||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 1 июля 2002 г. N 86-о02-11

 

Председательствующий: Кабанов М.Р.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Лутова В.Н., судей - Куменкова А.В. и Грицких И.И.

рассмотрела в судебном заседании от 1 июля 2002 года кассационные жалобы потерпевшего Л., осужденных М., С., С.Н., защитников Бакалдина В.А., Мартасова В.И., Зинина Н.В. на приговор Владимирского областного суда от 24 сентября 2001 года, которым

М., <...>, русский, со средним образованием, неженатый, неработавший, судимый 21 марта 1997 года по ст. ст. 148.1 ч. 3 УК РСФСР, 162 ч. 2 п. "г" УК РФ к трем годам лишения свободы, освобожденный 16 августа 1999 года условно-досрочно на 3 месяца 26 дней, -

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "з", "н" УК РФ на двадцать лет, по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ на пятнадцать лет с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений наказание М. назначено двадцать пять лет лишения свободы с отбыванием первых десяти лет в тюрьме, а остального срока в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества.

С., <...>, русский, со средним специальным образованием, неженатый, неработавший, судимый 20 марта 2001 года по ст. ст. 30 ч. 3 и 158 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ к двум годам шести месяцам лишения свободы в соответствии со ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком два года, -

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "з", "н" УК РФ на девятнадцать лет, по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ на тринадцать лет с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений наказание С. назначено двадцать четыре года лишения свободы с отбыванием первых восьми лет в тюрьме, а остального срока в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Постановлено назначенное ему наказание по приговору от 20 марта 2001 года исполнять самостоятельно.

С.Н., <...>, русский, с неполным средним образованием, неженатый, неработавший, несудимый, -

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "з", "н" УК РФ на шестнадцать лет, по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ на двенадцать лет с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений наказание С.Н. назначено девятнадцать лет лишения свободы с отбыванием первых шести лет в тюрьме, а остального срока в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

По ст. 167 ч. 2, ст. 325 ч. ч. 1 и 2 УК РФ М., С., С.Н. оправданы за отсутствием состава преступления.

Этим же приговором

Ш., <...>, несудимый, -

осужден по ст. 175 ч. 2 п. "б" УК РФ к трем годам лишения свободы со штрафом в размере 50 минимальных размеров оплаты труда в сумме 15000 рублей. Постановлено в соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное Ш. наказание в виде лишения свободы считать условным с испытательным сроком два года.

Постановлено взыскать: с М., С., С.Н. солидарно в счет возмещения материального ущерба в пользу: Д. 42886 рублей, П. 61948 рублей, Л. 138416 рублей, Д.Л. 81721 рубль; в счет компенсации морального вреда с каждого в пользу: Д. по 30000 рублей, П. по 30000 рублей, Л. по 30000 рублей, Д.Л. по 30000 рублей.

Приговор в отношении Ш. не обжалован и не опротестован.

Заслушав доклад судьи Грицких И.И., выступление осужденных М. и С., защитников Бакалдина В.А. и Мартасова В.И. в обоснование своих доводов, а также потерпевшего Л., поддержавших свои жалобы, возражения прокурора Пеканова И.Т., полагавшего необходимым приговор оставить без изменения, жалобы - без удовлетворения, судебная коллегия

 

установила:

 

М., С. и С.Н. признаны виновными и осуждены: за совершение при указанных в приговоре обстоятельствах разбойных нападений в ночь на 26 сентября 2000 года на Д.В., в ночь на 8 октября 2000 года на П.А., в ночь на 10 октября 2000 года на Д.А., в ночь на 12 октября 2000 года на Л.Р. группой лиц по предварительному сговору, в целях завладения их имуществом в крупном размере (за исключением эпизода, связанного с Д.В.), с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшим, неоднократно (за исключением эпизода, связанного с Д.В., у С. и С.Н.); за убийство при этом Д.В., П.А., Д.А. и Л.Р. группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем, неоднократно (за исключением эпизода, связанного с Д.В.), а Л.Р., кроме того, с особой жестокостью.

В кассационной жалобе потерпевший Л. указывает, что с приговором в отношении М., С. и С.Н. он не согласен. Считает, что приговор слишком мягкий, названные осужденные заслуживают более сурового наказания. Они не раскаиваются и не желают отвечать за содеянное. Сознательность, с которой они совершали жестокие убийства молодых людей, вызывает необходимость учитывать устойчивую антисоциальную направленность их личностей, которая представляет большую опасность. Все говорит о их нежелании трудиться и обеспечивать свое существование нормальным трудом, что делает невозможным их дальнейшее исправление, о чем свидетельствуют их разгульный образ жизни, склонность к пьянству и азартным играм, как установлено в судебном заседании. Наличие у М. и С. предыдущих судимостей указывает на то, что преступления являются единственным смыслом их жизни, им это доставляет удовольствие. Они пытаются избежать наказания путем изменения своих показаний и запутывания следствия.

