||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 10 июля 2002 г. N 25-о02-17

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Ермилова В.М.,

судей Ботина А.Г. и Ламинцевой С.А.

10 июля 2002 года рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Л., адвоката Иванушкиной Г.А. и потерпевшей З.М. на приговор Астраханского областного суда от 9 января 2002 года, которым

Л. 1971 года рождения, со средним специальным образованием, до ареста не работавший, ранее не судимый,

осужден к лишению свободы: по ст. 222 ч. 2 УК РФ на 2 года, по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ на 8 лет с конфискацией имущества, по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на 11 лет, по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "а", "з" УК РФ на 9 лет, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно на 15 лет в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Постановлено о взыскании с осужденного в пользу З.М. и Г.Т. в счет компенсации морального вреда - по 70.000 руб. каждой.

Заслушав доклад судьи Ботина А.Г., объяснения осужденного Л. и адвоката Иванушкиной Г.А., поддержавших доводы своих кассационных жалоб, а также мнение прокурора Сафонова Г.П., полагавшего необходимым приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Л. признан виновным:

в незаконном приобретении, хранении, перевозке и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов неоднократно;

разбойном нападении на М. и Г., совершенного с применением оружия, с целью завладения имуществом в крупном размере и с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего;

убийстве Г., сопряженном с разбоем;

покушении на убийство М., совершенное в отношении двух лиц и сопряженное с разбоем.

Преступления совершены в ночь с 27 на 28 августа 1999 года в Красноярском районе Астраханской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный виновным себя в совершении указанных преступлений не признал.

В кассационных жалобах:

осужденный Л. утверждает, что преступлений он не совершал и его вина не доказана. Считает, что дело в отношении него органами следствия сфабриковано, а судом рассмотрено с обвинительным уклоном. Указывает, что на предварительном следствии он оговорил себя в совершении преступлений в связи с применением к нему физического и психологического насилия со стороны работников милиции. Обращает внимание на непоследовательность показаний З.М. и К., а также на то, что все вещественные доказательства по делу не были осмотрены следователями. Просит приговор в отношении него отменить и дело прекратить;

адвокат Иванушкина в защиту Л. утверждает, что вина осужденного в совершении указанных преступлений не доказана, а вывод о его виновности основан лишь на предположениях. Указывает, что показания Л., допрошенного органами следствия в качестве подозреваемого, получены с нарушением закона - без участия адвоката и в присутствии работника милиции, ранее применявшего к осужденному насилие. Оспаривает законность протокола обыска в доме осужденного, при этом обращает внимание на отсутствие в протоколе подписи следователя, на противоречия, содержащиеся в тексте протокола и видеозаписи указанного следственного действия, в частности, на отсутствие в последней сведений об обнаружении в туалете магазина от ружья. Также обращает внимание на несоответствие выводов экспертиз относительно количества отверстий на рубашке Г. и количества огнестрельных ранений на теле потерпевшего. Указывает на непоследовательность показаний свидетеля З.М. в части опознания ею обнаруженных по месту жительства осужденного денег. Считает, что дело расследовано и рассмотрено неполно, при этом не установлено, при каких обстоятельствах на деньгах, изъятых по месту жительства Л., могли образоваться наслоения земли, а также не выяснено, в какой одежде совершены осужденным преступления, и где было совершено нападение на Г. и М. Считает также, что не установлен мотив действий осужденного, а вывод суда о наличии у последнего долга, ничем не подтвержден. Полагает, что о применении при совершении преступлений конкретного оружия осужденный мог узнать от работников милиции, участвовавших в осмотре места происшествия. Просит приговор отменить и дело прекратить.

Потерпевшая З.М., не оспаривая вывод суда о виновности Л. и меру назначенного ему наказания, указывает, что суд не решил вопрос о возврате ей денег в сумме 2.000 руб., обнаруженных в кармане одежды ее мужа. Просит ускорить вопрос об исполнении приговора в части передачи ей 145.000 руб.

В письменных возражениях на содержащиеся в кассационной жалобе адвоката доводы адвокат Головнина М.Ф. в интересах потерпевшей З.М. просит приговор оставить без изменения.

Судебная коллегия, изучив материалы дела и проверив доводы, содержащиеся в кассационных жалобах, находит приговор законным и обоснованным по следующим основаниям.

Вывод суда о виновности Л. в незаконном обороте огнестрельного оружия и боеприпасов, разбойном нападении на М. и Г., убийстве Г., а также в покушении на убийство М. основан на доказательствах, исследованных в судебном заседании всесторонне, полно и объективно.

