||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 4 июля 2002 г. N 36-о02-12

 

Судебная коллегия по уголовным *** Верховного Суда Российской Федерации в составе

Председательствующего Лутова В.Н.

Судей Истоминой Г.Н. и Магомедова М.М.

рассмотрела в судебном *** от 4 июля 2002 года кассационные жалобы осужденных К.А.А. и П. на приговор Смоленского областного суда от 27 ноября 2001 года, которым

К.А.А., <...>, ранее судимый

29 сентября 1991 года по п. п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 3 года

осужден по п. п. "д", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 9 годам 8 месяцам лишения свободы.

На основании ч. 5 ст. 74 УК РФ условное осуждение К.А.А. по приговору от 29 сентября 1997 года отменено и в соответствии со ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено неотбытое наказание и окончательно назначено 10 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

П., <...>, ранее не судимый

осужден по п. п. "д", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 10 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

На основании ст. 22, п. "в" ч. 1 ст. 97, ч. 2 ст. 99 УК РФ П. и К.А.А. назначены принудительные меры медицинского характера в виде амбулаторного принудительного лечения и наблюдения у психиатра.

К.А.А. и П. признаны виновными и осуждены за убийство группой лиц с особой жестокостью Е., 1973 года рождения.

Преступление совершено ими 18 ноября 1999 года в г. Рославле Смоленской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., заключение прокурора Асанова В.Н., полагавшего исключить из приговора указание суда о назначении К.А.А. наказания по совокупности приговоров по правилам ст. 70 УК РФ, а в остальном приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационной жалобе осужденный П. просит приговор отменить, дело направить на дополнительное расследование, ссылаясь на то, что вывод суда о его виновности основан на домыслах.

Его поведение на предварительном следствии объяснялось чувством дружбы к К.А.А., а также состояние стресса, вызванного его арестом, в связи с чем он оговорил себя. Однако суд ему не поверил.

Свидетели дали в судебном заседании иные показания, отличающиеся от их показаний на предварительном следствии, но суд не выяснил причину противоречий в их показаниях.

Назначенное ему наказание считает излишне суровым.

Осужденный К.А.А. в своей кассационной жалобе указывает, что преступление совершил в несовершеннолетнем возрасте, а кроме того страдает психическим заболеванием с детства, при этом особенности его психики не позволили ему в полной мере осознавать общественную опасность и характер своих действий. Считает заключение экспертов о его вменяемости ошибочным, в связи с чем по делу необходимо провести повторную судебно-психиатрическую экспертизу.

Кроме того, его действия неправильно квалифицированы по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ, поскольку потерпевший скончался не на месте преступления, а через несколько часов в больнице. Просит объективно рассмотреть его жалобу.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденных в убийстве правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Доводы жалобы П. о его непричастности к причинению смерти Е. не основаны на материалах дела и опровергаются следующими доказательствами.

Так, осужденный К.А.А. на предварительном следствии пояснял о том, что после распития спиртных напитков между П. и Е. возник конфликт. Они вышли из кухни в комнату, откуда он услышал шум и стуки, а когда зашел туда, увидел, что П. бьет лежащего на полу Е. руками и ногами. Его отец К.А.П. стал заступаться за Е., а он взял нож и нанес им 2 или 3 удара Е. по телу и вышел на кухню. П. же остался в комнате, откуда он слышал звуки ударов, а вернувшись в комнату, увидел, что П. продолжает избивать Е. ногами по голове и туловищу.

Сам осужденный П. пояснял на предварительном следствии, что в ходе ссоры с Е. нанес ему удары кулаком в лицо, а когда он упал, стал наносить удары ногой по телу. Затем на улице он ударил потерпевшего по спине спинкой от кровати, а лежащему на земле нанес удары ногой по лицу. Возвратившись в дом вместе с Е., он толкнул его. Е. с молотком пошел на него, а он взял нож и нанес им удар по руке потерпевшего. К.А.А. взял у него нож и со словами: "Дай и я попробую" нанес потерпевшему удары ножом по телу.

Эти показания К.А.А. и П. соответствуют показаниям свидетеля К.А.П., который пояснил, что видел как П. стал избивать ногами лежащего на полу Е. Он стал оттаскивать П., но сын нанес ему удар молотком по боку. Отобрав у сына молоток и ударив его, он ушел домой. Узнав утром следующего дня об убийстве Е., понял, что это совершили П. и его сын, поскольку когда он уходил, никого кроме них и потерпевшего в квартире не было.

Приведенные показания осужденных о характере примененного насилия к потерпевшему подтверждаются также данными осмотра места происшествия, заключением судебно-медицинского эксперта.

При таких обстоятельствах суд обоснованно признал достоверными показания осужденных на предварительном следствии и пришел к выводу о том, что смерть потерпевшего Е. явилась результатом их совместных согласованных действий.

Действиям осужденных суд дал правильную юридическую оценку.

Вопрос о психическом состоянии П. и К.А.А. также было исследовано в судебном заседании.

Согласно акту судебно-психиатрической экспертизы выявленные у К.А.А. особенности психики не позволяли ему в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Отставание в психическом развитии К.А.А. связано с психическим расстройством, в связи с чем эксперты пришли к выводу о необходимости назначения ему принудительных мер медицинского характера.

С учетом этих выводов эксперта, а также поведения К.А.А. в момент совершения преступления, в судебном заседании суд обоснованно признал его вменяемым и назначил ему принудительную меру медицинского характера.

Обоснованным является и решение суда о вменяемости П.

Наказание назначено осужденным соразмерно содеянному, с учетом данных об их личности, условий их жизни и воспитания, уровня психического развития, всех обстоятельств дела, а также влияния назначенного наказания на их исправление.

Оснований для смягчения наказания, о чем ставится вопрос в жалобах, не имеется.

Учитывая изложенное, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Смоленского областного суда от 27 ноября 2001 года в отношении К.А.А. и П. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"