||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 4 июля 2002 г. N 64-о01-23

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе:

председательствующего - Вячеславова В.К.

судей - Коннова В.С. и Дубровина Е.В.

рассмотрела в судебном заседании от 4 июля 2002 г. кассационные жалобы осужденного Н. и законного представителя осужденного М.А. - М.В. на приговор Сахалинского областного суда от 21 июня 2001 г., которым

Н., <...>, русский, с образованием 7 классов, не работавший, ранее судимый 3 августа 1998 г. по ст. ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г", 161 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г", "д"; 162 ч. 3 п. "б"; 222 ч. 2 и 223 ч. 2 УК РФ к шести годам лишения свободы условно с испытательным сроком в три года;

- осужден по п. п. "а", "д", "ж", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ к двадцати годам лишения свободы; по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ - к двадцати трем годам лишения свободы с отбыванием первых пяти лет в тюрьме, остального срока лишения свободы - в исправительной колонии особого режима.

По ч. 4 ст. 222 УК РФ Н. оправдан.

М.А., <...>, русский, обучавшийся в 11-ом классе средней школы, ранее не судимый;

- осужден по п. п. "а", "д", "ж", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ к восьми годам лишения свободы в воспитательной колонии.

Н. и М.А. признаны виновными и осуждены за убийство двух лиц - Т., 1978 г. рождения, и К., 1981 года рождения, совершенное в ночь с 26 на 27 ноября 2000 г. с особой жестокостью, группой лиц, с целью скрыть другое преступление (убийство Т.).

Заслушав доклад судьи Коннова В.С., объяснения осужденного Н., мнение прокурора Козусевой Н.А., полагавшей судебное решение в отношении Н. и М.А. изменить, судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационных жалобах:

осужденный Н. просит отменить приговор и направить дело на новое расследование, ссылаясь на то, что он осужден за те действия, которых не совершал; на проведение судебного следствия с нарушением закона; на неправильную оценку показаний М.А.; на ненадлежащую защиту его адвокатом Кукиной. Утверждает, что убийства Т. и К. совершил М.А.

Осужденный М.А. в возражениях указывает на свое несогласие с жалобой Н. и утверждает, что достоверными являются его показания в ходе предварительного следствия, а в судебном заседании он изменил показания из чувства жалости к Н., чтобы смягчить ему наказание;

законный представитель М.В. просит изменить приговор и смягчить наказание М.А., ссылаясь на возраст свой и матери осужденного М.А., на то, что тот не опасен для общества и подвержен влиянию более старших по возрасту.

Изучив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб и возражений осужденного М.А. на жалобу Н., судебная коллегия находит приговор в отношении Н. и М.А. подлежащим изменению по следующим основаниям.

Виновность Н. и М.А. в тех действиях, за которые они осуждены, подтверждается совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре, а виновность М.А., кроме того, в жалобе не оспаривается.

Из постановления от 25 июня 1999 г. следует, что 1 января 1999 г. М. около клуба в сервомайское причинил Н. телесные повреждения, вызвавшие тяжкий вред здоровью, но действовал он в состоянии необходимой обороны во время групповой драки, когда посягательство на жизнь М. было общественно опасным, наличным и реальным, и уголовное дело в отношении М. по ч. 1 ст. 111 УК РФ было прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления (л.д. 90 - 91 т. 2).

Как видно из показаний подсудимых Н. и М.А., 26 ноября 2000 г. Т. (сестра М.) в клубе напомнила Н., как его "порезали" и сказала, что добьют его. Н. попросил у М.А. нож, но у того ножа не оказалось и они пошли за ножом на летнюю кухню к Х. (как пояснял М.А., путь туда в одну сторону занимал минут 20), где М.А. взял нож и они вернулись к клубу.

Как пояснял М.А., он понял, что нож нужен Н., чтобы убить Т. На железнодорожной насыпи они стали ждать. Когда Т. вышла вместе с К., они пошли по Клубному переулку. Н. забрал у него нож и пошел за девушками. Он (М.А.) пошел за Н., решив помочь убить Т. Они догнали девушек и напали на них. К. шла сзади Т. Он (М.А.) обхватил ее, закрыл ей глаза ладонью, закрыл ей рот, чтобы она не кричала и не видела, что происходит. Так как К. шла с Т., они решили убить и К. как свидетеля. Н. в течение около 5 минут наносил удары Т., та просила Н. не бить ее, утверждая, что она уже мертвая. Т. лежала на снегу и он понял, что она убита.

