||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 3 июля 2002 г. N 4кпн02-5

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Кочина В.В.

судей - Иванова Г.П. и Кудрявцевой Е.П.

рассмотрела в судебном заседании от 3 июля 2002 года протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ на приговор Электростальского городского суда Московской области от 23 октября 2000 года, которым

К., <...>, несудимый,

Б., <...>, несудимый,

каждый осужден по ст. 158 ч. 3 п. "б" УК РФ к 5 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

По делу осуждены также М., Б.В., Ж., Р. и Т., в отношении которых протест не вносится.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда от 25 декабря 2000 года приговор в отношении К. и Б. оставлен без изменения.

Постановлением президиума Московского областного суда от 10 мая 2001 года по протесту и.о. председателя Московского областного суда приговор в отношении Т. изменен, исключено указание как на отягчающее ответственность обстоятельство на совершение преступления группой лиц, непризнание им вины, что он является должностным лицом, организатором преступления, и на основании ст. 73 УК РФ назначенное Т. наказание в виде 5 лет лишения свободы постановлено считать условным с испытательным сроком на 3 года. В отношении остальных осужденных по делу, в том числе К. и Б., протест не вносился, приговор и кассационное определение в отношении них оставлены без изменения.

Заслушав доклад судьи Иванова Г.П., объяснения адвоката Хорста Д.И. в защиту интересов осужденного К., просившего удовлетворить протест, и заключение прокурора Полякова Ю.Ю., не возражавшего против удовлетворения протеста, судебная коллегия

 

установила:

 

К. и Б. признаны виновными в совершении преступления при следующих обстоятельствах.

3 июня 2000 года вечером М., крановщик фасонного сталелитейного цеха N 2 открытого от акционерного общества "Электростальский завод тяжелого машиностроения" (далее ФСЛЦ-2 ОАО "ЭЗТМ"), с целью хищения чужого имущества - дорогостоящих цветных металлов, вступил в сговор со сменным мастером ФСЛЦ-2 ОАО "ЭЗТМ" Т. и рабочими данного цеха Б. и К., распределив между собой роли, согласно которых: Т. производит расчеты о возможности хищения никеля из плавки с допустимым ухудшением химического состава отбираемых проб металла, К. и Б. выносят никель из кладовой цеха и отдают его М., а тот сдает похищенный никель в какой-либо приемный пункт цветных металлов, берет из вырученных денег свою долю остальные деньги передает Т., К. и Б.

Согласно распределенных ролей Т. произвел расчеты о возможности хищения никеля из плавок с допустимым ухудшением химического состава отбираемых проб металла. Для того, чтобы соблюсти допустимое ухудшение химического состава выплавляемого металла Т. с помощью Б. отдал в плавку недолитый слиток марки 45ХНМ плавки 20255 весом 4,5 т, складируемый в закромах с отходами металлов в ФСЛЦ-2 ОАО "ЭЗТМ". После этого, с целью хищения листового никеля, Т. открыл комнату хранения металла, расположенную около 30-тонной сталеплавильной печи ФСЛЦ-2 ОАО "ЭЗТМ" и по его указанию сталевар Б. и подручный сталевара К. вынесли совместно 4 листа никеля общей стоимостью 68 945 рублей 40 коп. и спрятали в шкаф. Затем, через непродолжительное время, К. вынес из этой же комнаты хранения металла в вышеуказанный шкаф еще 1 лист никеля стоимостью 16 203 руб. 20 коп. вынесенные листы были отмечены Т. в карте плавки как отданные в печь. После этого М. перенес данные 5 листов никеля под бункер обжигательной печи ФСЛЦ-2 ОАО "ЭЗТМ", где спрятал их.

3 июня 2000 года Б.В. с целью хищения обнаруженных в бункере закалочной печи ФСЛЦ-2 ОАО "ЭЗТМ" 4 листов никеля, спрятанных ранее с целью хищения неустановленными следствием лицами в неустановленное время, вступил в преступный сговор с рабочими Ж. и М. В соответствии с достигнутой договоренностью Б.В. и Ж. должны были вынести 4 вышеуказанных листа никеля и отдать М., тот сдать похищенные листы никель в какой-нибудь приемный пункт цветных металлов, из полученной суммы взять свою долю, а остальные деньги передать Б.В. и Ж.

После этого 3 июня 2000 года Б.В. вступил в предварительный сговор со сменным мастером ФСЛЦ-2 ОАО "ЭЗТМ" Р., не поставив об этом в известность Ж. и М., и договорился с ним о том, что Р. произведет расчеты о возможности хищения никеля из плавки с допустимым ухудшением химического состава отбираемых проб металла. В соответствии с распределением ролей Р. произвел вышеназванные расчеты, а потом открыл комнату хранения металла, расположенную около 30-тонной сталеплавильной печи ФСЛЦ-2 ОАО "ЭЗТМ", откуда Ж. и Б.В. совместно вынесли 2 листа никеля общей стоимостью 34 964 рубля 80 копеек и спрятали в шкафу для инструментов. Данные листы были отмечены Р., как отданные в печь. Через некоторое время Ж. и Б.В. отнесли указанные 2 листа никеля в бункер обжигательной печи, где уже находились принесенные ранее 4 листа никеля (приготовленные не установленными следствием лицами в целях хищения). После этого примерно в 3 часа 4 июня 2000 года Б.В. совместно с Ж. и М. перенесли из вышеуказанного бункера 6 листов никеля, а также по просьбе М. - еще 5 листов никеля, приготовленные для хищения М., Т., К. и Б., в багажник автомобиля ВАЗ-2104 под управлением М. Последний отъехал от забора ОАО "ЭЗТМ" и поставил автомашину с похищенным никелем около помещения сторожа автостоянки, расположенной рядом с ОАО "ЭЗТМ", намереваясь утром, по окончании рабочей смены, отвезти похищенный металл в свой гараж, а в последующем сдать в пункт приема цветных металлов с целью получения денег.