Потерпевший Л. просит приговор изменить, назначить М., С.Н. и С. наказание в виде пожизненного лишения свободы.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный М. указывает, что с приговором он не согласен, предварительное и судебное следствия проведены односторонне, неполно, с нарушениями норм УПК РСФСР, Конституции Российской Федерации. Утверждает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам по делу. Дает подробный анализ доказательствам по делу и делает вывод, что вина его в совершении установленных судом преступлений не доказана. Как излагает М., первоначальные показания у подозреваемых были взяты в результаты незаконных методов ведения следствия, эти их показания противоречивы и не соответствуют фактическим обстоятельствам. На следствии им (осужденным) не было реально обеспечено право на защиту. О преступлениях ему (М.) стало известно со слов С. По эпизоду, связанному с потерпевшим Л.Р., его действия были направлены на пресечение преступления. С. заявил в суде, что он вступил в сговор со следователем и оговорил его (М.) и С.Н. М. считает, что подпись адвоката в протоколе допроса С. в качестве обвиняемого подделана. Очная ставка у него (М.) со С. не проводилась. Дактилоскопическая экспертиза на предмет обнаружения следов рук по фрагментам стекла по эпизоду с Л.Р., по баллончику по эпизоду с Д.А. не проведена. Алиби его проверены поверхностно, неполно, односторонне, предвзято. Судебно-медицинские эксперты дали "вероятностные" заключения, а эксперт С.Е. - "предвзятое, заведомо ложное". Способ причинения смерти потерпевшим не выяснен. Показания осужденного Ш. носят противоречивый характер. Осужденному С.Н. надо было назначить повторную судебно-психиатрическую экспертизу. Свидетель Г. давал ложные показания. Показания свидетеля К. - неосновательные. Пояснения С.О. на следствии - ложные. Разговора с С.А. об автомашине быть не могло, в показаниях этого свидетеля имеются разногласия. Оглашение в суде показаний С.Я. - незаконно. Опознание Ш.А. автомагнитолы проведено с нарушением норм УПК РСФСР.

Осмотр ремня, признанного по делу вещественным доказательством, в судебном заседании не проводился.

М. считает, что их (осужденных) показаниям судом дана неверная оценка.

По его мнению, приговор подлежит отмене в связи с неправильным применением уголовного закона и несоответствия назначенного судом наказания "личности осужденного". Ставит вопрос об отмене приговора за недоказанностью его вины и о прекращении в отношении него дела.

В кассационной жалобе адвокат Бакалдин В.А., не приводя мотивов, считает приговор в отношении М. незаконным и необоснованным.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный С. находит приговор незаконным, необъективным, несправедливым. Указывает, что суд обстоятельства по делу исследовал односторонне, поверхностно, неполно, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Оценка его и ряда свидетелей показаниям дана неверная. С точки зрения С., на предварительном следствии и в судебном заседании допущены нарушения уголовно-процессуального закона.

Все его показания на следствии не соответствуют действительности, им (С.) они были искажены. Он вступил в сговор со следователем и оговорил М. и С.Н., а также по предложению следователя для смягчения наказания и себя по эпизоду с Д.А.

Отмечает, что в суде он заявил о том, что совершал разбойные нападения на Д.В., П.А. и Л.Р., в чем признается и раскаивается.

В суде свидетель С.Н.В. подтвердила, что он 9 октября 2000 года около 21 часа был дома и ночью никуда не отлучался. С утра хотел ехать в г. Владимир для трудоустройства. Как указывает С., эти факты исключают его причастность к разбою и убийству Д.А. Явку же в суд Б. суд не обеспечил. В своих дополнениях далее пишет, что 10 октября 2000 года он находился в г. Владимире в поисках работы, а по возвращении был в с. Новое у Х., где взял автомагнитолу. Ремень на месте преступления был найден работником милиции, он был просто скомкан, узла на нем не было. В суде этот ремень не был предъявлен для осмотра. Считает, что во вменяемости С.Н. имеются сомнения, а суд на это не обратил внимание. В составе судьи и 2-х народных заседателей дело не могло быть рассмотрено.