В ходе предварительного следствия М.А. последовательно утверждал, что он ударов Т. не наносил. В судебном заседании его показания в этой части были противоречивыми. Суд обоснованно признал достоверными показания М.А. в судебном заседании, соответствующие его показаниям в ходе предварительного следствия и дал надлежащую оценку изменению им показаний в судебном заседании.

Ссылка Н. на применение к М.А. в ходе предварительного следствия незаконных методов расследования противоречит материалам дела и является несостоятельной. Указанная ссылка противоречит показаниям свидетеля В. Как пояснял свидетель М.В. (отец осужденного), на следующий день после задержания он видел сына, у того никаких побоев не было и он сам сказал, что его не били. Из протокола принятия заявления М.А. о преступлении видно, что он писал его "добровольно и собственноручно" (т. 2 л.д. 95). При последующих допросах с участием адвоката М.А. утверждал, что показания он дает без принуждения и так, как все это было на самом деле (т. 2 л.д. 104), Н. не оговаривает (т. 2 л.д. 112). Из записки, авторство которой согласно заключения судебно-почерковедческой экспертизы принадлежит Н., видно, что Н. уговаривал изменить М.А. показания в судебном заседании, указывал, что ему необходимо говорить и изменение показаний предлагал мотивировать тем, что его избивали сотрудники милиции (л.д. 34 т. 2).

В судебном заседании подсудимый Н. пояснял, что когда они догнали девчонок, то Т. повернулась к нему лицом, а он нанес ей в левую часть груди, где находится сердце, около 10 ударов ножом. Т. практически сразу упала. В это время М.А. удерживал К.

Ни в ходе предварительного следствия, ни в судебном заседании Н. не давал показаний о том, что он видел, был очевидцем нанесения ударов ножом Т.

Причастность других, кроме Н., лиц к нанесению ударов ножом Т. из материалов дела не усматривается. Из заключения судебно-медицинской экспертизы видно, что смерть Т. наступила в результате острой кровопотери, вызванной 74 прижизненными ранениями различных частей тела (в том числе - в область грудной клетки, с ранениями сердца, аорты, легких, ей было нанесено 39 колото-резаных ран).

С учетом количества, локализации нанесенных при убийстве прижизненных ранений Т. суд пришел к обоснованному выводу об особой жестокости ее убийства. С учетом показаний М.А. о том, что Н. наносил удары ножом Т. в течение около 5 минут, при этом Т. просила не бить ее, вывод суда о том, что М.А. осознавал особую жестокость ее убийства, соответствует материалам дела.

Вместе с тем, судом правильно установлено и указано об этом в приговоре, что "в то время, как Н. совершал убийство Т., М.А., оказывая ему содействие, удерживал очевидца преступления К., лишая ее возможности оказать помощь потерпевшей или сообщить другим лицам об ее убийстве". Таким образом, исполнителем убийства Т. судом признан один Н., а М.А. не принимал непосредственного участия в процессе лишения Т. жизни, а лишь способствовал Н. в ее убийстве. Пособник и один исполнитель убийства не образуют признака убийства - совершения его группой лиц. При таких данных по эпизоду убийства Т. действия М.А. подлежит переквалификации с п. п. "а", "д", "ж", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 5 ст. 33 и п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ как пособничество Н. в убийстве Т. с особой жестокостью.

Виновность Н. в соучастии в убийстве К. подтверждается:

показаниями М.А. в ходе предварительного следствия о том, что после убийства Н. Т. он стал подталкивать К. к Н., который ударил ее ножом в область грудной клетки. После этого Н. передал нож ему и остальные удары ножом К. нанес он. Кроме того, М.А. пояснял, что когда он подталкивал К. к Н., она просила не убивать ее, обещая никому не сообщать о происшедшем.

Аналогичные показания подсудимый М.А. дал и в судебном заседании. С учетом последовательности показаний М.А. в ходе предварительного следствия, соответствия их другим доказательствам, суд обоснованно признал достоверными его аналогичные показания в судебном заседании.

Как следует из записки, авторство которой согласно заключения судебно-почерковедческой экспертизы принадлежит Н. и адресованной М.А., Н. просил М.А. "брать все на себя", поскольку одному ему будет лучше, а если он даст показания в отношении него (Н.), то ему "дадут" лет 25, и надеялся на него (М.А.), инструктировал, какие показания ему следует дать (л.д. 34 т. 2). В соответствии с этой просьбой и полученными инструкциями подсудимый М.А. изменил показания, утверждая, что все удары К. наносил он один. Суд дал надлежащую оценку изменению М.А. показаний.

