||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 3 июля 2002 г. N 4-кпо02-69

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Кочина В.В.

судей - Иванова Г.П. и Кудрявцевой Е.П.

рассмотрела в судебном заседании от 3 июля 2002 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденных Б.С., Н. и Б. и адвокатов Гринченко В.Е. и Бондаренко В.Г. на приговор Московского областного суда от 30 января 2002 года, которым

Б., <...>, несудимая,

осуждена по ст. 159 ч. 2 п. "б" УК РФ к 5 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 159 ч. 3 п. "б" УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. ст. 33 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з", "н" УК РФ к 15 годам лишения свободы, по ст. ст. 33 ч. 3, 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "з", "н" УК РФ к 12 годам лишения свободы, по ст. 30 ч. 1, 33 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "з", "н" УК РФ к 9 годам лишения свободы и по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 17 годам 6 месяцам лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии общего режима.

Б.С., <...>, несудимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з", "н" УК РФ к 15 годам лишения свободы, по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "з", "н" УК РФ к 11 годам лишения свободы и по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 16 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

На основании ст. ст. 97 ч. 1 п. "г" и 99 ч. 2 УК РФ ему назначены принудительные меры медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра по поводу хронического алкоголизма.

Н., <...>, несудимый,

осужден по ст. ст. 33 ч. 4 и 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ к 8 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По этому же делу осужден К., приговор в отношении которого не обжалуется и не опротестовывается.

Постановлено взыскать в возмещение морального вреда в пользу потерпевшей К.З. с Б. - 30 тысяч рублей, с Б.С. - 10 тысяч рублей.

Заслушав доклад судьи Иванова Г.П., объяснения осужденных Б. и Н., просивших о смягчении наказания, и объяснения адвокатов Бондаренко В.Г. и Гринченко В.Е. по доводам кассационных жалоб и мнение прокурора Найденова Е.М. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору суда Б. признана виновной в неоднократном мошенничестве, совершенном в период с января 1997 года по сентябрь 1999 года в г. Королеве Московской области путем осуществления обменов жилой площади лиц, злоупотребляющих спиртными напитками, в организации покушения на убийство Г., в организации убийства Ч. и К.А. - лиц, которые в результате ее мошеннических действий потеряли жилье и требовали от нее компенсации понесенных потерь, а также в приготовлении к организации убийства П. и в организации убийства Р. и С.

Б.С. признан виновным в покушении на убийство Г., в умышленном убийстве Р., Ч., К.А. и С., организованных Б., а Н. признан виновным в подстрекательстве к убийству С.

В судебном заседании Б.С. виновным себя признал частично, Б. и Н. виновными себя не признали.

В кассационных жалобах:

осужденный Б.С. утверждает, что он преступлений не совершал, оговорил себя и Б. на предварительном следствии и в судебном заседании, и просит объективно разобраться в его деле.

Осужденный Н. выражает свое несогласие с приговором, считает, что суд неправильно применил уголовный закон, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, предварительное и судебное следствие проведены односторонне и неполно, однако никаких аргументов в подтверждение этого не приводит.

Адвокат Бондаренко В.Г. в защиту интересов осужденного Н. просит приговор отменить и дело прекратить или смягчить наказание с применением ст. 64 УК РФ, мотивируя отсутствием доказательств его вины - сам Н. не признавал себя виновным, Б. в суде от своих показаний отказалась, к тому же, на предварительном следствии ее допрашивали в присутствии оперативного работника, чем оказывали на нее психическое давление, свидетель Н.А. давала показания, находясь под административным арестом, поэтому ее показаниям доверять нельзя, в суде она не допрошена, Н. ранее не судим, положительно характеризуется, имеет несовершеннолетнего ребенка и болен туберкулезом.

Адвокат Гринченко В.Е. в защиту интересов осужденной Б. просит приговор отменить и дело прекратить, мотивируя тем, что выводы суда о виновности Б. в организации покушения на убийство Г. основаны только на противоречивых показаниях Б.С., заинтересованного в исходе дела, водитель автомобиля, из которого Г. была выброшена, не допрошен, фиктивность брака Б. с Р., Б.А. и Ж. не доказана, оформление сделки с жильем Ч. и Н.Б. занималась не Б., а Б.Б., брак с потерпевшим К.Б. заключала Ф., Г.А., М. и Т., заявившие в милицию о приготовлении Б. к убийству П., дали показания под влиянием заинтересованного в деле В., у которого с Б. сложились неприязненные отношения, осужденный Б.С. и К. отрицали причастность Б. к убийству С.

Осужденная Б. утверждает, что дело против нее сфабриковано, она преступлений не совершала, мошенничеством не занималась, свои обязательства перед потерпевшими она выполнила, в брак с Р., Б.А. и Ж. вступала с целью создания семьи, а не с целью обманным путем завладеть их жилой площадью, дело в суде рассмотрено необъективно, показания против нее давали лица, злоупотребляющие алкоголем, поэтому верить им нельзя, на предварительном следствии она оговаривала себя под физическим воздействием, которое применялось и к свидетелям, данных о насильственной смерти потерпевшей Г., Р., Ч. и К.А. нет, к тому же, эти трупы не идентифицированы. Просит отменить приговор и дело прекратить.