В протесте ставится вопрос об изменении приговора и кассационного определения ввиду назначения Б. и К. чрезмерно сурового наказания.

Проверив материалы дела и обсудив доводы протеста, судебная коллегия находит протест подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Вина К. и Б. в хищении чужого имущества доказана материалами дела, действия их квалифицированы правильно. Однако мера наказания в виде лишения свободы назначена без учета положительных характеристик, роли каждого из них в осуществлении преступного умысла, смягчающих их ответственность обстоятельств, а также других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности совершенного ими преступления.

В соответствии с общими началами назначения наказания при определении конкретной меры наказания осужденному учитываются характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи. При этом закон запрещает принимать во внимание в качестве обстоятельства, влияющего на размер наказания, непризнание осужденным своей вины и дачу им противоречивых показаний.

По настоящему делу данные требования не выполнены в полном объеме.

В описательной части приговора, квалифицируя действия К. и Б., связанные с тайным хищением листов никеля ОАО "ЭЗТМ", суд изложил критическую оценку их показаний на следствии и в судебном заседании. Затем, при определении вида и размера наказания Б. и К., суд указал, что учитывает то обстоятельство, что в ходе судебного разбирательства осужденные пытались разными показаниями, явно надуманными, ввести суд в заблуждение, пытаясь таким образом оказать услугу соучастнику Т. в избежании уголовной ответственности за содеянное, а также уменьшить свою роль при совершении указанного группового преступления, несмотря на то, что свидетели изобличали их (К. и Б.) и Т. в обратном, что характеризует их как личность с отрицательной стороны, как социально опасную для общества, нейтрализуя, таким образом, все прежние заслуги вышеуказанных осужденных перед обществом. Принимая это во внимание, а также то, обстоятельство, что выше названные осужденные не осознали в должной мере всю тяжесть совершенного ими преступления, суд определил К. и Б. наказание в виде лишения свободы. Следовательно, при назначении виновным реального наказания суд учитывал непоследовательные их показания на следствии и в судебном заседании, что противоречит смыслу общих начал назначения наказания, а поэтому вышеприведенное указание подлежит исключению из приговора.

Кроме того, суд в полной мере не учел положительные характеристики К. и Б., что последнему неоднократно объявлялась благодарность и была присуждена премия Ленинского комсомола за высокие достижения в труде. Осужденные ранее не привлекались к уголовной ответственности. Реальный ущерб от их действий не наступил. Как видно из материалов дела, вскоре после вывоза М. похищенного чужого имущества с территории ФСЛЦ-2 ОАО "ЭЗТМ" оно было изъято и возвращено собственнику. В качестве смягчающего наказание Б. и К. обстоятельства суд признал их активное способствование в ходе предварительного следствия раскрытию преступления, однако фактически не учел при определении конкретной меры наказания виновным.

Такие положительные данные о личности Б. и К., смягчающее их наказание обстоятельство и отсутствие обстоятельств, отягчающих ответственность Б. и К., могут быть признаны основанием для смягчения указанным осужденным назначенного наказания в виде 5 лет лишения свободы и применения в отношении них ст. 73 УК РФ.

Руководствуясь ст. ст. 407 - 408 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Электростальского городского суда Московской области от 23 октября 2000 года, определение судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда от 25 декабря 2000 года, в отношении К. и Б. изменить:

исключить указание о том, что при назначении наказания К. и Б. учитывалось то обстоятельство, что в ходе судебного разбирательства осужденные пытались разными показаниями, явно надуманными, ввести суд в заблуждение, пытаясь таким образом оказать услугу соучастнику Т. в избежании уголовной ответственности за содеянное, а также уменьшить свою роль при совершении указанного группового преступления, несмотря на то, что свидетели изобличали их (К. и Б.) и Т. в обратном, что характеризует их как личности с отрицательной стороны, как социально опасные для общества, нейтрализуя, таким образом, все прежние заслуги вышеуказанных осужденных пред обществом.

Смягчить назначенное К. и Б. - каждому - наказание, назначенное по ст. 158 ч. 3 п. "б" УК РФ в виде 5 лет лишения свободы, применить в отношении каждого из них ст. 73 УК РФ и считать назначенное наказание условным с испытательным сроком на 3 года.

К. и Б. из-под стражи освободить.

В остальной части состоявшиеся судебные решения в отношении К. и Б. оставить без изменения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"