||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 10 июля 2002 г. N 49-о02-44

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Ермилова В.М.,

судей Ламинцевой С.А., Ботина А.Г.

рассмотрела в судебном заседании от 10 июля 2002 года кассационный протест заместителя прокурора Республики Башкортостан и кассационные жалобы осужденных Н., К., К.О. и Х. на приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 11 февраля 2002 года, которым

Н., 13 августа 1976 года рождения, уроженец г. Стерлитамака, судимый: в 1997 году по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" УК РФ к 3 годам лишения свободы; 15 августа 2001 года по ст. 162 ч. 2 п. п. "б", "в", "г" УК РФ к 10 годам лишения свободы -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "з", "н" УК РФ к 18 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 13 годам лишения свободы с конфискацией имущества; ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "в", "з", "н" УК РФ к 15 годам лишения свободы, по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 22 годам лишения свободы с конфискацией имущества и на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ с частичным присоединением наказания по приговору от 15 августа 2001 года окончательно назначено 24 года лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества;

Н. оправдан по ст. 325 ч. 2 УК РФ за отсутствием состава преступления;

К., 16 июля 1970 года рождения, уроженец г. Стерлитамака, судимый в 1999 году по ст. 158 ч. 1 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, освобожден 25 декабря 1999 года по отбытии срока наказания -

осужден по ст. 158 ч. 2 п. п. "б", "в" УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, по 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества и по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 9 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

К. оправдан по ст. ст. 325 ч. 2, 105 ч. 2 п. п. "в", "ж", "з" УК РФ за отсутствием состава преступления.

К.О., 25 ноября 1976 года рождения, уроженка г. Стерлитамака, судимая: 31 января 1997 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ к 2 годам лишения свободы условно; 25 ноября 1997 года по ст. 158 ч. 2 п. "б" УК РФ к 3 годам лишения свободы, освобождена 10 мая 2000 года условно-досрочно на 3 месяца 5 дней -

осуждена по ст. 175 ч. 2 п. "в" УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 25 минимальных размеров оплаты труда в сумме 7500 рублей с отбыванием в исправительной колонии общего режима;

Х., 4 мая 1977 года рождения, уроженка г. Стерлитамака, судимая в 1997 году по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ к 5 годам лишения свободы, освобождена 25 ноября 1999 года в связи с отсрочкой исполнения приговора до достижения ребенком 8-летнего возраста, 12 февраля 2001 года освобождена от отбывания оставшегося срока наказания -

осуждена по ст. 175 ч. 2 п. "в" УК РФ к 3 годам 9 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 30 минимальных размеров оплаты труда в сумме 9000 рублей с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Этим же приговором осуждена М.С. по ст. ст. 33 ч. ч. 4, 5, 161 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" УК РФ в отношении которой приговор не обжалован и не опротестован.

Заслушав доклад судьи Ермилова В.М., объяснение осужденного Н., поддержавшего кассационную жалобу, и выступление прокурора Сафонова Г.П., не поддержавшего протест и просившего оставить приговор без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Н. признан виновным: в разбойном нападении на П. и П.П., совершенном группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, с незаконным проникновением в жилище, с применением ножа, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей П.; в убийстве П., заведомо для него находящейся в беспомощном состоянии, сопряженное с разбоем; в разбойном нападении на М. и М.И., совершенном неоднократно, с незаконным проникновением в жилище, с применением ножа, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших; в убийстве М.И., сопряженном с разбоем в покушении на убийство М., заведомо для него находящегося в беспомощном состоянии, сопряженном с разбоем.

К. признан виновным в разбойном нападении на П. и П.П., совершенном неоднократно, в группе лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением ножа, используемого в качестве оружия, и в хищении имущества Я., совершенном неоднократно, с незаконным проникновением в жилище.

К.О. и Х. признаны виновными в сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем.

Преступления совершены в январе 2001 года в гор. Стерлитамаке при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании вину Н. не признал, К. признал частично, К.О. и Х. признали полностью.

