||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 11 июля 2002 г. N 83-о02-3

 

Председательствующий: Сидоров А.Е.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе:

председательствующего - Лутова В.Н. судей - Степанова В.П. и Похил А.И.

рассмотрела в судебном заседании от 11 июля 2002 г. дело по кассационным жалобам осужденных Б., С., А., К., Ц., К.С., адвокатов Климковой В.И., Новикова В.Н., Хомякова А.Н., Никифоровой И.В. на приговор Брянского областного суда от 9 августа 2001 года, которым

Б., <...>, -

осужден к лишению свободы: по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на 12 лет с конфискацией имущества; по ст. 226 ч. 4 п. п. "б", "а" УК РФ на 9 лет с конфискацией имущества; по ст. 161 ч. 3 п. "а" УК РФ на 9 лет с конфискацией имущества; по ст. 158 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на 8 лет с конфискацией имущества; по ст. 112 ч. 2 п. "г" УК РФ на 2 года; по ст. 222 ч. 3 УК РФ на 5 лет; по ст. 69 ч. 3 УК РФ на 22 года с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

С., <...>, судимый 24.02.1999 г. по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ на 2 года лишения свободы, -

осужден к лишению свободы: по ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "б", "д" УК РФ на 5 лет; по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на И лет с конфискацией имущества; по ст. 158 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на 7 лет с конфискацией имущества; по ст. 226 ч. 4 п. п. "а", "б" УК РФ на 9 лет с конфискацией имущества; по ст. 112 ч. 2 п. "г" УК РФ на 2 года; по ст. 222 ч. 3 УК РФ на 6 лет; по ст. 69 ч. 3 УК РФ на 20 лет с конфискацией имущества; по ст. 69 ч. 5 УК РФ на 21 год с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

А., <...>, судимый: 08.08.1993 г. по ст. 144 ч. 2 УК РСФСР; 22.09.1994 г. по ст. 15 - 144 ч. 2, 41 УК РСФСР на 2 года лишения свободы, освобожден 27.07.1996 г.,

осужден к лишению свободы: по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б", "г" УК РФ на 12 лет с конфискацией имущества; по ст. 226 ч. 4 п. п. "а", "б", "в" УК РФ на 9 лет с конфискацией имущества; по ст. 161 ч. 3 п. п. "а", "в" УК РФ на 9 лет с конфискацией имущества; по ст. 158 ч. 3 п. п. "а", "б", "в" УК РФ на 8 лет с конфискацией имущества; по ст. 69 ч. 3 УК РФ на 20 лет с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

К., <...>, судимый 08.06.1995 г. по ст. 144 ч. 3 УК РСФСР на 2 года лишения свободы, освобожден 11.10.1996 г. условно-досрочно на 7 мес. 26 дней, -

осужден к лишению свободы: по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ на 9 лет с конфискацией имущества; по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на 13 лет с конфискацией имущества; по ст. 158 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на 8 лет с конфискацией имущества; по ст. 30 ч. 3 и 161 ч. 3 п. "б" УК РФ на 7 лет с конфискацией имущества; по ст. 222 ч. 3 УК РФ на 6 лет; по ст. 69 ч. 3 УК РФ на 23 года с конфискацией имущества в исправительной колонии особого режима.

Ц., <...>, -

осужден к лишению свободы: по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б", "в" УК РФ на 13 лет с конфискацией имущества; по ст. 158 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на 6 лет с конфискацией имущества; по ст. 112 ч. 2 п. п. "г", "ж" УК РФ на 3 года; по ст. 222 ч. 3 УК РФ на 6 лет; по ст. 69 ч. 3 УК РФ на 18 лет с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

К.С., <...>, -

осужден к лишению свободы: по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на 6 лет; по ст. 30 ч. 3 и 161 ч. 3 п. "а" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 4 года; по ст. 69 ч. 3 УК РФ на 6 лет 6 месяцев в исправительной колонии строгого режима.

По делу принято решение по гражданским искам.

По делу осуждены К.С.И., А.С., В., С.Е., Г. приговор о них не обжалован.

Б., С., К., А., Ц., К.С. осуждены: за разбой, грабеж, кражи, покушение на грабеж, незаконное приобретение, хранение и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов, организованной группой; Б., С., А. за хищение огнестрельного оружия; Б., С., Ц. за умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью Д.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Степанова В.П., объяснения осужденных А., С., Ц. в поддержку своих жалоб; объяснения К.А. - представителя потерпевшего С.С.; мнение прокурора Лушпа Н.В. о переквалификации содеянного в отношении Д. на ст. 330 ч. 2 УК РФ, а в остальном об оставлении жалоб без удовлетворения, судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационных жалобах: Б. просит о смягчении наказания, ссылаясь на его жестокость и указывает, что судом не учтено, что преступления стал совершать в связи с трудным семейным и материальным положением и болезнью ребенка, что ранее не судим имеет на иждивении четверо малолетних детей, осознал и раскаивается в содеянном, а также и то, что старался не причинять физического вреда потерпевшим. Также указывает, что Б.А. опознал ружье лишь как похожее на его, а Б.Я. вначале никого не опознавали, поскольку все нападавшие были в масках, а позже дали показания, что один из нападавших снимал маску и она опознала его - Б. Несмотря на его ходатайства в суд не вызвали ряд свидетелей: Г.Л., Б.У., М., С.Н., Х. Не установлен Виктор "Евсик", совершавший с ним преступления.