Содержащиеся в кассационных жалобах осужденного и его защитника доводы о том, что Л. преступлений не совершал, вина его не доказана, а вывод о его виновности основан лишь на предположениях, обоснованными признать нельзя, поскольку они опровергаются, в частности, показаниями самого осужденного, данными им на предварительном следствии 30 августа 1999 года при допросе в качестве подозреваемого, согласно которым он с целью погашения долга решил достать и продать кому-нибудь спирт в большом количестве, для чего с помощью К. познакомился с М. и договорился о приобретении последним у него 6 тонн спирта по 33 руб. за литр, после чего, не доверяя М., вооружился ружьем "Сайга" и газовым пистолетом "ИЖ", переделанным под боевые патроны, и приехал на встречу с ним 27.08.99 в 24 часа в район Новоурусовского моста, а когда туда приехали на автомашине М. и Г., он сел на заднее сидение автомашины, где ему показали деньги, а затем он из пистолета несколько раз выстрелил в сидевшего на переднем пассажирском сидении Г. и несколько раз в убегавшего в сторону реки М., при этом, преследуя последнего, видел как он, держась за бок, упал, затем встал и бросился в реку и поплыл от берега, после чего он, Л., вернулся к автомашине и, обнаружив, что Г. жив, выстрелил в него из ружья, забрал деньги и вернулся домой, где деньги, которых оказалось 145.000 руб., положил в тумбочку в прихожей.

Суд первой инстанции тщательно проверил заявление осужденного и его защитника о том, что эти показания получены от Л. с нарушением закона - без участия адвоката и в присутствии работника милиции, ранее применявшего к осужденному насилие, и нашел это заявление необоснованным.

Судебная коллегия находит этот вывод суда относительно указанного заявления осужденного и адвоката правильными.

Как видно из материалов дела, показания в качестве подозреваемого даны осужденным после разъяснения ему положений ст. 51 Конституции РФ и в присутствии адвоката. Каких-либо объективных данных, свидетельствующих о том, что эти показания даны осужденным под принуждением, в материалах дела отсутствуют.

К тому же, эти показания подробны, последовательны и полностью согласуются с другими исследованными судом доказательствами, в том числе с данными о количестве, локализации и механизме причинения обнаруженных у потерпевших М. и Г. огнестрельных ранений, содержащимися в актах судебно-медицинских экспертиз, данными о расположении стреляных гильз и пуль, обнаруженных на месте происшествия, содержащимися в протоколах осмотра места происшествия и автомашины потерпевшего, данными о характеристике гильз и пуль, обнаруженных на месте происшествия и изъятых из тела Г., содержащимися в актах судебно-баллистических экспертиз, а также с протоколом обыска по месту жительства осужденного, согласно которому в тумбочке, расположенной в прихожей дома, обнаружены деньги в сумме 145.000 руб.

Кроме того, как видно из материалов дела, приведенные выше и в приговоре показания осужденного даны им еще до обнаружения трупа М., то есть тогда, когда органы следствия не располагали сведениями о наличии у М. огнестрельных ранений и причинах его смерти.

С учетом этих обстоятельств, а также и других приведенных в приговоре доказательств, в частности, показаний свидетеля К., подтвердившего факты переговоров между Л. и М. относительно приобретения последним спирта, и потерпевшей З.М. (жены М.), по указанным в приговоре признакам опознавшей несколько денежных купюр из числа обнаруженных в доме осужденного, суд обоснованно признал показания Л. в указанной части достоверными.

Поэтому содержащиеся в кассационных жалобах доводы об оговоре Л. самого себя в совершении преступлений в процессе его допроса в качестве подозреваемого также обоснованными признать нельзя.

Нельзя согласиться и с содержащимися в кассационных жалобах доводами о существенном нарушении органами следствия норм уголовно-процессуального закона при производстве 29 августа 1999 года обыска в доме осужденного, поскольку, как видно из материалов дела, объективность всех отраженных в протоколе обыска сведений относительно обнаружения в тумбочке в прихожей денег в сумме 145.000 руб., а в туалете - магазина от ружья подтверждена в судебном заседании показаниями не только свидетелей Г-ва (следователя), Б. и Б-ва, участвовавших в производстве указанного следственного действия в качестве понятых, но и близкими родственниками осужденного - Л.Ф., Л.В. и Л.И. (соответственно отца, матери и жены осужденного).

Каких-либо существенных нарушений закона, которые могли бы послужить основанием для признания указанного протокола обыска недопустимым доказательством по делу, не имеется.

Являются необоснованными и доводы кассационных жалоб о непоследовательности и противоречивости показаний потерпевшей З.М. и свидетеля К., поскольку, как видно из материалов дела и это отражено в приговоре судом, показания потерпевшей относительно признаков, по которым она опознала часть денежных купюр, и показания свидетеля об обстоятельствах встречи Л. и М. как на предварительном следствии, так и в судебном заседании последовательны, подробны и согласуются с другими приведенными в приговоре доказательствами, в частности, с протоколом осмотра денежных купюр, на 4-х из которых обнаружены цифровые пометки, исполненные, как утверждает З.М., именно ею.