В кассационных жалобах:

осужденный Н. не согласен с приговором, считает, что как в суде, так и на следствии не были в достаточной степени проверены его доводы о непричастности к совершению данных преступлений. Утверждает, что в ходе следствия были допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона при собирании и оценке доказательств, применялись недозволенные методы физического и психологического давления, следствие велось односторонне с обвинительным уклоном. Полагает, что судом недостаточно проверена версия о причастности к преступлению свидетеля И. Просит приговор отменить, дело направить на дополнительное расследование;

осужденный К. просит изменить приговор в части его осуждения по ст. 158 ч. 2 п. п. "б", "в" УК РФ, принять во внимание, что он способствовал раскрытию этого преступления, страдает заболеванием, и смягчить ему наказание. Приговор в части его осуждения по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ просит отменить и дело направить на новое расследование, мотивируя тем, что выводы суда основаны на противоречивых фактических данных, не подтвержденных другими доказательствами, основанными на предположениях. Утверждает, что у П., П.П. он взял только 160 рублей денег, и что ножа у него не было, что судом не опровергнута его версия о причастности к преступлению И.;

осужденная К.О. считает, что суд назначил ей строгое наказание, при этом не учел, что она вину в предъявленном обвинении признала и искренне раскаялась в содеянном, активно способствовала в раскрытии преступлений и изобличении других участников. Просит учесть смягчающие ее вину обстоятельства, применить акт амнистии, действовавший на момент вынесения приговора, и назначить наказание не связанное с лишением свободы;

осужденная Х. не согласна с приговором ввиду его строгости. Считает, что суд не учел, что она признала вину в предъявленном обвинении и раскаялась в содеянном, активно способствовала раскрытию преступлений и изобличении других участников, что положительно характеризуется, имеет малолетнего ребенка, страдает заболеванием и нуждается в лечении. Просит учесть обстоятельства, смягчающие ее вину, применить акт амнистии, действовавший на момент вынесения приговора, и назначить наказание не связанное с лишением свободы.

В кассационном протесте прокурор считает, что приговор подлежит отмене в отношении Н. из-за нарушения судом требований ст. 314 УПК РСФСР, Х. - из-за нарушения требований ст. 20 УПК РСФСР, неправильного применения уголовного закона, в связи с этим мягкостью наказания; К.О. - изменению, к ней необходимо применить акт амнистии от 30 ноября 2001 года.

В дополнительном протесте эти доводы в отношении Н. мотивируются тем, что, по мнению прокурора, суд, квалифицируя действия Н. по эпизоду разбойного нападения и убийства П., не описал в приговоре уголовный закон, подлежащий применению, привел произвольную формулировку, из которой не видно, что он совершил разбой, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей и ее убийство, сопряженное с разбоем, и по каким основаниям признал его виновным по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ. Также полагает, что аналогичные нарушения закона суд допустил при квалификации действий осужденного по эпизоду с М.И., и в установочной части приговора не указал на наличие умысла Н. на покушение на убийство двух лиц, хотя за это осудил. Утверждает, что при назначении наказания суд не дал должной оценки общественно опасной личности Н., совершившего в течение 5 дней два убийства и покушение на убийство беззащитных людей в ходе разбойного нападения, поэтому назначил ему мягкое наказание. Просит отменить приговор в отношении Н. из-за нарушений требований ст. 314 УПК РСФСР и мягкости назначенного наказания, дело направить на новое судебное рассмотрение. (В дополнительном протесте вопрос об осужденных Х. и К.О. не ставится и мотивы не излагаются).

В возражениях на кассационные жалобы потерпевшие П.П. и М.О. полагают, что осужденные должны быть осуждены к наказанию в виде пожизненного лишения свободы.

Проверив материалы дела, и обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах и в кассационном протесте, Судебная коллегия находит их не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Из материалов дела видно, что выводы суда о доказанности вины осужденных в совершенных преступлениях основаны на собранных доказательствах по делу, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании.