С. и в его защиту адвокат Хомяков просят об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение, поскольку в ходе следствия работники милиции оказывали на него давление, угрожали убийством и т.д., заставляли писать явки с повинной, давать признательные показания, в которых он оговаривал себя и других лиц, а его первоначальных правдивых показаний в материалах дела нет; оговорил Б. и К. По эпизоду с К.О. обстоятельства сфальсифицированы потерпевшим и следователем, опознание проведено с нарушением закона и без адвоката; потерпевший называл разные пистолеты и оговорил его. По эпизоду с А.В. его также понудили оговорить себя и других, хотя он не совершал этого преступления, а правдивые показания в суде отвергнуты и суд поверил потерпевшему, хотя он - С. в это время находился в ином месте, но свидетелей этого в суд не вызвали. Не совершал преступления против Б.А., но суд признал виновным по показаниям на следствии, которые вынужден давать под давлением следователя. Кражу имущества и ружья не совершал, ружье найдено а анонимному звонку на остановке, когда он был в СИЗО, с ружья не сняты отпечатки пальцев и в суде оно не осмотрено. По нападению на С.С. оговорил других лиц под давлением следователя, хотя участвовал только с "Артуром" и что у того был пистолет - не знал и не мог ударять по голове потерпевшего. Против Г.Р., Ф., И. совершил нападение с Артуром, имея муляж ружья, Х. не знал и в суд тот не явился, а листок его календаря был выкраден у него и подброшен в дело. Кража автомобиля у Т. сфальсифицирована и он оговорил себя и других, как и кража у П., хотя он с Ц. находились у Ж. в гостях, однако суд отказался вызвать свидетелей об этом. Автомашин у К.Л. и Ф.У. не похищал и не умел пользоваться газоэлектросваркой. Не похищал хрустальные изделия у С.И., не мог взять автомашину у Х.Т., которая была поломана, тем более эта машина не могла бы проехать через ручей, пересекавший дорогу, Д. не избивал тем более потерпевший пояснял, что нападавшие были ниже ростом Ц., хотя он и Б. значительно выше ростом Ц. Кража с ЗАО "БОПР" ему не вменена, но его допрашивали и заставили написать явку с повинной, от которой от других явок он затем в ходе следствия отказался, но это не принять во внимание. Ряд свидетелей в судебное заседание не явились, несмотря на его ходатайство об этом. Следствие не разъяснило ему о возможности рассмотрения дела судом присяжных. Судом назначено чрезмерно суровое наказание без учета признания им вины в совершенных преступлениях и раскаяния в содеянном. В организованной группе не состоял и не участвовал.

В кассационных жалобах осужденный А. и в его защиту адвокат Новиков просят об отмене приговора и указывают, что его вина в совершении преступлений не доказана, приговор постановлен на показаниях осужденных на предварительном следствии, добытых недозволенными действиями следствия, и в которых они оговорили как себя, так и других осужденных, о чем они заявляли суду, который не принял это во внимание. В ограблении Т.И. не участвовал, а от своих показаний Б. в суде отказался. В нападении на А.В. не участвовал, а находился в ином месте, но суд отверг показания его жены и постановил приговор на противоречивых показаниях осужденных на следствии. Также он не участвовал в нападении на Б.А. и Б.Я., но суд отверг показания свидетелей о нахождении в ином месте. Ружье помповое в суде не осмотре и не исследовано на наличие на нем отпечатков пальцев рук. Его оно не передавалось и он его не применял. Не доказано его участие в нападении на С.С., а из показаний на следствии Б., С., Ц. не видно, что совершил А., как по нападению на Г., в котором он не участвовал, а свою машину давал Б. В нападении на базу БМУ и похищении краски Ш. не участвовал, а Б. от своих показаний отказался в суде. Сахар из базы "БОПР" не похищал, а по просьбе Б. нашел машину для перевозки сахара, якобы завезенного с Украины. В нападении на Р. не участвовал, а лечился от алкоголизма у М.А., потерпевшие его не опознали, а Б. и другие на следствии его оговорили, как и по краже имущества из гаража А.Л. 11.02.1999 г. и из гаража Л. автомобиля.

В кражах автомобилей у Г.Ф., Т., К.Л., Ф.У. не участвовал, а Б. и другие его оговорили на следствии и в суде его вина не доказана, как и по краже имущества у П. и хрустальных изделий у С.И.

Из всех осужденных знал лишь одного Б., поэтому организованная группа не доказана и вменена ему необоснованно.

Кроме того адвокат Новиков ставит вопрос и о смягчении наказания с учетом того, что тяжких последствий от преступлений не наступило, состояния здоровья, положительных характеристик и нахождении на иждивении осужденного ребенка.

Осужденный К. просит об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение, поскольку вина его не доказана, следствие и суд проведены односторонне и с обвинительным уклоном. Нападения разбойного на П.А. не совершал, а по просьбе Д.Б. поехал помочь забрать долг у потерпевшего, поэтому просит о переквалификации содеянного на ст. 330 ч. 2 УК РФ - самоуправство, поскольку сговора на хищение у них не было. В нападении на офис А.В. не участвовал, а был в это время с К.В. в г. Стародубе, но суд не принял это во внимание; признательные показания на следствии давал по договоренности с Х.Х., как и С. с Б. В краже хрусталя у С.И. и в нападении на "БОПР" не участвовал, а признательные показания на следствии давал под воздействием Х.Х., как и С. и Б., а место происшествия ему предварительно показали милиция. В нападении на Н. не участвовал, а узнал об этом факте по приезде в г. Клинцы от В., а признательные показания давал, чтобы "помочь" В. В нападении на К.З. вина его не доказана, поскольку они были введены в заблуждение М.У. помочь вытолкнуть застрявшую в снегу автомашину его знакомого, а автомашины совсем "другая" ему сказали после случившегося. Хищение автомобиля у Л. и краж имущества из гаража А.Л. не совершал, а был дома у Ч. Показания на следствии давал под воздействием Х.Х., который вывозил и показывал ему места совершения преступлений, о чем он затем и показывал следователю П.Д., а показания эти являются противоречивыми. Об организованной группе ничего не знал и в ее составе преступлений не совершал.