Просит тщательно изучить материалы дела, приговор в отношении него изменить, исключить из его обвинения эпизод с Д.А., квалифицировать его действия по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "н", 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ, снизить ему меру наказания, срок отбывания в тюрьме.

В кассационной жалобе адвокат Мартасов В.И., выступающий в защиту С., находит приговор незаконным и необоснованным, просит приговор отменить, дело направить на дополнительное расследование.

Указывает, что С., М., С.Н. в суде пояснили о том, что на следствии дали признательные показания под физическими и психическим воздействием оперативных работников милиции и учреждения ОД-1-ст.-2. Отбывающие наказание К., З., Т., Х.В. применяли физическое насилие к С. и М., требуя от них написания явок с повинной, признать обвинение в разбойных нападениях и в убийстве 4-х таксистов. Адвокат ссылается на показания С.Д. Отмечает, что С. показания в качестве подозреваемого, на месте происшествий давал без участия адвоката, чем было нарушено право С. на защиту. Адвокат излагает, что С. в суде пояснил о том, что разбой на Д.В., П.А. и их убийство он совершил один, а разбой и убийство Л.Р. - с С.Я., в разбое и убийстве Д.А. - невиновен. М. в суде показал, что в разбоях и убийствах не участвовал, был только свидетелем нападения С.Я. и С. на Л.Р. и убийства ими последнего. На следствии он себя оговорил под физическим принуждением. Адвокат полагает, что доказательств виновности С. в разбое и убийстве Д.А. нет.

Наказание его подзащитному назначено сурово, без учета личности С., его положительных характеристик, того, что он вину свою признал и раскаялся в содеянном.

Просит приговор в отношении С. изменить, исключить из его обвинения эпизод по разбойному нападению на Д.А. и убийству последнего, квалифицировать действия С. по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "н", 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ, снизить ему наказание по совокупности преступлений и срок отбывания наказания в тюрьме.

В кассационной жалобе осужденный С.Н. указывает, что с приговором в части квалификации его действий он не согласен, просит смягчить назначенное ему наказание.

В кассационной жалобе адвокат Зинин Н.В., выступающий в защиту С.Н., указывает, что он не согласен с приговором в части квалификации действий своего подзащитного и размера назначенного наказания. В дополнениях к жалобе адвокат считает, что при допросе С.Н. в качестве подозреваемого реально ему адвокат обеспечен не был. Отказался от услуг адвоката С.Н. вынужденно. М. в суде пояснил, что признательные показания в ходе следствия давал под физическим и психологическим давлением сокамерников и работников милиции. Приводит его показания. С. в судебном заседании заявил, что на следствии оговорил С.Н. и М. относительно их участия в совершении преступлений. Адвокат излагает показания С. в суде. Утверждает, что достаточных доказательств вины С.Н. не добыто. С точки зрения защитника, по эпизодам обвинения в действиях С.Н. усматривается лишь состав преступления, предусмотренный ст. 316 УК РФ. Просит действия С.Н. по эпизоду разбоя и убийства Д.В. переквалифицировать на ст. 316 УК РФ, назначить ему наказание в пределах санкции этой статьи закона, по остальным эпизодам обвинения С.Н. оправдать.

Учесть, что С.Н. после приговора находится на стационарном лечении в больнице изолятора.

В возражениях на жалобы потерпевшие П., Д., Л., изложенные в них доводы находят необоснованными. П. утверждает, что вина осужденных в содеянном полностью доказана. В суде М. угрожал свидетелю, говорил ему, что тому не жить, так как он давал против него показания. Страх С. перед М. вынуждал его выгораживать последнего. Просит приговор оставить без изменения, хотя и находит его мягким. Д. указывает, что осужденные описывали убийство ее сына, это могли знать только лица, которые сами это делали. Никто им не мог описать потерпевшего, продиктовать подробности преступлений, так как они все спалили. По ее мнению, осужденные "выкручиваются", хотят уйти от ответственности. Осуждены они правильно, однако просит осудить их пожизненно. Л. отмечает, что убить потерпевших в одиночку было невозможно. С. указывает, что не убивал Д.А., а сам М. в жалобе утверждает, что обстоятельства убийства знает со слов С.

Обсудив изложенные в жалобах доводы, судебная коллегия считает, что виновность М., С. и С.Н. в содеянном ими подтверждена проверенными в судебном заседании и указанными в приговоре доказательствами.