Из показаний осужденной М.С. на предварительном следствии видно, что у нее есть родственницы-бабушки, проживающие на ул. Коммунистической, 37 - 1, у которых она бывала дома. Ей было известно, что П., П.П. проживали богато, имели много денег. С января 2001 года она проживала у К-ных, К. занимался квартирными кражами и интересовался у нее, есть ли на примете какая-нибудь богатая квартира. Она сообщила ему о своих родственницах, назвала их адрес и сказала, что у них должно быть денег около 100000 рублей в ящике кухонного стола. Где-то через неделю, К. около 22 часов прибежал домой, позвал ее в спальню, где находилась К.О., и рассказал, что в этот вечер с Н. ходил к бабушкам, у которых взяли документы, сберкнижки и 120 рублей, и что Н. убил одну из бабушек.

Осужденный К. показал, что 22 января 2001 года предложил Н. ограбить П., П.П. Они намеревались лишь связать потерпевших и забрать деньги, убивать их договоренности не было. Он постучался, дверь ему открыла П., которую он повел на кухню и пытался связать, но не смог. Затем к нему подбежал Н., П.П. сидела возле кровати. Н. зашел в спальню и спрашивал у нее, где деньги. П.П. сказала, что все забрали, и показала на него. В спальне из кухонного стола он взял 160 рублей, а когда уходили, то видел бабушку и кровь. Затем они пришли в квартиру, где проживал Н., там увидел, что взяли сберегательные книжки, паспорта. Он оставил Н. свою куртку, а дома попросил М.С. выбросить куртку и сапоги.

Осужденная К.О. показала, что она слышала, как М.С. предлагала ее брату К. ограбить богатых бабушек. Через две недели после этого разговора около 22 - 23 часов брат пришел домой и попросил М.С. выкинуть его вещи. С его слов ей известно, что он ходил к П., П.П. с Н., где Н. порезал их, и что он видел одну из бабушек в крови. Об этом она знает и со слов сожительницы Н. Х.

Из показаний осужденной Х. на предварительном следствии, достоверность которых она подтвердила в суде, усматривается, что 22 января 2001 года к ней домой пришли Н. и К. При этом Н. ругался на К., упрекая его в том, что он все сделал один, а от него не было толку. Кто-то из них бросил деньги на стол, и К. уточнил, что там 160 рублей. Потом Н. и К. поменялись одеждой, и К. ушел домой. Н. ей рассказал, что М.С. дала "наводку" на хату, где находилось 100000 рублей, К. же предложил совершить ограбление. Они пришли в квартиру бабушек, где К. одну из них держал в зале, а другую он хотел связать на кухне, но она вцепилась ему в горло, поцарапала лицо, и ему пришлось ее зарезать.

Потерпевшая П.П. показала, что она, как и ее сестра Наталья, является инвалидом с детства. М.С. приходится ей родственницей. 26 марта 1999 года она обменяла ей деньги на доллары. М.С. знала, что у них имеются деньги. 18 января 2001 года к ним приходили два слесаря с проверкой отопительной системы. 22 января к ним позвонили, и сестра Наталья открыла дверь. Она в это время выходила из спальни. Появившийся парень, у которого лицо было завязано, и были видны лишь глаза, ударил ее, и она упала. Парень пытался сунуть ей что-то в рот, и связать ремнем, она оттягивала ремень. Потом она увидела в его руках нож, которым он ударил ее в область подбородка, и нанес удары ногой по голове и по ребру, и начал искать что-то в шифоньере. В это время в спальню зашел второй парень с ножом в руках и сказал, что с той он разделался. Она просила не трогать их, сказала, что деньги в столе в черной тетради. Второй парень велел ей снять серьги, и сказал, что поможет, показывая при этом нож. Она сняла с руки два колечка и отдала ему. Деньги в сумме 2200 рублей находились в черной тетради в пакетике от дрожжей, и 160 рублей были в портмоне, где находились и все документы. У них похитили две трудовые книжки, три медицинских полиса, три пенсионных удостоверения, справку об опекунстве, сберкнижки, 2600 рублей.