В судебном заседании судебно-медицинский эксперт Б. пояснял, что измененные показания М.А. о нанесении им ударов К. не соответствуют действительности, с учетом траектории ранений нереально нанести К. имевшиеся повреждения из положения, указанного М.А.

Как следует из заключения судебно-медицинской экспертизы, смерть К. наступила в результате массивной кровопотери, вызванной не менее, чем 29 колото-резаными и резаными ранениями, в том числе - имелись проникающие колото-резаные ранения и в месте, указанном М.А., как область нанесения удара ножом Н.

Виновность Н. подтверждается и другими, имеющимися в деле, приведенными в приговоре доказательствами.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины М.А. в убийстве К., совершенном группой лиц и с особой жестокостью, и о доказанности вины Н. в убийстве двух лиц - Т. и К., Т. - с особой жестокостью, К. - группой лиц и верно квалифицировал в этой части их действия: М.А. - по п. п. "д", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, Н. - по п. п. "а", "д", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ по указанным признакам.

Вместе с тем, из осуждения М.А. и Н. подлежит исключению п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ, поскольку приговором установлено, что Н. и М.А. от клуба последовали за Т. и К. "с умыслом на убийство двух лиц". Наличие заранее сформировавшегося умысла на убийство двух лиц исключает возможность квалификации убийства второго из этих лиц с целью сокрытия убийства первого лица. Кроме того, поскольку М.А. по убийству Т. являлся не соисполнителем, а пособником, то в его действиях по убийству К. отсутствует п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ - убийство им двух лиц.

Органами предварительного следствия и судом проверялось психическое состояние Н. Сам Н. пояснял, что на самом деле он психически здоров (л.д. 43 т. 2). Как пояснял М.А., Н. действовал вполне осознанно, он человек вполне психически нормальный. Из справки видно, что на учете у врача-психиатра Н. не состоял (л.д. 77, 104 т. 2). Как следует из учетной карты призывника, врач-психиатр признал Н. годным к военной службе (л.д. 80 т. 2). В отношении Н. проводилась судебная психиатрическая экспертиза и комиссия врачей-психиатров установила отсутствие хронического психического заболевания и каких-либо временных болезненных расстройств психической деятельности (л.д. 200 т. 1). Ознакомившись с актом экспертизы и с материалами дела по окончании предварительного следствия, Н. никаких заявлений, ходатайств в отношении акта экспертизы не имел. С учетом осмысленных, целенаправленных действий Н., поддержания им адекватного речевого контакта, отсутствия у него бреда и галлюцинаций, суд обоснованно признал Н. вменяемым и предусмотренных законом оснований для назначения и проведения в отношении Н. повторной, стационарной судебно-психиатрической экспертизы не имелось.

Наказание Н. назначено судом по п. п. "а", "д", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ и по совокупности приговоров в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному им, с учетом данных о его личности, влияния назначенного наказания на его исправление и всех конкретных обстоятельств дела.

Вместе с тем, с учетом того, что ранее Н. не отбывал реальное лишение свободы в местах лишения свободы, назначение ему отбывания части срока лишения свободы в тюрьме в достаточной степени не обоснованно и судебная коллегия считает необходимым исключить из приговора указание об отбывании Н. части срока лишения свободы в тюрьме.

Несмотря на исключение из осуждения Н. п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ, с учетом того, что его конкретные действия по убийству Т. и К. и данные о его личности остались без изменения, а наказание ему назначено справедливое, судебная коллегия не находит оснований для смягчения ему наказания в виде лишения свободы.

Приговором установлено отсутствие обстоятельств, отягчающих наказание М.А., и признаны обстоятельствами, смягчающими его наказание - явка с повинной и изобличение другого соучастника преступления, несовершеннолетний возраст. Согласно ч. 6 ст. 88 УК РФ несовершеннолетним осужденным лишение свободы назначается на срок не свыше 10 лет. В соответствии со ст. 62 УК РФ при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных п. "и" ч. 1 ст. 61 настоящего Кодекса (в том числе - явки с повинной, изобличения других соучастников преступления), и отсутствии отягчающих обстоятельств срок наказания не может превышать трех четвертей максимального срока наказания. При таких данных суд не имел права назначить М.А. наказание в виде лишения свободы, превышающее срок в семь лет шесть месяцев (три четверти от десяти лет), а поэтому судебная коллегия, исходя из этих обстоятельств, по совокупности преступлений считает необходимым назначить М.А. наказание в указанном размере лишения свободы, в связи с чем по конкретным составам преступлений наказание ему подлежит назначению (смягчению) с применением ст. 64 УК РФ.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Участие законных представителей несовершеннолетнего обвиняемого М.А. при его допросах в ходе предварительного следствия УПК РСФСР, действовавшим на время совершения следственных действий, не предусматривалось, вследствие чего их отсутствие при допросах М.А. не являлось нарушением закона.