Не отрицая факта нападения с "Витей" и двумя незнакомыми лицам на семью Р., он просит об отмене приговора по ст. 223 ч. 3 УК РФ и переквалификации содеянного с части 3 на часть 2 статьи 162 УК РФ, поскольку преступление совершено не в составе организованной группы; ружье помповое не применялось, а в суде это ружье не исследовалось. Он не причастен к ношению, хранению и передаче оружия; при нападении на Р. крупный размер квалифицирующего признака не установлен. При назначении наказания суд не учел данные о личности его, обстоятельства совершения преступления, что он доверился Х.Х. Об организованной группе не знал и не участвовал в ее составе в преступлениях.

Ц. и в его защиту адвокат Никифорова просят об отмене приговора. Д. был должен отцу Ц. деньги и Ц. поехал к нему с двумя кавказцами, но не сдержался и нанес несколько ударов, однако умысла на причинение вреда здоровью не было и просят о переквалификации содеянного на ст. 330 ч. 2 УК РФ - самоуправство. Указывают, что в ходе следствия на него и других обвиняемых применялись недозволенные методы воздействия, угрозы, избиение, давление, в результате давались явки с повинной, признательные показания, в которых они оговаривали как себя, так и других лиц, о чем заявляли суду, но суд не принял эти доводы во внимание. В нападении на С.С. не участвовал и не стрелял в него, пистолета "ПМ" и патронов у него не было и они в ходе следствия не были найдены и не подтверждено, что пуля выстреляна именно из "ПМ", а на следствии он сам вынужден оговорить себя и оговорили его другие. Кроме того взыскано в компенсацию морального вреда С.С. 35000 руб., хотя тот просил в исковом заявлении 2000 руб. Также не участвовал в нападении на Г.Р., Ф., И., а на следствии оговорил себя, в суде С. и Б. показали, что в нападении участвовали иные лица - Артур и Сергей. Также он не участвовал в краже у П., а находился на дне рождения у Ж., а на следствии вынужден был себя оговорить. Необоснованно квалифицировано это преступление по п. "б" части 3 статьи 158 УК РФ, поскольку сам суд исключил признак "крупного" размера ущерба. В нападении на ЗАО "БОПР" не участвовал, а находился в это время на суточном дежурстве в ПЧ-23, что подтверждено соответствующей справкой и виновность его не доказана. В краже автомашины у Т. не участвовал, а к заключению криминалистической экспертизы по двигателям машин следует отнестись критически. Также указывают, что при первых допросах на следствии адвокат реально не предоставлялся, а его отказ от защиты был вынужденным и просят об исключении их из числа доказательств. Кроме того, судом при назначении наказания не учтены все данные о личности и его положительные характеристики и наказание несправедливое. Необоснованно вменен признак организованной группы, поскольку таковой группы не было.

К.С. и в его защиту адвокат Климкова просят об исключении признака организованной группы, поскольку о ней не знал и не вступал в нее и он никого, кроме К. и В. не знал и в подготовке преступлений не участвовал, а оказался причастным к преступлению случайно; отмене приговора в части нападения на Н. и К.З.; переквалификации на ст. 33 ч. 5 и 161 ч. 2 УК РФ с разбойного нападения на Р.; о смягчении наказания с учетом роли в содеянном, данных о личности и смягчающих обстоятельств. В покушении на грабеж Н. не участвовал, а его оговорили В. и К. в первоначальных показаниях, его виновность не доказана, потерпевшая его не опознавал. В нападении на К.З. не участвовал, а управлял "Хондой" и поехали помочь Г.У. вытолкнуть застрявшую в снегу "Волгу". Кроме того не установлено, не доказано причинения К.З. насилия, опасного для жизни и здоровья. Крупный размер ущерба определен неправильно, поскольку МРОТ в 1999 году составлял 132 руб. и должен быть 66000 руб. Этот эпизод был вменен К.С. после направления дела сами судом на доследование, хотя ни прокурор, ни потерпевший К.З. об этом не ходатайствовали.

Неправильно квалифицированы его действия как разбойное нападение на семью Р., поскольку он ничего не знал о подготовке этого преступления и его участников и был приглашен как водитель автомашины в последний момент и К. его не посвящал о цели поездки и материальной выгоды он не имел после совершения разбоя. Он должен нести ответственность за пособничество в грабеже, поскольку не был членом организованной группы и не осведомлен о действиях исполнителей. При назначении наказания не учтены все данные о его личности, семейном положении и наказание чрезмерно суровое.

Судебная коллегия обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах и проверив материалы дела не находит оснований для удовлетворения жалоб. Виновность осужденных в совершении преступлений подтверждается совокупностью исследованных судом доказательств, полно и правильно изложенных в приговоре.

Виновность К. в совершении разбойного нападения совместно с Д.Б. на П.А. и завладении его автомобилем марки "Опель-Кадет" подтверждается совокупностью исследованных судом доказательств, полно и правильно изложенных в приговоре. Его доводы об отсутствии сговора с Д.Б. на нападение на потерпевшего и завладение его автомобилем, а те, что он содействовал Д.Б. в возврате дома, проверялись судом и не нашли подтверждения, поскольку опровергаются показаниями потерпевшего П.А. и свидетеля К.И. о том, что никакого долга у них не было ни перед кем, осужденных они не знают; показаниями Д.Б. о том, что с К. у них была договоренность о хищении автомобиля и "воздействии" на владельца автомобиля, то есть избить и запугать, для чего Д.Б. передал К. револьвер, из которого Д.Б. выстрелил в ногу потерпевшего, который сопротивлялся. Оснований для переквалификации содеянного на ст. 330 ч. 2 УК РФ не имеется.