Свидетель С. показала, что 22 января 2001 года около 20 часов она услышала стуки о батарею, спустилась в квартиру N 1, где на кухне увидела в крови Наталью, а у тети Паши порез на шее и голове. Она сообщила, что на них напали. В комнате был беспорядок, вещи из шифоньера были выброшены, постель перевернута. Ее супруг вызвал милицию и скорую помощь.

Из протокола осмотра места происшествия видно, что в квартире N 1 дома N 37 по ул. Коммунистической обнаружен труп П. с признаками насильственной смерти.

По заключениям судебно-медицинских экспертиз: смерть П. наступила от резаного ранения шеи с повреждением трахеи и общих сонных артерий, осложненного развитием острой кровопотери;

П.П. причинена резаная рана шеи без повреждения органов и в височной области слева, ушибленная рана теменной области;

Полностью доказана вина Н. и в разбойном нападении на М-ных, в совершенном при этом убийстве М.И. и в покушении на убийство М.

Потерпевший М. показал, что 26 января 2001 года он находился дома с сестрой. К ним позвонили, и сестра открыла дверь, а он находился на кухне. Его сестра вынесла воды, затем Н. ударил ее и затолкал. Он слышал, как она кричала и просила о помощи. Потом Н. зашел на кухню, ножом порезал ему руку, нанес удары по шее, при этом требовал деньги и золото. Он упал около холодильника и притворился мертвым. Он видел. Как к ним заглядывала какая-то девушка. Он не видел, как Н. наносил удары ножом сестре, но слышал, как он требовал у нее деньги и угрожал убийством.

Потерпевшая М.О. показала, что 26 января 2001 года около 21 часа она навещала свою сестру Ш. Они поехала на ул. Пушкина, а когда подъехали к ее дому, то она забежала домой, где оставались сын и дочь. Она увидела лежащего окровавленного сына. Завернув в одеяло, она повезла сына в больницу, откуда позвонила в милицию и сообщила, что у нее дома оставалась еще дочь. Около 5 часов утра ей сообщили о смерти дочери. Из квартиры были похищены телевизор "Л-ДЖИ", телефон "Панасоник", золотая цепочка с крестиком, золотой перстень с розовым камнем, золотые кольца и сережки, около 250 рублей денег.

Свидетель Ш. показала, что когда сестра пошла домой, то через 5 минут выбежала с сыном на руках, при этом говорила, что Дима умирает, просила ее пройти в дом. Когда она зашла в квартиру, то обнаружила около холодильника лужу крови и нож, а в спальне лежала племянница, у которой имелась большая открытая рана. В квартире был беспорядок, со стенки выброшены все вещи. Она попросила соседей вызвать скорую помощь и милицию.

По заключению судебно-медицинских экспертиз: М. причинены четыре колото-резаных ранения переднебоковой поверхности шеи с повреждением внутренней яремной вены справа и лицевой вены слева, грудино-ключично-сосцевидной мышцы справа, сопровождавшихся геморрагическим шоком 3 степени, резаная рана правой кисти;

М.И. причинены множественные колото-резаные раны шеи, грудной клетки с повреждением правого легкого и другие. Смерть потерпевшей наступила от острой кровопотери и наступившего малокровия внутренних органов.

Осужденная К.О. показала, что Н. предложил ей продать плащ М.И. Она вместе с Н. постучала в квартиру М-ным и предложила плащ, однако дочь М.И. отказалась. Н. попросил у нее воды, и она предложила им войти. Выпив воды, Н. передал дочери М.И. ковш, и ударил ее кулаком в щеку и затолкал в зал. Открыв дверь квартиры, она увидела Н. с ножом в руке, который закричал на нее, чтобы она закрыла дверь. Она убежала к машине, где находилась Х. Потом к ним с телевизором и пакетом подошел Н. и они приехали на ул. Дружбы, 36. По указанию Н. она вместе с Х. продали телевизор за 1000 рублей соседке из квартиры N 12, а деньги передали Н. Затем Х. снова ходила в эту квартиру и продала телефон и золотой перстень с красным камнем, деньги отдала Н. У него она также видела золотую цепочку с крестиком, сережку и колечко, которые он продал Зубаирову. Н. им говорил, что убил девчонку и порезал мальчика.

