||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 3 июля 2002 года

 

Дело N 57-о02-20

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Ермилова В.М.,

судей Ахметова Р.Ф., Колышницына А.С.

рассмотрела в судебном заседании от 3 июля 2002 года кассационные жалобы осужденных Щ., Р., адвоката Петренко А.П., потерпевшей Б.Л. на приговор Белгородского областного суда от 3 апреля 2002 года, которым

Щ., родившийся 10 октября 1980 года, ранее не судимый,

осужден к лишению свободы: по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ к 9 годам с конфискацией имущества, по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "к" УК РФ - к 15 годам.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно ему назначено 17 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

Р., родившийся 27 мая 1980 года, судимый 01.12.99 по ст. 158 ч. 2 п. "а" УК РФ к 1 году исправительных работ, освобожден 02.10.00 в силу акта об амнистии,

осужден к лишению свободы: по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "к" УК РФ к 16 годам.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно ему назначено 19 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества.

Рассмотрены исковые требования потерпевшей Б.Л. о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Ахметова Р.Ф., мнение прокурора Третецкого А.В., полагавшего приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Щ. и Р. признаны виновными в разбойном нападении на Б., совершенном группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в хранилище, с применением предметов, используемых в качестве оружия, а Р. - и неоднократно.

Кроме того, они же признаны виновными в убийстве данного потерпевшего, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с целью скрыть другое преступление.

Преступления совершены 30 сентября 2001 года в с. Ржевка Шебекинского района Белгородской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Щ. и Р. вину признали частично.

В кассационных жалобах:

осужденный Щ., ссылаясь на односторонность и необъективность следствия, отрицая свою вину в разбое и похищении чужого имущества, утверждая, что он лишил жизни сторожа в состоянии необходимой обороны, поскольку тот сам на него напал с ножом в руке, ставит вопрос об отмене приговора и прекращении дела;

осужденный Р., ссылаясь на односторонность, неполноту и необъективность следствия, несоответствие выводов суда о его виновности фактическим обстоятельствам дела, чрезмерную суровость назначенного ему наказания, ставит вопрос об изменении приговора и смягчении ему наказания. Отрицая наличие у них предварительной договоренности о похищении чужого имущества, утверждает, что он виновен лишь в краже чужого имущества - сварочного кабеля, совершенной им без участия Щ. Указывает, что его отец является инвалидом 2 группы, мать скончалась, остался малолетний брат. Ссылаясь на то, что он ранее не отбывал лишение свободы, выражает свое несогласие и с тем, что местом для отбывания им наказания назначена исправительная колония особого режима;

адвокат Петренко А.П., анализируя доказательства по делу, ссылаясь и на доводы, приводимые в жалобе Щ., утверждая, что достоверных доказательств виновности данного осужденного в похищении чужого имущества и убийстве не имеется, ставит вопрос об отмене приговора и прекращении дела. Считает недоказанным и факт незаконного проникновения в хранилище. Полагает, что суд не принял во внимание доводы Щ. о совершении им убийства в состоянии необходимой обороны;

потерпевшая Б.Л., ссылаясь на необоснованность исключения из обвинения п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ, а также на чрезмерную мягкость назначенного осужденным наказания, просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Как видно из материалов дела, выводы суда о виновности Щ. и Р. в преступлениях, за совершение которых они осуждены, основаны на надлежаще исследованных в судебном заседании доказательствах, должный анализ и правильная оценка которым даны в приговоре.

В соответствии с фактическими обстоятельствами дела, установленными в судебном заседании, действиям указанных лиц дана правильная юридическая оценка. Оснований для переквалификации действий осужденных, о чем ставится вопрос в кассационных жалобах, не имеется.

Доводы о том, что Щ. и Р. в разбойном нападении на Б. и его убийстве не виновны, предварительного сговора на хищение чужого имущества не было, Щ. лишил жизни указанного потерпевшего в состоянии необходимой обороны, а Р. виновен лишь в краже чужого имущества, на что делается ссылка и в кассационных жалобах, судом тщательно проверены и обоснованно отвергнуты, поскольку эти доводы противоречат совокупности добытых по делу доказательств, в том числе показаниям Щ. и Р., данным ими в ходе предварительного следствия.