Доводы С. и его защитника о том, что по нападению на К.О. обстоятельства дела сфальсифицированы, потерпевший не опознал его, называл разные пистолеты и оговорил его, проверялись судом и не нашли подтверждения, поскольку опровергнуты показаниями потерпевшего о нападении на него С. с другим осужденным, который угрожал пистолетом и сорвали с пояса кошелек с 7 млн. рублей. Согласно протоколу опознания, проведенного в соответствии с требованиями закона, К.О. уверенно опознал С. и описание им деталей одежды нападавших, последовательности действий каждого из нападавших, совпадение этого описания с показаниями об этом Б., позволили суду сделать обоснованный вывод о достоверности опознания С. и допустимости этого доказательства, факт участия в нападении на К.О. признает и сам осужденный С., а его утверждение, что совершал нападение он с "Артуром" обоснованно отвергнуто судом, как надуманное. Е. подтвердила факт нападения на нее К.С.И., которого она опознала в суде, как похожего на нападавшего на нее.

Доводы А., С. и К. о том, что они не участвовали в нападении на офис А.В., а находились в ином месте проверялись судом и обоснованно отвергнуты, как несостоятельные. В суде К.Я. показал, что К. с К.В. были у него, но уехали из г. Стародуба не 12 ноября, а И ноября около 12 - 14 часов, это обстоятельство в суде подтвердил и сам К. Не нашли подтверждения и доводы А. о том, что он был на заработках в Подмосковье. Из показаний свидетеля С.А. видно, что она работала продавцом в офисе и знала, что поступает большая партия фотоаппаратуры, о чем ее сожитель Б.Г. сообщил С. и со слов Б.Г. ей известно, нападение на офис совершил С., о чем сам рассказал Б.Г. В явках с повинной С., Б., показаниях С., Б., К. указываются обстоятельства нападения их с А. на офис, связывании сторожей, а фототехнику и принадлежности вывозили на автомашине А.

Несостоятельны доводы А. о том, что он не участвовал в нападении на Т.И., а находился в Подольском района опровергнуты показаниями свидетеля А.Н. о том, что давал Б. автомашину "ЗИЛ-130", которую вечером не вернули, а наутро его разбудил именно А. ("Китаец") и отвозил к его автомашине "ЗИЛ-130" в лесной массив недалеко от поворота на г. Дятьково. Эти показания согласуются с фактическими обстоятельствами и доказательствами и обоснованно признаны судом достоверными.

Доводы А. и С. о том, что они не совершали нападения на Б.А. и Б.Я., ружье, найдено по анонимному звонку, но в суде не осмотрено, а Б. о том, что Б.Я. первоначально его не опознавала, а Б.А. опознал ружье, как похожее на его, проверялись судом и обоснованно отвергнуты как противоречащие доказательствам по делу. Так, Б.А. показал, что первоначально не указывал о хищении ружья, в то же время ружье было описано Б. до того, как он заявил о краже ружья, он хорошо запомнил голос одного из нападавших - своеобразный, который у С., другой невысокий и плотный похож на А., а на него напал человек среднего роста и телосложения (Б.). Эти обстоятельства подтвердила Б.Я. в суде, что она уверенно опознала на следствии Б., который в ходе нападения снимал с себя маску. Никаких фото или его самого перед опознанием ей не показывали. Следственные действия проводились с участием педагога и обоснованно признаны судом достоверными, а доказательства допустимыми. Потерпевшим Б.А. было опознано похищенное у него ружье, которое по заключению эксперта является гладкоствольным огнестрельным оружием, исправно и пригодно для стрельбы патронами 12 калибра. Факт хищения и обнаружения ружья исследованы судом и изложены в приговоре. Ружье признано вещественным доказательством, хранилось в прокуратуре и передано судом потерпевшему Б.А. С. и Б. в явках с повинной в показаниях подтвердили, что информация о Б.А. получена от друга А. (Г.Д.), который с ними и А. участвовали в нападении на Б.А. и Б.Я.