Она также считает необоснованным определение суда о наложении ареста на ее лицевой счет, находящийся в филиале N 3 Королевского отделения Сбербанка и просит отменить это определение.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегии находит, что выводы суда о виновности Б., Б.С. и Н. в совершении преступлений соответствуют фактическим обстоятельствам и подтверждаются собранными по делу и исследованными в судебном заседании доказательствами.

Доводы кассационных жалоб осужденных Б., Б.С. и Н. и адвокатов Гринченко и Бондаренко о необоснованности и незаконности приговора являются несостоятельными.

Из материалов дела видно, что Б., вступая в брак с Р., Б.А. и Ж., каждый раз регистрировалась на их жилой площади, а своих "супругов" - потерпевших Б.А. и Ж. одновременно снимала с регистрационного учета, а затем производила обмен их жилья, то есть, распоряжалась им по своему личному усмотрению. Также она произвела обмен жилья Р. после его смерти.

С учетом этих фактических обстоятельств, которые Б. не оспаривала на предварительном следствии и в суде, а также с учетом показаний потерпевшего Ж., свидетелей И., Т., М. и Т.А., которые пояснили, что Р. и Б.А. фактически совместно с Б. после регистрации брака не проживали, суд сделал правильный вывод о том, что эти браки Б. с Ж., Б.А. и Р. носили фиктивный характер и преследовали единственную цель завладеть жильем потерпевших путем обмана.

Аналогичным образом, Б. совершила мошенничество в отношении потерпевшей Г., организовав ее фиктивный брак с Ш., что подтверждал на предварительном следствии сам Ш., показания которого были оглашены судом в соответствии со ст. 286 УПК РСФСР, фиктивный брак между Ф. и потерпевшим К.Б., что подтвердила Ф., и фиктивный брак между потерпевшим П. и Т.Б., что подтвердил свидетель Б.Г.

Во всех этих случаях, Б. завладела деньгами, полученными в результате обменов жилой площади потерпевших, о чем свидетельствуют прижизненное обращение Г. и обращение Н.Б. в прокуратуру с жалобами на Б., показания оставшихся в живых потерпевших и свидетелей, которые общались с потерпевшими и знали со слов последних о совершенном Б. в отношении них обмане.

О совершении мошенничества в отношении Ч.А. и К.А. свидетельствуют показания свидетеля А. и Б.Т. о передаче денег за комнату Ч. Б., а о совершении мошеннических действий в отношении потерпевшего Н.Б. пояснял на предварительном следствии сам Н.Б., показания которого были оглашены в судебном заседании в полном соответствии с требованиями ст. 286 УПК РСФСР, а также показания свидетелей И.И. и Г.Б., согласно которым деньги, предназначавшиеся Н.Б. за его жилье забрала осужденная Б.

Судом также правильно установлено, что Б., желая получить материальную выгоду и избежать материальных затрат в связи с невыполнением своих обязательств перед потерпевшими организовала покушение на убийство Г., убийство Р., Ч. и К.А., и привлекла в качестве исполнителя этих преступлений осужденного Б.С. и К.

Об этом, в частности, поясняли на предварительном следствии свидетель Н.В., показания которой были оглашены в судебном заседании в связи с ее смертью, и которой Б.С. признавался в том, что по просьбе Б. задушил Р., душил Г. и убил Ч. и К.А., свидетель К.К. который был очевидцем удушения Б.С. Г. и выбрасыванием ее на ходу из машины, в судебном заседании свидетель У., явившийся очевидцем убийства Ч. и К.А.

Ссылка в кассационных жалобах осужденной Б. и ее адвокатов на то, что показания потерпевших и свидетелей являются недостоверными, так как они являются лицами, злоупотребляющими алкоголем, что к ним применяли недозволенные методы ведения следствия, являются неубедительными, так как и сами осужденные Б. и Б.С. на предварительном следствии признавали себя частично виновными и давали, как правильно указал суд в приговоре, взаимно изобличающие показания.

По этим же основаниям следует согласиться е оценкой показаний самих осужденных Б.С., Б. и Н., потерпевшего П., свидетелей Г.А., М.А. и Т.Р., касающихся обстоятельств приготовления Б. к убийству потерпевшего П., подстрекательства Н. Б. к убийству С., организации Б. этого убийства и совершения убийства С. осужденным Б.С.

Помимо этого вина Н. в подстрекательстве Б. к убийству С. подтверждается показаниями осужденного К. на предварительном следствии, которые согласуются с аналогичными показаниями самой Б. и свидетеля Н.А.

Доводы кассационной жалобы осужденной Б. о том, что трупы потерпевших не были идентифицированы и на них не были обнаружены признаки насильственной смерти, также следует признать неубедительными, так как они опровергаются материалами дела.

Таким образом, доводы кассационных жалоб о недоказанности вины Б.С., Б. и Н. в совершении преступлений, за которые они осуждены, следует признать необоснованными.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих за собой отмену приговора, при рассмотрении дела в суде не допущено.

Правовая оценка действиям Б., Б.С. и Н. дана судом правильная.

Наказание назначено им с учетом всех обстоятельств, влияющих на наказание. По своему виду и размеру оно соответствует содеянному ими, данным о личности и является справедливым.

Что касается доводов жалобы осужденной Б. о необоснованном наложении ареста на ее денежный вклад, то данный вопрос может быть разрешен только в порядке гражданского судопроизводства.

Руководствуясь ст. ст. 373, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Московского областного суда от 30 января 2002 года в отношении Б., Б.С. и Н. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"