||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 10 июля 2002 г. N 39-О02-19

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Ермилова В.М.,

судей Ламинцевой С.А. и Ботина А.Г. рассмотрела в судебном заседании от 10 июля 2002 года кассационные жалобы осужденных П., К. и адвоката Шеметова Э.В. на приговор Курского областного суда от 4 февраля 2002 года, которым

П.,<...>, судимый: в 1991 году по ст. ст. 145 ч. 2, 145 ч. 3, 195 ч. 3, 196 ч. 1 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы; в 1993 году по ст. ст. 313 ч. 1, 158 ч. 2 п. п. "б", "в", "г", 107 ч. 1, 222 ч. 4 УК РФ к 5 годам 10 месяцам лишения свободы; в 2000 году по ст. ст. 158 ч. 2 п. п. "б", "в", "г", 30 ч. 3, 158 ч. 2 п. п. "б", "в", "г", 158 ч. 3 п. "б", 222 ч. 4, 325 ч. 1 и ч. 2 УК РФ к 10 годам лишения свободы со штрафом в размере 200 минимальных размеров оплаты труда (16 998 рублей) с конфискацией имущества; 31 июля 2001 года по 105 ч. 1, 158 ч. 2 п. п. "б", "г", 222 ч. 1, 325 ч. 2 УК РФ к 15 годам лишения свободы и на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ к 20 годам лишения свободы со штрафом в размере 200 минимальных размеров оплаты труда (16 698 рублей) с конфискацией имущества -

осужден по ст. 158 ч. 3 п. "в" УК РФ к 6 годам лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 п. п. "з", "и" УК РФ к 18 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в", "г" УК РФ к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 325 ч. 2 УК РФ к 1 году исправительных работ с удержанием 15% из заработка в доход государства, по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 20 годам лишения свободы с конфискацией имущества и на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ путем частичного присоединения наказания по приговору от 31 июля 2001 года окончательно назначено 25 лет лишения свободы со штрафом в размере 200 минимальных размеров оплаты труда (16 698 рублей) с конфискацией имущества с отбыванием в исправительной колонии особого режима;

К.,<...>, несудимая -

осуждена по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 5 годам лишения свободы, по ст. ст. 33 ч. 5, 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 5 годам лишения свободы с конфискацией имущества и по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 6 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества.

Постановлено взыскать с осужденного П. причиненный им ущерб потерпевшим.

Заслушав доклад судьи Ермилова В.М, объяснения осужденного П., поддержавшего свою кассационную жалобу, и выступление прокурора Башмакова А.М., полагавшего исключить из приговора осуждение П. по ст. 325 ч. 2 УК РФ за истечением срока давности, в *** оставить приговор без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

П., судимый два раза за хищение, за убийство и другие преступления, признан виновным в разбойном нападении на О. в целях завладения имуществом в крупных размерах, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего и в убийстве О., сопряженном с разбоем, а К. признана виновной в пособничестве разбою и убийству потерпевшего.

Кроме того, П. признан виновным в похищении паспорта О. и в краже чужого имущества.

Преступления совершены в сентябре - октябре 1999 года в Курской области и в г. Курске при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный П. вину в краже из дачных домиков и из магазина N 9 ПО "Курское" не признал, вину в разбое, убийстве, похищении паспорта и в краже из киоска ЧП "Озеров" признал полностью.

Осужденная К. вину не признала, и показала, что она не договаривалась с П. о разбойном нападении и убийстве О., П. все сделал сам.

В кассационных жалобах:

осужденный П. не согласен с приговором (мотивы не указывает), просит его изменить;

осужденная К. излагает обстоятельства убийства и ограбления О. П. и утверждает, что она была только невольным свидетелем убийства, ее вина лишь в том, что она скрыла от органов милиции П., так как боялась его. Просит учесть ее семейное положение, что у нее трое несовершеннолетних детей и больная мать, что не судимая и глубоко раскаивается, и не лишать ее свободы;

адвокат Шеметов в защиту осужденной К. считает, что приговор незаконный и необоснованный. Утверждает, что все, на что ссылалось предварительное следствие и принято в судебном следствии в качестве доказательств вины К. на самом деле является предположением, а остальные доказательства являются подтверждением вины П. и к К. не имеют никакого отношения. Свои выводы подтверждает анализом доказательств, собранных по делу. Просит приговор в отношении К. отменить.

