||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 3 июля 2002 г. N 21-Д02-4

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Ермилова В.М.,

судей Ахметова Р.Ф., Ламинцевой С.А.

3 июля 2002 года в судебном заседании рассмотрела дело по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации А.Е. Меркушова.

По приговору Нальчикского городского суда Кабардино-Балкарской Республики от 11 октября 2000 года

Ш., родившийся 21 июня 1976 года,

Э., родившийся 14 февраля 1976 года,

осуждены к лишению свободы, каждый: по ст. 126 ч. 2 п. "а" УК РФ к 6 годам, по ст. 306 ч. 2 УК РФ к 1 году.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ каждому из них окончательно назначено 6 лет 3 месяца лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Они же по ст. 316 ч. 2 УК РФ оправданы за отсутствием состава преступления в действиях.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 22 ноября 2000 года приговор в отношении Э. и Ш. оставлен без изменения.

По этому же делу осуждены Г. и Х., оправданы М.Х. и И., в отношении которых протест не принесен.

Заслушав доклад судьи Ахметова Р.Ф., объяснения защитника Хамуковой Т.Н., просившей протест удовлетворить, заключение прокурора Богдашкина А.П., полагавшего протест удовлетворить, судебная коллегия

 

установила:

 

Ш. и Э. признаны виновными в похищении М. группой лиц по предварительному сговору, в заведомо ложном доносе, соединенным с обвинением лица в совершении тяжкого преступления - угоне.

Согласно приговору в начале июня 1999 года Г., Х. и другие неустановленные лица из корыстных побуждений вступили в преступный сговор на похищение М. и вымогательство у родственников последнего 400.000 долларов США за его освобождение.

4 июля 1999 года указанными лицами М. был похищен и отвезен на дачный участок садового товарищества "Труженик", где находился до середины октября, а затем перевезен на территорию АО "Вино", где удерживался до 7 декабря.

По согласованию с другими участниками преступной группы Г. договорился с Ш. и Э. о дальнейшем перемещении М., сообщив им о ранее имевших место похищении и удержании последнего.

Прибыв на территорию АО на автомашине под управлением Ш., в то время как Э. оставался в автомобиле, Г. сообщил потерпевшему о перемещении в другое место, заставил выпить спиртное и сесть в автомашину. При выезде из поселка Чегем-2 автомобиль был остановлен сотрудниками УГИБДД КБР, после чего последних в сторону отвели Ш. и Э., воспользовавшись этим, Г. вместе с потерпевшим на автомобиле уехали.

Ш. и Э., сознавая, что сообщают работникам УГИБДД заведомо не соответствующие действительности сведения, умышленно заявили об угоне автомашины неизвестными лицами, в связи с чем было возбуждено и расследовалось уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст. 166 ч. 2 п. "а" УК РФ.

В протесте, принесенном в порядке надзора, ставится вопрос об отмене судебных решений в части осуждения Ш. и Э. по ст. ст. 126 ч. 2 п. "а", 306 ч. 2 УК РФ и направлении дела на новое судебное рассмотрение по мотиву нарушения судом требований ст. ст. 20 и 314 УПК РСФСР о всесторонности, полноте и объективности исследования всех обстоятельств дела, законности и обоснованности приговора, который не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана, а описательная часть приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного доказанным, с указанием способа его совершения, характера вины, мотивов и последствий; доказательства, на которых основаны выводы суда, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, судебная коллегия находит протест обоснованным и подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 307 УПК РФ, а также в соответствии ранее действовавшими нормами ст. 314 УПК РСФСР, приговор должен содержать доказательства, на которых основаны выводы суда, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

Как правильно указано в протесте, по настоящему делу эти требования закона должным образом не соблюдены.

По смыслу закона, похищение человека является оконченным с момента его захвата и перемещения в другое место помимо воли потерпевшего.