Так, осужденный М. при допросе в качестве подозреваемого (л.д. 78 - 86 т. 1) пояснил, что 25 сентября 2000 года в 20 часов 30 минут он, С. и С.Н. поехали на такси, на машине "ВАЗ-2106" голубого цвета в пос. Боголюбово. Водитель был незнаком. Они находились в состоянии опьянения. Сказав, чтобы водитель "такси" их ожидал, они зашли в кафе "Пикник", где употребили водки. С. ему (М.) и С.Н. предложил "обуть" водителя "такси". Он и С.Н. согласились. Решили отобрать у таксиста деньги. Из кафе на указанном "такси" поехали в направлении села Ославское, у кладбища которого водитель остановился. В этот момент он (М.) нанес водителю удар кулаком в челюсть, С. обхватил руками шею потерпевшего и стал душить, нанес ему несколько ударов в область головы, лица. С.Н. вытащил водителя из машины, вместе со С. связали водителю руки медицинским резиновым жгутом, который он (М.) достал из багажника машины, взял ключи зажигания, искал документы, которые нашел С. В машине он (М.) нашел 360 или 380 рублей, взял их себе. Связанного водителя посадили в автомашину и, решив отъехать подальше, чтобы их никто не видел, поехали под его (М.) управлением к реке Нерль. В машине С. показал ему перстень и кошелек с 500 рублями, взятые у водителя, а С.Н. - снятое с потерпевшего обручальное золотое кольцо. С. кричал на водителя, спрашивал у него, где еще деньги, при этом бил его кулаком в лицо. Подъехав к реке, он (М.) остановил машину. С. вытащил водителя из автомашины, сказал, что живым его оставлять нельзя, иначе он их "сдаст". Водитель просил отпустить его. С.Н. по просьбе С. оторвал провод от антенны. Слышал, что водитель захрипел. Провод оборвался. С. сорвал провод с "фишки такси". Возня закончилась. С. спросил, что они будут делать с трупом. С.Н. предложил сжечь, но он (М.) на это не согласился, тогда С.Н. сказал, что труп надо закопать. Поехали за лопатой в с. Ославское, положив перед этим труп в багажник машины. В селе он (М.) зашел к дяде Ивану, взял у него лопату, после чего вернулись на речку, где С.Н. выкопал яму, куда они положили труп потерпевшего и закопали.

На месте убийства потерпевшего С.Н. разрезал жгут, которым были связаны руки убитого, чтобы не могли обнаружить следы пальцев рук, тот жгут и провод сожгли.

Лопату они выбросили. Документы погибшего - права, технический паспорт на машину были у С. Машину они поставили в гараж Г., которую он, С.Н., С., Г. 26 сентября разобрали. Кузов продали его дяде Р. за 3000 рублей, аккумулятор, обшивку салона, подлокотник - Ш. за 600 рублей. Двигатель отдали его (М.) соседу, двери продали за 1200 рублей Г.М.

7 октября 2000 года к вечеру он, С.Н. и С. приехали в г. Владимир, играли в казино на улице Большая Московская, после чего вначале 22 часа пришли в магазин на улице Фрунзе, где распили бутылку водки. С. предложил "поймать такси" и сделать как в первый раз. Он и С.Н. согласились. С.Н. остановил "такси" "ВАЗ-2105" цвета "мурена". Сначала они доехали на этой автомашине до поселка Боголюбово, выпили водки в кафе "Пикник", затем поехали в направлении села Ославское. Подъехав к кладбищу, С. обеими руками схватил водителя за шею, за волосы развернул к себе, нанес несколько ударов кулаком по лицу. С.Н. вытащил водителя из машины, ударил его несколько раз ребром ладони по шее. Когда водитель потерял сознание, С.Н. и С. осмотрели одежду потерпевшего. Нашли водительское удостоверение, сняли с потерпевшего золотую цепочку, обручальное кольцо. В удостоверении находились 20 долларов США и 170 рублей. Все забрал себе С. Водителя положили в багажник автомашины и поехали на то же место, где было совершено убийство первого водителя, на берег реки Нерль. С.Н. и С. вытащили потерпевшего из багажника. Он (М.) стал искать веревку в машине, но ничего не обнаружил. С. вынул ремень безопасности и стал им душить водителя, ему помогал С.Н., наступив ногой на голову потерпевшего. Вскоре водитель захрипел, забился в судорогах. С мертвого потерпевшего он (М.) снял куртку, сжег ее, чтобы не оставлять следов. Кроссовки, тренировочные брюки, рубашку с потерпевшего сняли С.Н. и С., выбросили в реку. Труп водителя сбросили в воду.

После этого приехали в село Новое на дискотеку, утром машину поставили в гараж Г., а через два дня продали ее Ш. за 3500 рублей.

