||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 1 июля 2002 г. N 78-о02-43

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Лутова В.Н.

судей - Грицких И.И. и Сергеева А.А.

рассмотрела в судебном заседании от 1 июля 2002 г. кассационные жалобы осужденного Н. и адвоката Парфеновой Л.Н. на приговор Санкт-Петербургского городского суда от 11 декабря 2001 года, которым

Е., <...>,

осужден по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 15 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии особого режима,

Н., <...>,

осужден по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 16 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Н. назначено амбулаторное принудительное наблюдение и лечение психиатра.

Заслушав доклад судьи Сергеева А.А., объяснения осужденного Н., поддержавшего доводы своей жалобы, мнение прокурора Шинелевой Т.Н., полагавшей оставить приговор без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационной жалобе и дополнении к ней, поданных Н., говорится о его непричастности к убийству Л. и недоказанности вины. Н. полагает, что судом не приняты во внимание его доводы о незаконных методах расследования. Осужденный просит "пересмотреть" дело.

Адвокатом Парфеновой в защиту Е. поданы кассационная жалоба и дополнение к ней. Считая показания подзащитного противоречивыми, адвокат полагает, что суд им дал неправильную оценку. Адвокат утверждает, что Е. один совершил убийство Л. в ходе защиты от действий последнего и просит переквалифицировать содеянное на ч. 1 ст. 108 УК РФ. Назначенное наказание считает чрезмерно суровым. Просит исключить указание о наличии в действиях Е. рецидива.

Потерпевшим Л.М. поданы возражения на кассационные жалобы, в которых он выражает несогласие с приведенными там доводами.

Судебная коллегия считает, что приговор в отношении Е. и Н. является законным, обоснованным и справедливым.

Вина осужденных в совершенном преступлении подтверждается доказательствами, подробно изложенными в приговоре. Дав оценку этим доказательствам, суд правильно квалифицировал действия осужденных.

Вина Н. в убийстве Л. подтверждается показаниями Е., согласно которым во время драки с Л. нанес ему, послушавшись Н., удары ножом, после чего Н. перетащил потерпевшего в комнату, где рукой сдавливал шею потерпевшего пока тот не затих.

В процессе предварительного следствия Н. признавал, что бил Л. и душил его за шею.

По заключению эксперта-биолога, на джинсах и трусах Н. обнаружена кровь, которая могла происходить от Л. и не могла от самого Н. и Е.

Как следует из заключения судебно-медицинского эксперта, наряду с другими повреждениями, на трупе Л. обнаружены осаднения на правой переднебоковой поверхности шеи, переломы подъязычной кости, щитовидного и перстневидного хрящей и верхних полуколец трахеи. Эти повреждения образовались по механизму тупой травмы от удара (возможно, сдавления или удара со сдавлением) тупым твердым предметом в указанную область шеи в направлении справа налево и спереди назад.

Приведенные доказательства опровергают доводы Н. о непричастности к убийству и недоказанности его вины.

Доводы Н. о применении в отношении него незаконных методов расследования проверялись в судебном заседании и обоснованно признаны несостоятельными. Судебная коллегия соглашается с таким выводом, поскольку новых доводов в жалобе Н. не приведено.

Показания Е. противоречивыми не являются, так как он на предварительном следствии, как и в судебном заседании называл одни и те же существенные обстоятельства совершения преступления. Его показания подтверждаются и другими, указанными в приговоре доказательствами, которым суд дал правильную оценку.

Доводы о том, что убийство Л. совершено одним Е., опровергаются изложенными выше показаниями Е. и Н., а также показаниями свидетеля С., видевшей драку троих мужчин, одним из которых был Е.

Действия Е. не подлежат переквалификации на ч. 1 ст. 108 УК РФ в связи с отсутствием у него состояния необходимой обороны. Из его собственных показаний следует, что убийство произошло во время перешедшей в драку ссоры с потерпевшим, возникшей в ходе совместного употребления спиртных напитков.

Особо опасный рецидив действий Е. установлен правильно. В 1995 году он был осужден по ч. 2 ст. 145 УК РСФСР, то есть за тяжкое преступление. Убийство Л., являющееся особо тяжким преступлением, совершено им 27 июля 2000 года в период действия судимости за грабеж. Поэтому вывод суда об особо опасном рецидиве сделан в соответствии с положениями ст. 18 УК РФ. Погашение судимости по ч. 2 ст. 145 УК РСФСР после совершения убийства на признание рецидива не влияет.

Наказание осужденным назначено с учетом требований закона. По своему виду и размеру оно не является несправедливым вследствие чрезмерной суровости и оснований для его смягчения не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Санкт-Петербургского городского суда от 11 декабря 2001 года в отношении Е. и Н. оставить без изменения, а кассационные жалобы Н. и Парфеновой Л.Н. без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"