доводами частного протеста о незаконности и необоснованности направления дела судом на новое расследование согласиться нельзя.

Каких-либо убедительных данных для такого утверждения в протесте не приведено.

В самом протесте не оспаривается, что время совершения преступлений в отношении П. органами следствия не установлено и не указано в постановлениях о привлечении Л. и Ч. в качестве обвиняемых, в обвинительном заключении.

При допросах на следствии, на которые указывает автор протеста, у Л. и Ч. время не выяснялось, не конкретизировалось, следователь ограничивался лишь их пояснениями о действиях "в ночь с 19 на 20 августа 2001 года". По заключению судебно-медицинского эксперта смерть П. могла наступить за 2 - 4 суток до исследования ее трупа в морге (как видно из заключения экспертиза начата 22 августа 2001 года в 11 часов).

В самом протесте отмечается, что в приговоре суда от 6 февраля 2002 года, в материалах дела, возбужденного по факту этой кражи, не конкретизировано время ее совершения и не описаны действия Л. и Ч. после ее совершения.

Ссылки в протесте на то, что в ходе расследования настоящего уголовного дела ни Л., ни Ч. не приводили в свою защиту алиби, версия о нахождении их в момент совершения преступления в другом месте - на совершении кражи в дер. Кодинка появилась лишь в суде, о том, что для проверки этого алиби можно было вызвать и допросить третьего соучастника кражи, истребовать карту местности с указанием расстояний от дер. Кодинка до дер. Новый Завод, не освобождали органы следствия от проверки времени совершения преступлений в отношении П., о совершении их именно обвиняемыми, от предъявления им конкретного обвинения в соответствии с требованиями закона и от соблюдения норм, гарантирующих право обвиняемых на защиту.

Кроме того, ходатайство о вызове в судебное заседание и допросе Б., об истребовании названной в протесте карты государственный обвинитель в суде не заявлял, сам эту карту не истребовал и не просил исследовать ее и приобщить к материалам дела.

На ходатайство адвоката о допросе Б. государственный обвинитель утверждал в судебном заседании, что "допрашивать кого-либо еще нет необходимости".

Исходя из функции суда, принципа состязательности сторон в уголовном процессе, суд не вправе по собственной инициативе принимать меры к доказыванию виновности подсудимого в совершении преступления.

Основания принятого судом по делу решения в протесте не опровергнуты.

Для отмены определения суда оснований не имеется.

Частный протест удовлетворению не подлежит.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

определение Свердловского областного суда от 21 марта 2002 года в отношении Л. и Ч. оставить без изменения, а частный протест - без удовлетворения.

 

Председательствующий

В.Н.ЛУТОВ

 

Судьи

А.А.СЕРГЕЕВ

И.И.ГРИЦКИХ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"