В нападении на С.С. А. и Ц. не участвовали, пистолет и патроны не были обнаружены, а С. участвовал с "Артуром", но не знал с пистолета у того. Эти доводы проверялись судом и обоснованно признаны несостоятельными, поскольку противоречат исследованным в суде доказательствам, признанным в суде достоверными и допустимыми. Потерпевший С.С. показал, что нападавший заскочил на подножку кабины слева, разбил стекло и чем-то дважды ударил по голове, отчего у него остались рубцы на голове, а второй кричал: "Отойди, стреляю!", а затем звук выстрела. По заключению судмедэкспертиз, на задней поверхности предплечий С.С. имеются рубцы, который являются следами бывший ран; а кровь, обнаруженная на месте происшествия могла произойти от С.; причинена ушибленная рана тканей теменной области; слепое огнестрельное ранение правого плеча и огнестрельное сквозное проникающее ранение грудной клетки слева и справа, повлекшее тяжкий вред здоровью; повреждение на одежде причинены единым снарядом - пулей, а обнаруженная на месте происшествия гильза стреляна из пистолета "ПМ" либо "АПС" и для извлечения из тела С.С. выстреляна из пистолета "ПМ" либо "АПС". Из ксерокопий записок, написанных С., что подтверждено экспертами-криминалистами, следует, что именно Ц., которого С. называет "Ушан", стрелял в водителя (С.С.). В показаниях на предварительном следствии С., Б., Ц. показали, что к преступлению готовились заранее, собирали информацию о потерпевшем и планировали преступление, использовали пистолет "ПМ", приобретенный до этого Ц. у С., маски, в машине нашли несколько тысяч рублей которые поделили и эти показания обоснованно судом признаны допустимыми доказательствами. Поэтому с доводами Ц. о том, что вынужден был давать показания без защитника. Судебная коллегия не может согласиться, поскольку при допросах его при задержании и в качестве подозреваемого он заявлял, что в услугах защитника в данный момент не нуждается, а в качестве обвиняемого 02.04.99 г. допрашивался с адвокатом Никифоровой, с которой заключено соглашение 22.03.99 г. (т. 1 л.д. 193 - 194, 196 - 200, 202 - 213, 191). Потерпевшим С.С. был заявлен иск о компенсации морального вреда в связи с причиненными телесными повреждениями Б., С., А. и тяжкого вреда Ц. и моральными переживаниями в сумме 20000 руб. В суде 04.06.2001 г. потерпевший и его представитель К.А. увеличили размер иска до 40000 руб. и судом исследовался этот вопрос и осужденные допрашивались об этом и размеру иска и требования УПК РСФСР не нарушены, а соответствии со ст. 151, 1009 - 1101 ГК РФ суд пришел к выводу о снижении компенсации морального вреда до 35000 руб., в том числе с Ц. - 25000 руб. и 10000 руб. в солидарном порядке с остальных осужденных Б., С., А., а поэтому доводы кассационных жалоб являются несостоятельными.

Судом проверялись доводы А. и С. о своей непричастности к нападению на Г.Р., Ф. и И. и доводы С. и Б. о том, что наряду с ними в нападении участвовали "Андрей и Артур" и обоснованно признаны несостоятельными, поскольку опровергнуты доказательствами, показаниями свидетелей Х. и К.Р., исследованных судом, о том, что Х. повез Б. за автомашиной "Камаз", Б. и люди из "Ваз-2106" надели на себя маски, остановив "Камаз" вытащили из него троих человек и стали избивать на снегу и произвели несколько выстрелов; Ц. говорил К.Р., что со своими знакомыми напали на "Камаз", нашли рубли и доллары и поделили их; по заключению эксперта гильзы, изъятые с места происшествия по нападению на С.С. и Г.Р. являются элементом снаряжения к патрону пистолета "Макарова" 9 мм и стреляны в одном экземпляре оружия; при осмотре места происшествия изъят лист календаря от 28 февраля с записями телефонов "Лидер", при осмотре в доме С.У. (матери) изъяты листы из перекидного календаря за 1997 год ее сына, лист за 28 февраля отсутствует, а согласно заключению почерковедческой экспертизы записи на календарном листе, обнаруженном на месте происшествия, выполнены Б., нарушений закона при изъятии календаря не допущено. С., Ц. и Б. в ходе следствия подтверждали, что с А., вооруженные пистолетом "ПМ", помповым ружьем, обрезом, в масках совершили нападение на людей в "Камазе", стреляли в автомашину и забрали несколько тысяч долларов США. Судом обоснованно эти доказательства признаны достоверными и допустимыми.

Факт кражи автомобиля Ваз-2108 из гаража Т. подтвержден показанием об этом на следствии С., Ц., Б., совершением ими с А. и К.С.И.; справкой ПИ-23 о том, что Ц. на работе с 29 по 31 июня 1998 года не находился, а кража совершена 30 июня 1998 года; Т. опознал узлы и детали с похищенной у него автомашины на автомашинах, изъятых у Г.Л. и Ц.; показаниями Г.Л., что он купил "Ваз-2108" у Б.; показаниями Б.У., что по просьбе Б. менял номера на "Ваз-2108" под другие документы и ремонтировал двигатель и коробку передач, которые ему привезли Б. и "Ушан" - Ц., а все эти доказательства признаны достоверными и допустимыми.

Из показаний Б. и Г. на следствии видно, что в нападении на БМУ и похищении краски принимали участие также С.Ю., А. К.С.И., Г. Заранее приготовили маски, лента-скотч, лом и автомашина "Зил-170". Поэтому доводы А. являются надуманными, поскольку опровергнуты этими достоверными и допустимыми доказательствами.

О совершении кражи у П. подтверждали на следствии в явках с повинной Б., С., Ц. и С. при допросе в качестве подозреваемого и о том, что участвовал в краже и А., а вещи вывозили на бортовом "Уазе". В записках С., изъятых в СИЗО, указано, что в тот вечер, когда были у Ж., он совершил кражу в пос. Октябрьском (у П.), он предупреждает Ф.Е., что его соучастники признались следствию и чтобы она спрятала похищенный им музыкальный центр. Поэтому с доводами жалоб Судебная коллегия не может согласиться. Свидетель П.Р. в суде показал, что автомашина "Уаз" - Х.Т. была на ходу. В ходе выемки у Ф.Е. - знакомой Б. и С., изъяты мужская рубашка и женские туфли, опознанные П. Квалифицируя содеянное, суд исключил квалифицирующий признак причинение "крупного ущерба", поскольку доказано хищение лишь на сумму 25150 руб., поэтому доводы Ц. несостоятельны, поскольку он участвовал и в кражах у других потерпевших.

О краже хрусталя у С.И. подтверждали в своих показаниях на следствии С., Б., К., о том, что участвовал в краже и А., при этом С. использовал бортовой "Уаз", на котором за два рейса вывезли такой объем хрусталя; при осмотре места происшествия в 8 метрах от здания обнаружен след протектора автомобиля, свидетель П.Р. показал, что автомашина Х.Т. - "Уаз-452" была на ходу в 1998 - 1999 гг., а ремонтировалась она до 1997 года. Эти доказательства обоснованно признаны судом достоверными и допустимыми.

