||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 10 июля 2002 г. N 359п02

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председателя - Лебедева В.М.,

членов Президиума - Верина В.П., Вячеславова В.К., Жуйкова В.М., Кузнецова В.В., Меркушова А.Е., Петухова Н.А., Попова Г.Н., Радченко В.И., Свиридова Ю.А., Сергеевой Н.Ю., Смакова Р.М.

рассмотрел дело по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Меркушова А.Е. на приговор Брянского областного суда от 6 декабря 2000 года, по которому

С., <...>, судимый 16 сентября 1997 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года,

осужден:

- по ст. ст. 33 ч. 5, 162 ч. 3 п. "б" УК РФ к 11 годам 6 месяцам лишения свободы с конфискацией имущества;

- по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности совершенных преступлений назначено 12 лет лишения свободы с конфискацией имущества, в исправительной колонии особого режима. Он же по ст. ст. 158 ч. 2 п. п. "б", "в", "г", 175 ч. 3 УК РФ оправдан;

К.В.Н., <...>, судимый 9 ноября 1994 года по ст. 144 ч. 2 УК РСФСР к 2 годам лишения свободы, условно, с испытательным сроком 1 год, 12 мая 1995 года по ст. 206 ч. 2 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы, а с применением ст. 41 УК РСФСР - к 5 годам лишения свободы, условно, с испытательным сроком 5 лет,

осужден по ст. 162 ч. 3 п. "б" УК РФ к 12 годам лишения свободы с конфискацией имущества, в исправительной колонии особого режима. Он же по ст. 126 ч. 3 УК РФ оправдан.

Срок наказания исчислен С. с 22 октября 1999 года, К.В.Н. с 24 октября 1999 года.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 12 июля 2001 года приговор суда оставлен без изменений.

По данному делу осуждены также И., Г., В., Щ., К.Д.А., А., в отношении которых протест не принесен.

В протесте поставлен вопрос об исключении из судебных решений в отношении С. квалифицирующего признака неоднократности разбоя и назначении отбывания наказания С. и К.В.Н. в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Нестерова В.В. и заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., согласившегося с протестом,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

По приговору суда К.В.Н. и С. признаны виновными в разбойном нападении с целью завладения имуществом в крупных размерах, С. при этом принадлежала роль пособника.

С. также признан виновным в незаконном приобретении, хранении, ношении и передаче огнестрельного оружия.

Преступления совершены при следующих обстоятельствах.

11 января 1999 года Щ., К.В.Н., Г., А. договорились между собой о совершении разбойного нападения на потерпевшую ЛВ., проживающую в <...>, и распределили между собой роли.

Следуя разработанному плану, примерно в 20 часов того же дня К.В.Н. и Щ. позвонили в дверь квартиры Л., а когда она открыла дверь, ворвались в квартиру. При этом К.В.Н. нанес удар Л. кулаком в лицо, отчего она упала. Угрожая убийством, они связали ей скотчем руки, заклеили им рот потерпевшей и перенесли ее в зал.

В результате перетягивания скотчем рук на обоих предплечьях образовались кровоподтеки, относящиеся к телесным повреждениям, повлекшим легкий вред здоровью. К.В.Н., угрожая Л. убийством, подставил к ее шее имевшийся у него нож и потребовал, чтобы она не кричала. Подавив ее волю к сопротивлению, Щ. и К.В.Н. сложили в сумки похищенное имущество стоимостью 46230 руб.

Продолжая действовать по разработанному плану, 12 января 1999 года, примерно в 1 час ночи, К.В.Н. и Щ. по условному сигналу впустили в квартиру Г. и А., которые забрали собранное имущество и с похищенным скрылись.

Щ. и К.В.Н. привязали Л. скотчем к креслу, после чего скрылись с места преступления.

В начале июня 1999 года, находясь в г. Брянске, И. предложил Щ., А., С., К.Д.А. совершить разбойное нападение на жителя поселка Локоть Брасовского района Брянской области потерпевшего К.В.А. с целью завладения деньгами в сумме 10.000 долларов США.

Для реализации своего намерения они изготовили маски для лица, Г. изготовил палку, А. и другое лицо представили два обреза одноствольных охотничьих ружей, являющихся огнестрельным оружием, пригодным для производства стрельбы, снаряженных боеприпасами - охотничьими патронами, пригодными для стрельбы. С. начертил внутренний план дома потерпевшего.

Чтобы убедиться в наличии денег у К.В.А., С. и другое лицо приехали в поселок Локоть, пришли домой к К.В.А. и обменяли у него стодолларовую купюру.