Проверив материалы дела, и обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, судебная коллегия находит их не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Из материалов дела видно, что выводы суда о доказанности вины осужденных П. и К. в совершенных преступлениях основаны на собранных по делу доказательствах, полно и объективно исследованных в судебном заседании.

В судебном заседании осужденный П. отказался от дачи показаний и пояснил, что свои показания на предварительном следствии в части разбойного нападения на О., в его убийстве и в похищении паспорта потерпевшего, а также в части кражи имущества из киоска ЧП "Озеров" полностью подтверждает.

Из явки с повинной П. и его показаний на предварительном следствии видно, что в середине сентября 1999 года он познакомился с К., которая торговала в киоске на Центральном рынке г. Курска. Примерно в конце сентября 1999 года, когда он находился в киоске, подошел потерпевший и купил сигареты. От К. он узнал, что его фамилия О., что она была у О. в квартире и видела на подоконнике крупную сумму денег. У него возник умысел на завладение имуществом и деньгами О., но для этого нужна была помощь К. Он предложил ей сделать слепки с ключей от квартиры Оганяна, когда она в очередной раз пойдет в гости. Ей это сделать не удалось. После чего он предложил убить армянина и забрать у него ключи. К. не отказалась, и они стали обсуждать варианты. Они договорились, что когда О. придет, К. впустит его в киоск, выпьет с ним спиртное, а ему, П., подаст условный сигнал, то есть, уберет бутылку с "Колой" с центра прилавка. Когда в 23 часа 50 минут О. пришел к киоску, то К. сделала все, как они договорились. Он зашел в киоск, достал удавку, приготовленную заранее из шнурка, который дала К., накинул на шею О. и стал душить. К. в это время выбежала из киоска. Когда он задушил О., то достал из его кармана ключи от квартиры, деньги в сумме около 1000 рублей, снял часы, из кармана рубашки забрал паспорт. Труп О. оставил в киоске, а сам пошел в квартиру О. К. находилась в 5 - 6 метрах от киоска. В квартире он обнаружил 51000 долларов США, 40000 рублей, а также похитил видеомагнитофон "Самсунг" и другое имущество. К. дал 30000 рублей. В киоске снял с трупа кожаную куртку и ремень. Труп оттащил в торговые ряды рынка. Деньги, которые он дал К., он у нее забрал, так как она была на грани нервного срыва, и уехал на ул. 2-я Рабочая, где проживал. 12 октября 1999 года К. приехала к нему с мужем, он передал им 15 тысяч рублей, сказав, что поделил поровну. О долларах США он ничего им не говорил.

Сомневаться в достоверности этих показаний П. и считать, что он оговорил К., как об этом ставится вопрос в кассационных жалобах в защиту К., нет оснований, поскольку они объективно подтверждаются совокупностью доказательств по делу.

Из протокола очной ставки П. с К. усматривается, что П. подтвердил, что за неделю до убийства он с К. решили, что он задушит О., и они завладеют его деньгами. Для этого К. дала ему шнур, из которого он сделал удавку. Далее П. подробно пояснил об обстоятельствах совершенного преступления.

Потерпевшая М. показала, что К. постоянно общалась с П., она представляла его родственником из г. Краснодара. Она также видела, что с К. постоянно общался О. В ночь на 17 октября 1999 года П. пришел к ней в киоск, и она обратила внимание, что П. был нарядно одет. Обычно он ходил в спортивном костюме, а в этот раз был одет в красивую рубашку, кожаную куртку, на руке были часы с браслетом. Они выпили шампанского, и П. ей рассказал, что с К. договорился убить О., чтобы завладеть ключами от его квартиры. Ранее К. была в интимных отношениях с О. и бывала у него в квартире. 11 октября 1999 года К. договорилась с О., что тот придет к ней в киоск. И они разопьют шампанское. Он пришел в киоск, когда О. был там и распивал шампанское с К., набросил ему на шею удавку, и задушил. Труп О. они положили в угол киоска, он забрал из кармана убитого ключи от квартиры и пошел совершать хищение из его квартиры. В квартире он обнаружил и забрал 50000 долларов США, какие-то вещи и аппаратуру. Вернувшись в киоск, он отнес труп О. в торговые ряды, а К. наблюдала, чтобы никто этого не заметил. Он снял с О. куртку, часы и вытащил из кармана деньги.