О нападении на ЗАО "Бопр" и хищении сахара подтверждали в ходе следствия Б., Ц., К., С., что с ними участвовали А., С.Ю. и водитель Г.У., а К., это подтвердил и в ходе осмотра мест происшествий с его участием; потерпевший А.Е. подтвердил, что его и Н.С. связали, кто-то брызнул ему в глаза слезоточивым газом, 3 раза с базы въезжала грузовая автомашина; свидетель Г.У. пояснял, что Б. попросил его вывезти на автомашине сахар, что он и сделал 2 поездки, грузил Б. с парнем, а через некоторое время Б. с "Китайцем" (А.) забрали 10 мешков сахара из 27; показаниями А.Х. с тем, что к нему приезжал А. и он передал свой автомобиль "Газ-53" и тот привез ему 1 т сахара. При осмотрах автомобиля Газ-53 А.Х. и места происшествия рисунок протектора колес совпал со следом колес, обнаруженных на месте происшествия, а согласно заключению трасологической экспертизы оставленный след шины, обнаруженный при осмотре овощной базы, оставлен автомобильной шиной модели К-63, предназначенной для использования на автомашинах Газ-53; согласно справке ПЧ-23 и служебной проверке УГПС УВД Брянской области Ц. на службе с 15 по 16 октября 1998 г. не находился и никого в этот день не подменял, а работал с 14 до 09 часов 15 октября 1998 г. Несостоятельны и доводы о совершении преступления Витей "Евсик", поскольку такового реального лица следствием и судом не установлено. Проверялись и не подтвердились доводы К. о нахождении его у С.Ч.

Факт ограбления К.Л. и завладении его автомобилем подтверждал С. в явке с повинной о том, что они со знакомым вывели из машины "Форд-Сиерра" водителя, а машину отогнал в гараж к Л.У., который пояснял, что действительно Ц. просил поставить в гараж автомобиль "Форд" С., а в конце 1998 г. Ц. снял с нее аккумулятор; проверялись судом, но не нашли подтверждения доводы С. о причастности к преступлению иных лиц (Глеба или Геры), как недостоверные.

Факт похищения из гаража автомашины "Мерседес" и трикотажа из гаража Ф.У. подтверждали на следствии С. и Б. и то, что с ними участвовал в краже и А., который наблюдал за обстановкой, а они вскрыли гараж, использовав аппарат доля резки металла. Ф.У. подтвердил факт вскрытия гаража и завладении автомобилем и трикотажем. Свидетель С.Я. подтвердил, что знает Б. и А., который полтора года пользовался его гаражами, где имеется сварочный агрегат, используемый и для прожигания металла, а в ходе обыска в гараже изъяты запчасти от автомобилей, которые принадлежат А. и Б. Проверялись и не нашли подтверждения доводы о совершении преступления иными лицами, в том числе "Виктором", как недостоверные.

В показаниях на следствии, признанных судом достоверными, К. и Б. поясняли, что кражи из гаражей Л. и А.Л. автомобиля и имущества совершили они по предложению А. и вместе с ним и С.Ю.; о способе проникновения в гаражи - однотипном и то, что К. в гараже разбил стекло автомашины, чтобы проникнуть в салон; при осмотре в гараже были обнаружены осколки стекла и уплотнительная резинка; заключениями экспертиз о том, что автомобиль (А.) имеет подкраску деталей кузова - красной краской, а заводское покрытие - вишневый цвет, автомобиль Л. - вишневый цвет; Л. и З. опознали на машине А. детали с машины Л.; в ходе осмотра квартиры К. были изъяты 2 мешка макарон, 5 мотков автомобильных проводов, а в гараже С.Я. изъяты торговая колодка, похищенная у А.Л., которая опознала похищенное. Этими доказательствами опровергаются доводы К. тем, что он не участвовал в хищениях; так и недостоверны доводы А. о нахождении на стационарном лечении у врача-нарколога М.А., поскольку последний в суде опроверг его доводы, и подтвердил, что в феврале 1999 года тот у него не лечился и это также относится и к разбойному нападению на Р., совершенном им и Б., К., В., А.С. на следующий день - 12 февраля 1999 года, поскольку в жалобе он также заявляет об этом алиби.