Осужденная Х. показала, что когда она сидела в машине, то подошла К.О. с плащом, а потом пришел Н. с телевизором. После они приехали к ним на квартиру, где в доме продали телевизор за 1000 рублей. В руках Н. она также видела золото, он рассказывал, что убил девушку и мальчика.

Доводы жалобы осужденного Н. о его непричастности к совершенным преступлениям, а также доводы жалобы осужденного К. о том, что из квартиры П.П. им было похищено только 160 рублей, тщательно проверялись в судебном заседании и обоснованно отвергнуты судом на основании вышеизложенных и других доказательств, анализ и оценка которым, в соответствии с требованиями ст. 71 УПК РСФСР, даны в приговоре.

Доводы жалобы осужденного К. о том, что выводы суда о доказанности его вины в разбойном нападении основаны на противоречивых данных, не соответствуют собранным по делу доказательствам, поэтому являются неосновательными.

Что касается утверждений в жалобах осужденных о том, что недостаточно проверена версия о причастности к преступлению свидетеля И., то из материалов дела видно, что органами следствия и судом эта версия проверялась и не нашла подтверждения.

Вина К. в краже имущества Я. подтверждается как показаниями самого К., полностью признавшего вину, так и показаниями потерпевшего Я., другими доказательствами, и не оспаривается в кассационной жалобе осужденного.

На основании изложенного, Судебная коллегия считает, что суд правильно квалифицировал действия Н. по ст. ст. 162 ч. 3 п. "в", 105 ч. 2 п. п. "в", "з", "н", 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "в", "з", "н" УК РФ, К. - по ст. ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г", 158 ч. 2 п. п. "б", "в" УК РФ, К.О. и Х. - по ст. 175 ч. 2 п. "в" УК РФ по указанным в приговоре квалифицирующим признакам.

Доводы кассационной жалобы осужденного Н. о том, что органами предварительного следствия допущены указанные им в жалобе существенные нарушения уголовно-процессуального закона, не основаны на материалах дела.

Из материалов дела видно, что утверждение Н. о применении к нему недозволенных методов следствия является голословным. Органами следствия не допущено каких-либо нарушений закона, которые повлияли бы или могли повлиять на постановление законного и обоснованного приговора.

Нельзя согласиться и с доводами кассационного протеста об отмене приговора в отношении Н. ввиду нарушения требований ст. 314 УПК РСФСР. Утверждение прокурора не соответствует содержанию приговора, из которого видно, что приговор как в отношении Н., так и других осужденных отвечает требованиям вышеназванного закона. Описательная часть приговора содержит описание преступного деяния, признанного доказанным, характера вины, мотивов и последствий преступления; доказательства, на которых основаны выводы суда, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

Ссылка в протесте на то, что в отношении осужденной Х. нарушены требования ст. 20 УПК РСФСР ничем не мотивирована и ни на чем не основана, является необоснованной.

Обсуждая вопрос о мере наказания осужденным, Судебная коллегия считает, что наказание им назначено судом в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ и соответствует характеру и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, личности виновных и обстоятельствам дела. В частности, судом учтены, как обстоятельства, отягчающие наказание Н., на которые прокурор ссылается в кассационном протесте, так и обстоятельства, смягчающие наказание К. и Х., на которые они указывают в кассационных жалобах. Поэтому оснований для отмены приговора в отношении Н. за мягкостью назначенного ему наказания, о чем поставлен вопрос в протесте, а также для смягчения наказания К.О. и Х., о чем они просят в жалобах, не имеется.

К.О. и Х. ранее отбывали наказание в исправительном учреждении, поэтому под действие Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 30 ноября 2001 года "Об объявлении амнистии в отношении несовершеннолетних и женщин" они не подпадают.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 11 февраля 2002 года в отношении Н., К., К.О. и Х. оставить без изменения, а кассационный протест и кассационные жалобы оставить без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"