По заключению судебно-медицинской экспертизы смерть О. наступила от механической асфиксии в результате сдавления органов шеи петлей.

Показания П. подтверждаются также протоколом следственного эксперимента, показаниями потерпевшего О.А., свидетелей Д., К.Б., К.А., заключением физико-технической экспертизы другими доказательствами, полно изложенными в приговоре.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, что в жалобе адвоката неосновательно утверждается, что доказанность вины К. основана судом не на доказательствах, а на предположениях, и что нет доказательств подтверждающих ее вину, а также находит необоснованными доводы осужденной К., что она была только невольным свидетелем совершенного П. преступления.

Проанализировав собранные по делу доказательства и оценив их в соответствии с требованиями ст. 71 УПК РСФСР, суд обосновано признал П. виновным в разбойном нападении и в убийстве О., а К. виновной в пособничестве совершению этих преступлений, и правильно квалифицировал преступные действия П. по ст. ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в", "г", 105 ч. 2 п. п. "з", "и" УК РФ и К. - по ст. ст. 33 ч. 5, 162 ч. 3 п. п. "б", "в", 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ.

Действия П. связанные с похищением паспорта правильно квалифицированы по ст. 325 ч. 2 УК РФ.

Однако приговор в части осуждения П. по ст. 325 ч. 2 УК РФ подлежит отмене с прекращением дела производством, поскольку данное преступление является небольшой тяжести и со дня его совершения истекло более двух лет, то есть истекли сроки давности уголовной ответственности, предусмотренные ст. 78 УК РФ.

Вина П. в краже чужого имущества из киоска ЧП "Озеров" установлена как показаниями самого П., полностью признавшего свою вину в совершенном преступлении, так и показаниями потерпевших М., О., и не оспаривается осужденным и в кассационной жалобе.

В судебном заседании осужденный не признал вину в кражах чужого имущества, совершенных из дачных домиков, принадлежащих Б., П.А., И., Л. и из магазина N 9 ПО "Курское".

Однако на предварительном следствии П. признал вину в этих кражах, подробно показал об обстоятельствах совершенных им преступлений, в том числе при проведении следственного эксперимента.

Эти показания П. объективно подтверждаются протоколом осмотра места происшествия, показаниями потерпевших, пояснивших, каким путем была у них совершена кража, и какое при этом имущество было похищено, а также показаниями свидетеля Ш., изложенными в приговоре.

Показания П. о том, что он не мог совершить кражу дачных домиков в ночь на 1 сентября 1999 года, так как в это время находился в приемнике-распределителе, обоснованно признаны судом несостоятельными, поскольку из журнала приемника-распределителя видно, что П. был оттуда отпущен 31 августа 1999 года.

Оценив доказательства в их совокупности, суд обоснованно признал доказанной вину П. в указанных кражах, и правильно квалифицировал его действия по ст. 158 ч. 3 п. "в" УК РФ, как кража, совершенная лицом, ранее два раза судимым за хищение.

Назначенное наказание осужденным соответствует характеру и степени общественной опасности совершенных преступлений, личности виновных и обстоятельствам дела.

Судом учтены все обстоятельства, смягчающие наказание К., данные о ее личности, на которые она ссылается в жалобе, и с их учетом суд нашел возможным назначить ей наказание ниже низшего предела, предусмотренного законом.

Оснований для смягчения наказания осужденным, а также для смягчения режима исправительной колонии П., не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Курского областного суда от 4 февраля 2002 года в отношении П. в части осуждения по ст. 325 ч. 2 УК РФ отменить, дело производством в этой части прекратить за истечением сроков давности уголовного преследования, и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 158 ч. 3 п. "в", 105 ч. 2 п. п. "з", "н", 162 ч. 3 п. п. "б", "в", "г" УК РФ назначить 19 лет 11 месяцев лишения свободы с конфискацией имущества, на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ с частичным присоединением наказания по приговору от 31 июля 2001 года окончательно назначить 24 (двадцать четыре) года 11 (одиннадцать) месяцев) лишения свободы со штрафом в размере 200 минимальных размеров оплаты труда в сумме 16 698 рублей с конфискацией имущества с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

В остальном приговор в отношении П., а также этот же приговор в отношении К. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"