Из исследованных судом показаний на следствии А., К., К.С., Б., В., А.С., видно, что все они принимали участие в нападении на семью Р. и подробно поясняли об обстоятельствах его совершения. Так, А. пояснял, что по предложению Б. поехали на двух автомашинах, заехав за С.Ю. у всех были маски, перчатки, две радиостанции, первым подошел к дому А.С. и открыл замок, затем и он заходил в дом искать ценное, а затем находился с рацией и В. на веранде и следил за обстановкой и подал сигнал, когда пришел мальчик (сын Р.О.), которого затащили в дом. Позже заходил в дом и вынес приготовленный узел с вещами в машину. К.С. показал, что возил Б., К., "Китайца" (А.) и Мишу в д. Чайковича и они отсутствовали, около часа, Б. сказал, что сцепились с какими-то ребятами, они хотели отнять у коммерсанта деньги. "Китаец" принес помповое ружье, Б. "ПМ". 12 февраля 1999 года в 21 час к нему в "Хонду" сели "Удав, Китаец (А.), Миша, К., а Б. сел в "Ваз-2109" белого цвета, пистолет был у Б. Он остался в машине, а они отсутствовали 2,5 часа, потом пришел Б. и сел к нему в машину, затем подъехала Ваз-2109 с водителем А.С. и К. и поехали к гаражам, а он с Б. ездил за ключом от гаража, куда занесли похищенные вещи. К. показал, что договорились с Б. 12 февраля 1999 года ограбить дом предпринимателя в д. Чайковичи и поехали 8 человек на двух машинах, в "Хонде" К.С. - он (К.), А., С.Ю. и В., а в "Ваз-2109" А.С. - Б. и Л.Ш. Они одели маски, А.С. открыл дверь в дом, куда зашли с ним Б., А., С.Ю. и Л.Ш., а В. остался в коридоре, а А.С. на улице смотреть, а К.С. в "Хонде" у магазина. У Б. был пистолет, у Л.Ш. помповое ружье, а у него нож, который взял в машине. Мужчину и женщину связали и заклеили рты скотчем и требовали деньги у них, а затем и у пришедшего их сына, угрожая "отрезать ему половой орган", включали утюг, порезали парня, искали деньги, собрали золотые изделия, музыкальные, вещи и др. и все отвезли в гараж. Факт разбойного нападения, угроз и насилия подтвердили потерпевшие Р., при этом Р.С. подтвердил, что его душили, пытали, угрожали сделать "обрезание", порезали кожу на теле, у матери требовали деньги и горячим утюгом прожгли ей ногу. У нападавших был большой нож, помповое ружье, рация, угрожали подвесить мать к люстре. Он опознал в одном из нападавших Б., с которым у них была незадолго до этого стычка около их дома, когда тот залезал на забор и смотрел во двор и ударил Г.Ч. Б. в суде подтвердил этот факт (стычки у забора).

Факт нападения и насилия подтвержден протоколом осмотра места происшествия, заключениями судебно-медицинских экспертиз потерпевших; протоколами изъятия у К. пледа и рубашки, опознанных Р.Л.; протоколами обнаружения и осмотра помпового ружья 12 калибра; опознанного затем Б.А., как ранее похищенное у него при разбойном нападении. Этими доказательствами обоснованно признанными достоверными и допустимыми опровергаются также и доводы жалоб об организации и совершении преступления Витей "Евскиком" и подтверждается виновность Б., А., К., К.С., а также В. и А.С. в разбойном нападении, в крупном размере, организованной группой - по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ и оснований для переквалификации содеянного на грабеж не имеется, как об этом указывали К.С. и К.

Факт нападения на дом Н. в г. Клинцы подтверждали в ходе следствия В., К.С., К.; эти их показания об обстоятельствах нападения и применение насилия согласуются с показаниями потерпевших Н. Так, К. при его допросе собственноручно дополнил, что в г. Клинцы вместе с К.С. и В. совершили ограбление на семью коммерсанта, где не успели ничего взять.

В. в явке с повинной и в показаниях подтвердил, что предложил К., К.С. и Т.Р. совершить нападение на предпринимателя - владельца магазина и забрать деньги, что они и сделали. Когда хозяйка на звонок открыла двери, то они ворвались в квартиру, положили на пол хозяйку, но из спальни вышел хозяин и побежал выше этажом к соседям, вызвать милицию, поэтому они и убежали, ничего не взяв. Эти показания и явку он дал 24 марта, а К. давал показания 28 июня 1999 года. Эти их показания согласуются с показаниями потерпевших Н., но которые заявили в милицию об этом 17 апреля 1999 года, поэтому доказательства эти обоснованно признаны судом достоверными и допустимыми, а доводы К. и К.С. об оговоре под давлением работников милиции и чтобы "помочь В." являются недостоверными.

Факт разбойного нападения на К.З. в автомобиле "Газ-3110" и завладение его автомобиля подтвердили в ходе следствия В. в явке с повинной и своих показаниях, что Г.М. предложил им завладеть автомашиной "Газ-3110", водитель которой пьяный спал, он, с К.С., К., Г.М. и другими подъехали к машине вывели пьяного водителя, забрали у него документы, машину вытолкнули и уехали поставив а гараж. К. также подтверждал это и то, что когда они вытащили из машины водителя, тот сопротивлялся, то они с В. и К.С. "дали ему пинка". Эти показания согласуются с показаниями потерпевшего К.З. о том, что на него напали, накинув металлический тросик (удавку и стали душить, он вырвался, но его догнали и избили, забрали документы на машину и забрали ее, а также и три норковые шапки в ней. В ходе обыска в гараже N 20, который снимали К., К.С. и Б. был обнаружен и изъят автомобиль "Газ-3110", опознанный К.З. Именно в этот гараж, также были спрятаны и вещи Р. Эти доказательства судом обоснованно признаны достоверными и допустимыми, которыми опровергаются доводы жалоб о том, что их ввел в заблуждение Г.М., как надуманные. Правильно определен и крупный размер ущерба, поскольку на 05.02.99 г. МОРТ составлял 83 руб. 49 коп., а не 132 руб., как об этом неосновательно утверждается в жалобе, действительно 22.11.2000 г. уголовное дело по обвинению К.С. и других по ст. 209 ч. 2 и 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ по ходатайству потерпевших, поддержанному государственным обвинителем, обоснованно направлено на дополнительное расследование, в том числе и для восполнения неполноты. В ходе доследования К.С. было вменено и разбойное нападение на К.З. и при этом требования закона не нарушены, поскольку следователь и прокурор обязаны были принять все предусмотренные меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела.