Согласно приговору М. был похищен Х., Г. и другими лицами 4 июля 1999 года, удерживался и перемещался вплоть до 7 декабря того же года. При этом Ш. и Э. не участвовали.

Ш. и Э. вину в похищении человека в составе группы лиц по предварительному сговору, заведомо ложном доносе отрицали и показывали, что желали содействовать лишь освобождению М., заявили об угоне автомашины ввиду задержания работниками УГИБДД.

Из показаний Ш., данных им в ходе предварительного следствия, усматривается, что 5 декабря 1999 года он встретился с Г., и последний рассказал о своих проблемах с "блатными", попросил помощи, не указывая какой конкретно. 7 декабря он вместе с Э., не осведомленным об указанных выше обстоятельствах, подъехал к кафе, где к ним в автомашину сел Г. Уже в автомашине Г. спросил у них, слышали ли они о похищении М. Получив утвердительный ответ, пояснил, что уже полгода охраняет потерпевшего и не знает, что делать. Поскольку он (Ш.) и Э. знали М., решили содействовать его освобождению.

По существу аналогичные показания давал Э., заявив, что, будучи уверенным в освобождении М., сообщил сотрудникам УГИБДД ложные сведения об угоне автомобиля, так как боялся, что в правдивость объяснений о происшедшем ему не поверят.

Из показаний М., данным в ходе предварительного следствия, следует, что 6 декабря Г. сообщил об освобождении и предложил пожить неделю у его друзей, на что он согласился, в момент остановки автомашины сотрудниками милиции бежать не пытался, поскольку думал, что "почти свободен".

Что касается Г., то он показывал, что в декабре 1999 года просил Ш. "забрать одного человека" и тот приехал на автомашине вместе с Э. Когда он посадил в автомобиль М., Ш. "узнал М. и очень сильно удивился".

В судебном заседании М. по существу подтвердил свои показания, данные ранее, и уточнил, что 6 декабря в пути следования в автомашине никого, кроме Г., не видел, каких-либо разговоров не было.

Г. конкретизировал свои показания и заявил, что, решив освободить М., по дороге сообщил об этом Ш. и Э.

Несмотря на наличие таких показаний о роли Ш. и Э., суд в приговоре сослался лишь на них, как на доказательства, подтверждающие вину последних в инкриминируемых деяниях.

В соответствии с ч. 2 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным группой по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.

В то же время, как правильно указано в протесте, каких-либо данных, подтверждающих наличие сговора между Ш., Э. и Г. на похищение и перемещение М., в приговоре не приведено.

В обоснование виновности Ш. и Э. в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 306 УК, РФ органы предварительного расследования ссылались на показания свидетелей Х.Д., Т. и Ш.Г.

Несмотря на отрицание вины Ш. и Э. и в этой части предъявленного обвинения, в судебном заседании указанные свидетели не были допрошены.

В приговоре суд ограничился ссылкой на то, что суд, признавая Ш. и Э. виновными в этом преступлении, исходит из фактических обстоятельств дела, когда указанные лица "при формальном отсутствии их письменного заявления сообщили сотрудникам ГИБДД и Чегемского РОВД об угоне автомашины".

При таких обстоятельствах, как правильно указано в протесте, приговор и определение кассационной инстанции в отношении Ш. и Э. в части их осуждения по ст. 126 ч. 2 п. "а", 306 ч. 2 УК РФ подлежат отмене, а дело - направлению на новое судебное разбирательство.

При новом рассмотрении дела суду следует создать необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав и принять решение в соответствии с требованиями закона.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 378 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Нальчикского городского суда от 11 октября 2000 года и определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 22 ноября 2000 года в отношении Ш. и Э. в части их осуждения по ст. ст. 126 ч. 2 п. "а" и 306 ч. 2 УК РФ отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

Меру пресечения в отношении Ш. и Э. оставить прежнюю - содержание под стражей.

В остальной части приговор и кассационное определение оставить без изменения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"