Во второй декаде июня 1999 года с целью реализации своего плана, К.Д.А. на автомашине ВАЗ-2103 привез в пос. Локоть Щ., А., Г. и другое лицо, при этом привезли и имевшиеся у них два обреза одноствольных охотничьих ружей, снаряженных охотничьими патронами. К ним присоединился С.

Недалеко от дома К.В.А. А. и Щ. отказались участвовать в нападении, а остальные участники приняли решение перенести совершение этого преступления на более поздний срок. С. передали на хранение имевшиеся у них маски, перчатки, палки, два обреза охотничьих ружей. Один из них с патроном ему передал А.

С. до 1 июля 1999 года хранил указанные предметы, в том числе огнестрельное оружие и боеприпасы, по месту своего жительства.

В конце июня 1999 года в г. Брянске Г. предложил участвовать в разбойном нападении на потерпевшего К.В.А. - В., а другое лицо - К.В.Н., и они дали свое согласие.

1 июля 999 года, около 1 часа ночи, на указанной автомашине К.Д.А. с целью совершения разбойного нападения привез в поселок Локоть Г., К.В.Н., В. и другое лицо. С. передал им перчатки, маски, палки, а также два обреза охотничьих ружей, снаряженных патронами, которыми вооружились В. и К.

Вооружившись, Г., В., К.В.Н. и другое лицо подошли к дому <...>. Когда К.В.А. открыл входную дверь, все они с целью завладения 10.000 долларами США ворвались в дом и напали на находившихся в нем К.В.А., К.Е.В., К.В.М., К.М.В., избили их. При этом К.В.Н. и В. нанесли К.В.А., Х.М.В., К.В.М. удары ружейными обрезами в головы, Г. ударил палкой по голове К.Е.В., другое лицо - К.В.А. по голове несколько раз. З. ударил по голове ружейным обрезом К.М.В., а когда тот упал, стал его душить. Встретив активное сопротивление, Г., В., К. и другое лицо, не достигнув цели завладеть крупной денежной суммой, скрылись с места преступления.

В результате разбойного нападения К.В.А. были причинены ушибленные раны мягких тканей волосистой части головы и верхних конечностей, относящиеся к телесным повреждениям, повлекшим легкий вред здоровью. К.В.М. - телесные повреждения в виде ссадины лица, ушибленных ран мягких тканей лица и волосистой части головы, повлекшие легкий вред здоровью.

Материалами данного уголовного дела вина С. и К.В.Н. установлена.

Вместе с тем судебные решения в отношении С. и К.В.Н. подлежат изменению, поскольку суд без достаточных оснований назначил им отбывание наказания в исправительной колонии особого режима.

Из материалов дела видно, что С. 16 сентября 1997 года Брасовским районным народным судом Брянской области осужден по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" УК РФ к двум годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года, а К.В.Н. осужден 9 ноября 1994 года Советским районным судом г. Брянска по ст. 144 ч. 2 УК РСФСР к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год и 12 мая 1995 года Володарским районным судом г. Брянска по ст. 206 ч. 2 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы условно, а с применением ст. 41 УК РСФСР - к 5 годам лишения свободы, условно, с испытательным сроком 5 лет.

Суд к обоим осужденным по указанным приговорам применил пункт 6 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 26 мая 2000 года "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов".

Однако суд, обоснованно указав в приговоре на применение амнистии и освобождение от наказания, ошибочно назначил С. и К.В.Н. для отбывания наказания исправительную колонию особого режима вместо строгого, поскольку в соответствии с требованиями ст. 86 ч. 2 УК РФ, лицо, освобожденное от наказания, считается несудимым. Поэтому осужденным С. и К.В.Н. режим исправительного учреждения следует назначить вместо особого - строгий в соответствии с требованиями ст. 58 п. "в" УК РФ, как лицам впервые осужденным за совершение особо тяжкого преступления при отсутствии особо опасного рецидива.

Кроме того, следует исключить из судебных решений квалифицирующий признак неоднократности разбоя у С., который был ему вменен по признаку прошлой судимости за кражу.

Назначенное судом наказание С. и К.В.Н. соответствует требованиям закона и смягчению не подлежит.

На основании изложенного и руководствуясь п. 5 ч. 1 ст. 378, ч. 2 ст. 379 УПК РСФСР,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

приговор Брянского областного суда от 6 декабря 2000 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 12 июля 2001 года в отношении С. и К.В.Н. - изменить. Для отбытия наказания назначить им исправительную колонию строгого режима.

Исключить из судебных решений в отношении С. квалифицирующий признак неоднократности разбоя.

В остальном судебные решения в отношении них оставить без изменений.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"