Факт причиненного Д. насилия подтвержден осужденным Ц., однако его доводы о совершении преступления с двумя "кавказцами" противоречат исследованным судом доказательствам, в частности явкой с повинной С. и Ц. об участии в этом преступлении и применении насилия к Д. - Б., С. и Ц. а эти данные согласуются с показаниями потерпевшего об обстоятельствах совершения преступления и заключением судмедэксперта о причинении ему вреда здоровью средней тяжести, а поэтому данные доказательства обоснованно признаны судом достоверными и допустимыми доказательствами, опровергающими и доводы С. Судом установлено, что Д., как наниматель работника - Ц.Н. имел обязательство - долг в виде недоплаченной зарплаты и ему предъявлялись требования о возврате задолженности, а 08.10.98 г. осужденными с применением насилия и угрозой его применения, то есть осужденные самовольно, вопреки установленному законом порядку, с применением насилия совершили действия, правомерность которых оспаривается Д. им этими действиями потерпевшему был причинен в результате избиения вред здоровью средней тяжести, а это есть существенный вред. Эти действия Б., С. и Ц. образуют состав преступления, предусмотренный ст. 330 ч. 2 УК РФ - самоуправство, на который и подлежат они переквалификации со статьи 112 ч. 2 УК РФ.

Факт незаконного приобретения, хранения, ношения С. пистолета "ПМ" и боеприпасов и сбыта его Ц., который незаконно приобрел его, хранил и носил, подтверждены исследованным судом доказательствами - показаниями об этом Ц. и Б., признанными достоверными; именно этот пистолет применялся членами организованной группы при нападениях на К.О., С.С., Г.Р., Ф. и И., что подтверждается их показаниями, протоколами осмотра мест происшествий. Виновность Б. в незаконном приобретении, хранении, ношении пистолета "ПМ" с глушителем и боеприпасов подтверждается фактом использования ею организованной группой при нападении на семью Р. и показаниями Р.Л., К.С. и К. об этом; фактом добровольной выдачи этого пистолета и изъятия патронов у А.С. и заключением эксперта. Виновность К. в незаконном приобретении, хранении, передаче гладкоствольного огнестрельного оружия - ружья 12 калибра, которое он передавал членом организованной группы С., Б., А. для нападения на Г.Р. и использовалось оно при нападении на Р., подтверждена показаниями К.С., Ч., фактом обнаружения его и рапортом Х.Х. об этом, заключением эксперта. Этими доказательствами, обоснованно признанных судом достоверными и допустимыми опровергаются доводы кассационных жалоб.

Доводы жалоб о том, что организованной группы не было, осужденные о ней не знали и не состояли в ней, опровергаются тем, что деятельность этой группы характеризуется устойчивостью связей между ними, о чем свидетельствуют не только их данные о личном длительном знакомстве (лист 151 - 152 приговора); практически все они имели одних общих знакомых, вращались в одной социальной среде, но и то, что в совершении преступлений участвовали одни и те же лица: Б., С., К., А. и Ц., а в связи с совершением ряда преступлений в г. Клинцы в организованную группу были вовлечены К.С. и В., имеющий транспорт, а В. - хорошую подготовку десантника. О наличии организованной группы свидетельствует то, что преступление тщательно планировались, предварительно собиралась информация о потерпевших, проводился осмотр местности, подыскивались радиостанции и транспорт, готовилось оружие, маски, распределялись роли каждого. О конечной цели преступлений, открытым характере нападений, насилии и оружии были уведомлены все участники преступлений.

Утверждения в жалобах о применении к осужденным в процессе предварительного следствия недозволенных методов и даче в этой связи неверных показаний и оговорах себя и других, проверялись судом и обоснованно признаны несостоятельными, поскольку противоречат фактическим обстоятельствам и доказательствам по делу, с чем соглашается и Судебная коллегия.

Дело рассмотрено коллегиально, нарушений закона и прав осужденных на защиту не допущено судом, который оценив всю совокупность доказательств обоснованно признал их допустимыми и достоверными и пришел к выводу о достаточности доказательств и доказанности виновности осужденных по данным составам преступлений и правильно квалифицировал их действия. Личности осужденных исследованы полно и объективно.

Правильно разрешен судом вопрос о наказании, с учетом характера и степени общественной опасности преступлений и обстоятельств их совершения, роли и степени участия в них каждого, обстоятельств как отягчающих, так и смягчающих наказание и данных о личности, в том числе и тех, о которых указано в жалобах. Назначенное наказание является справедливым, требования ст. 6, 43, 60 УК РФ судом не нарушены и оснований для смягчения наказания Судебная коллегия не усматривает.

Руководствуясь ст. ст. 373 - 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Брянского областного суда от 9 августа 2001 года в отношении Б., С., Ц. по эпизоду в отношении Д. изменить, переквалифицировать их действия со ст. 112 ч. 2 п. п. "г", "ж" на ст. 330 ч. 2 УК РФ, назначив по этой статье лишение свободы Б. и С. сроком на 2 года, а Ц. 3 года. Б. на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 330 ч. 2, 162 ч. 3 п. п. "а", "б", 161 ч. 3 п. "а", 158 ч. 3 п. п. "а", "б", 226 ч. 4 п. п. "а", "б", 222 ч. 3 УК РФ окончательно назначить 22 года лишения свободы с конфискацией имущества. С. на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 330 ч. 2, 162 ч. 3 п. п. "а", "б", 161 ч. 2 п. п. "а", "б", "д", 158 ч. 3 п. п. "а", "б", 226 ч. 4 п. п. "а", "б", 222 ч. 3 УК РФ назначить 20 лет лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 69 ч. 5 УК РФ окончательно назначить 21 год лишения свободы с конфискацией имущества, Ц. на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 330 ч. 2, 162 ч. 3 п. п. "а", "б", "в", 158 ч. 3 п. п. "а", "б", 222 ч. 3 УК РФ окончательно назначено 18 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

В остальном приговор о них, а также в отношении А., К., К.С. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"