По показаниям Щ. и Р., положенным в основу приговора, они договорились напасть на сторожа и завладеть чужим имуществом. С этой целью Р. взял биту, а Щ. - палку. Подойдя к проходной, Щ. спрятался за угол, а Р. вызвал сторожа и стал наносить ему в область головы удары битой. Щ. потерпевшему наносил удары палкой, в результате чего у потерпевшего из уха началось кровотечение. Применив насилие, они у потерпевшего потребовали указать место нахождения имущества и приняли меры к его отысканию. Пытались слить дизельное топливо, похитили медный сварочный кабель. Затем с целью сокрытия совершенного преступления договорились убить потерпевшего. Р. принес металлическую арматуру с ручкой, приставлял ее к области грудной клетки потерпевшего, а Щ. битой наносил удары по этой арматуре.

Как видно из материалов дела, эти показания получены с соблюдением требований закона и в ходе допросов с участием адвокатов, согласуются и подтверждаются совокупностью других доказательств, в том числе данными протоколов осмотра места происшествия, обнаружения и изъятия предмета хищения, выводами экспертиз, показаниями свидетелей У., Р.А., подробно изложенными в приговоре.

Согласно выводам судебно-медицинских экспертиз потерпевшему Б. были причинены ссадины и кровоподтеки в области головы, конечностей, тела, рвано-ушибленная рана теменно-затылочной области, две непроникающие раны и одна проникающая в плевральную полость рана, а его смерть наступила от массивного внутриплеврального кровоизлияния, развившегося в результате повреждения легочной артерии.

Из выводов судебно-биологической экспертизы следует, что кровь, обнаруженная на предметах одежды Щ. и Р., могла произойти от потерпевшего Б.

Заключением медико-криминалистической экспертизы подтверждается возможность причинения ран в область грудной клетки потерпевшего изъятой с места происшествия арматурой.

Показания Щ. и Р. о том, что при лишении жизни Б. удары по арматуре, приставленной к груди потерпевшего, наносились битой, подтверждаются и выводами трасологической экспертизы, согласно которым на бите имеются многочисленные повреждения с четко выраженным углом и имеют одну групповую принадлежность с гранями стержня.

Что касается доводов кассационных жалоб относительно поведения потерпевшего Б., то они противоречат не только вышеприведенным показаниям Щ. и Р., но и показаниям свидетеля У. и потерпевшей Б.Л., согласно которым у Б. на рабочем месте ножа не было.

Как следует из материалов дела, обстоятельства данного дела исследованы всесторонне, полно и объективно. В проведении дополнительных следственных действий необходимости нет.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену данного приговора, не допущено.

С доводами потерпевшей Б.Л. о необходимости отмены приговора в связи с неправильной квалификацией действий виновных согласиться также невозможно, поскольку данных, свидетельствующих о наличии у Щ. и Р. умысла на совершение убийства с особой жестокостью, не имеется. Как правильно указано в приговоре, Щ. и Р. старались быстрее лишить жизни потерпевшего, наставляя арматуру и вбивая ее в область расположения жизненно важных органов, в том числе сердца, что видно и из показаний этих лиц.

Что касается наказания, назначенного Щ. и Р., то оно назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, с учетом тяжести содеянного, личности виновных и всех обстоятельств дела. Назначенное наказание невозможно признать явно несправедливым как вследствие его чрезмерной мягкости, так и вследствие его чрезмерной суровости. Основаниями для смягчения наказания не могут являться и вышеприведенные доводы кассационной жалобы Р.

Оснований для изменения вида исправительной колонии, назначенного в отношении Р., также не имеется. С учетом положений ст. ст. 18 ч. 2 п. "б", 58 ч. 1 п. "г" УК РФ местом для отбывания Р. наказания назначена исправительная колония особого режима, поскольку он ранее был осужден за совершение умышленного тяжкого преступления. В данном случае, отбывал ли Р. лишение свободы, значения не имеет.

Таким образом, оснований для отмены или изменения данного приговора не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Белгородского областного суда от 3 апреля 2002 года в отношении Щ. и Р. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"