Ссылка Н. на то, что судом не назначено экспертное исследование куртки М.А., представленной суду его законным представителем, не свидетельствует о нарушении закона. Согласно ст. 123 Конституции РФ судопроизводство в РФ осуществляется на принципе состязательности сторон. В обязанности суда сбор дополнительных доказательств не входит. Как видно из протокола судебного заседания, никем из участников процесса не заявлялось ходатайство об экспертном исследовании куртки. Кроме того, как следует из материалов дела, М.А. держал нож, которым были убиты обе девушки и забрасывал их трупы снегом, поэтому проведение биологического исследования куртки не может повлиять на выводы суда, изложенные в приговоре.

Из материалов дела видно, что Н. собственноручно писал заявление о предоставлении ему для защиты его интересов адвоката Кукину, от других адвокатов он отказывался (л.д. 21 т. 2). Защиту интересов Н. адвокат Кукина осуществляла в соответствии с требованиями закона, его право на защиту нарушено не было. За исключением вносимых изменений, данное дело с учетом требований ст. 123 Конституции РФ рассмотрено судом всесторонне, полно и объективно. Этапирование Н. в следственный изолятор в г. Москву не имеет целью обеспечить ему свидание с адвокатом за счет средств налогоплательщиков. Рассмотрение дела в режиме видеоконференцсвязи при нахождении Н. в г. Челябинске не нарушает его процессуальных прав. С материалами предварительного следствия Н. был ознакомлен по его окончании, в судебном заседании все доказательства исследовались с его участием, с судебным производством он ознакомлен. Очередное ознакомление осужденного с материалами дела до кассационного рассмотрения дела законом не предусмотрено.

Судебная коллегия не нашла оснований для вызова и допроса в качестве дополнительного свидетеля осужденного П., поскольку сам он очевидцем происшедшего не был, как указывает Н. в жалобе, о происшедшем ему известно из рассказа задержанного М.А. в камере изолятора. Однако рассказ одного задержанного другим задержанным о причинах его задержания и происшедшем не является доказательством по делу согласно ст. 69 УПК РСФСР, вследствие чего и производный от него рассказ другого задержанного не может влиять на приговор. Кроме того, измененные показания М.А., данные в интересах Н., исследовались в судебном заседании и уже получили надлежащую оценку в приговоре.

При таких данных оснований для удовлетворения жалобы осужденного Н. не усматривается.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Сахалинского областного суда от 21 июня 2001 г. в отношении Н. и М.А. изменить.

Переквалифицировать действия М.А. по эпизоду убийства Т. с п. п. "а", "д", "ж", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 5 ст. 33 и п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ, по которой назначить ему наказание с применением ст. 64 УК РФ в виде лишения свободы сроком на семь лет.

Из осуждения М.А. по эпизоду убийства К. исключить п. п. "а", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ и считать его осужденным в этой части по п. п. "д", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Смягчить назначенное М.А. по п. п. "д", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ наказание с применением ст. 64 УК РФ до семи лет лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 5 ст. 33 и п. "д" ч. 2 ст. 105, п. п. "д", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, окончательное наказание назначить М.А. путем частичного сложения наказаний в виде лишения свободы сроком на семь лет шесть месяцев с отбыванием наказания в воспитательной колонии.

Из осуждения Н. исключить п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ и считать его осужденным по п. п. "а", "д", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ к двадцати годам лишения свободы.

Исключить из приговора указание об отбывании Н. первых пяти лет лишения свободы в тюрьме.

В остальной части тот же приговор в отношении Н. и М.А. оставить без изменения, а кассационные жалобы Н. и М.В. - оставить без удовлетворения.

 

Председательствующий

ВЯЧЕСЛАВОВ В.К.

 

Судьи

КОННОВ В.С.

ДУБРОВИН Е.В.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"