Содержащиеся в кассационной жалобе адвоката доводы о несоответствии выводов экспертиз относительно количества отверстий на рубашке Г. и количества огнестрельных ранений на теле потерпевшего опровергаются актами судебно-медицинской и баллистической экспертиз, согласно которым на теле Г. наряду с другими ранениями обнаружены два пулевых проникающих сквозных ранения, а на его рубашке - три огнестрельных повреждения, два из которых могли образоваться одним выстрелом, а также показаниями экспертов в судебном заседании, согласно которым отмеченное выше несоответствие в количестве ранений у Г. и повреждений на его рубашке вызвано лишь высокой степенью загрязненности последней от потеков крови, которая не позволила одно отверстие на ней признать огнестрельным.

Нельзя согласиться и с содержащимися в кассационной жалобе адвоката доводами о том, что судом не выяснено, в какой одежде совершены осужденным преступления, в каком месте было совершено нападение на Г. и М., а также о том, что не установлен мотив действий осужденного.

Согласно показаниям самого осужденного, преступление он совершил в рабочей спецодежде, которую затем выбросил. О наличии такой одежды ранее в гараже и ее исчезновении после событий преступления фактически подтвердил отец осужденного.

Вывод суда о том, что нападение на Г. произошло в салоне автомашины, является правильным и основан на сведениях, содержащихся в протоколах осмотра места происшествия, автомашины и в акте судебно-медицинской экспертизы.

Что касается корыстного мотива действий осужденного, то он судом установлен правильно на основании сведений, полученных в процессе производства обыска в доме осужденного, где были обнаружены приведенные в приговоре документы, свидетельствующие о наличии у Л. долговых обязательств, а также показаний близких родственников осужденного (матери, отца, жены), фактически подтвердивших как эти обязательства, так и отсутствие в семье свободных наличных денег.

Являются не убедительными и доводы жалобы адвоката о том, что осужденный о применении при совершении преступлений в отношении потерпевших конкретного оружия мог узнать от работников милиции, участвовавших в осмотре места происшествия, поскольку все баллистические, криминалистические и медицинские экспертизы, на основании которых органами следствия и судом были сделаны предположительные выводы о производстве выстрелов в М. и Г. именно из карабина "Сайга" и газового пистолета, переделанного под боевые патроны, произведены после 30 августа 1999 года, когда Л. сам назвал тип и модели используемого им оружия при нападении на потерпевших.

Отсутствие в материалах дела точных сведений об обстоятельствах, при которых на деньгах, изъятых по месту жительства Л., образовались наслоения земли с места преступления, само по себе не может свидетельствовать о неполноте исследования материалов дела, как об этом указывается в кассационной жалобе адвоката, поскольку события преступлений имели место в темное время суток, развивались на берегу реки как в салоне автомашины, так вне ее, при этом деньги могли упасть на землю, о чем свидетельствуют и показания следователя и понятых, из которых следует, что обнаруженные в доме осужденного деньги были на ощупь влажными.

Что касается содержащихся в кассационных жалобах доводов о том, что дело органами следствия сфабриковано, а судом рассмотрено с обвинительным уклоном, то они также являются необоснованными.

Как видно из материалов дела, органами следствия при производстве предварительного расследования и судом при рассмотрении дела в судебном заседании каких-либо нарушений УПК РФ, влекущих отмену приговора, допущено не было, дело расследовано и рассмотрено всесторонне, полно и объективно.

При этом каких-либо нарушений процессуального законодательства при приобщении к материалам настоящего дела вещественных доказательств, как об этом указывает в жалобе осужденный, допущено также не было.

Анализ этих и других приведенных в приговоре доказательств свидетельствует о том, что суд правильно установил фактические обстоятельства дела и обоснованно квалифицировал действия осужденного по ст. ст. 222 ч. 2, 162 ч. 3 п. п. "б", "в", 105 ч. 2 п. "з", ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "а", "з" УК РФ.

Мера наказания, назначенная осужденному судом с учетом общественной опасности содеянного, всех обстоятельств дела и данных, характеризующих его личность, является справедливой.

Что касается содержащихся в кассационной жалобе потерпевшей З.М. доводов о том, что суд не решил вопрос о возврате ей денег в сумме 2.000 руб., обнаруженных в кармане одежды ее погибшего мужа, то эти требования могут быть разрешены в порядке гражданского судопроизводства.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 378 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Астраханского областного суда от 9 января 2002 года в отношении Л. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"