Примерно через 2 дня во время распития спиртных напитков С. предложил убить водителя "такси" марки "ВАЗ-2108" белого цвета, на котором они приехали в кафе "Пикник". Он и С.Н. с предложением С. согласились. С.Н. при этом сказал, что на прежнее место ехать нельзя, так как обнаружены трупы. Решили ехать к селу Суромна. В автомашину к этому потерпевшему сели как и в первых двух случаях. Не доезжая до села Суромна, сказали водителю свернуть в поле. По дороге по полю он (М.) нанес водителю удар по рукам. С. обхватил того руками за шею. Он (М.) вытащил ключи из замка зажигания, стал держать водителя за руки, пока С.Н. и С. выходили из машины. Водитель сопротивлялся, "фактически" вытащил его из салона машины. С. нанес водителю удар ногой в лицо и тот упал. После этого все они втроем стали бить потерпевшего ногами по различным частям тела, в том числе по туловищу, голове. С.Н. держал руки водителя, так как последний сопротивлялся. Он (М.) нашел в багажнике автомашины провод. С. связал руки потерпевшего. После этого посадили водителя в машину, поехали к водоему у села Новое, где вытащили потерпевшего, посадили на землю. Тот стал сопротивляться. С.Н. нанес ему несколько ударов ребром ладони по шее.

С. взял в багажнике шланг, нанеся несколько ударов водителю ногой, накинул шланг ему на шею и вместе с С.Н. задушили его. В это время он (М.) осматривал машину, но денег, документов в ней не нашел, о чем сказал С.Н. и С. Ничего они не обнаружили и в одежде потерпевшего. Затем труп они оттащили за бугор и уехали в г. Владимир. Однако вновь туда возвратились, чтобы спрятать труп. Погрузили его в багажник машины, поехали к поселку Оргтруд, точнее, за этот поселок в лесной массив. С. стал жечь документы - права, какие-то бумаги. Он (М.) дал ему тряпки из багажника; которые С. накинул на труп и поджег. Уехали в поселок Боголюбове. На другой день автомашину сожгли в роще у села Суворотское. С. взял из автомашины портмоне черного цвета. Он и С.Н. брали магнитофон, зеркало. Магнитофон они отдали С.Р. и тот его продал за 140 рублей. Магнитофон был марки "Атлантик".

М. пояснял, что он был знаком с "Яном", который от С. знал о совершенных ими убийствах водителей. 10 - 13 октября 2000 года Ян предложил "расслабиться", намекая найти такси и "грохнуть" водителя. Когда ночью он (М.), С., С.Н. и Ян возвращались на автомашине "ВАЗ-21099" серебристого цвета из г. Владимира, заехали в кафе "Пикник", Ян сказал, что убьет водителя. Все сели в автомашину, не доезжая до плодоконсервного завода, Ян попросил водителя остановиться в поле. Ян вышел из машины, открыл дверь со стороны водителя и нанес последнему в левый бок два удара ножом. С. и С.Н. вытащили водителя из машины. Ян ударил несколько раз потерпевшего кулаком по лицу. Потом водителя посадили в автомашину и по предложению С. под его (М.) управлением поехали в рощу за с. Суворотское, где С. из багажника машины достал длинную тряпку типа простыни, вместе с Яном связал руки водителю, перевернул его на спину и Ян нанес потерпевшему несколько ударов ногой в области шеи и груди. Ян и С.Н. душили водителя палкой. Палка лежала у того на горле, а они стояли на ее концах. Водитель захрипел. С. сказал, что он "готов". Ян или С.Н. предложили сжечь водителя. Он (М.) достал нож, который отнял у Яна, стал им откручивать зажим на бензобаке. Ян взял у него нож, которым ударил потерпевшего, со слов Яна, в область горла - шеи. С. подал две пустые бутылки. Он (М.) стал наливать бензин. Ян и С.Н. оттаскивали водителя, который был еще жив, так как он "задергался". Ян вновь брал нож. Говорил после, что нанес им водителю 8 ударов. С. облил бензином потерпевшего. Кто поджигал труп, он (М.) не видел. После этого они уехали к водоему у села Новое, где мыли руки, одежду. Заезжали к С., который дал Яну брюки, так как бывшие на нем были в крови. Ездили в Ковров, где играли в казино. После этого, доехав до деревни Артемовка около города Камешково, автомашину оставили в лесу. Утром он и С. сняли с нее магнитофон "Сони" и 4 колонки, уехали в г. Камешково. Магнитолу и колонки продали Ш. за 3500 рублей.

Изложенные показания М. подтверждал в ходе осмотра с его участием мест происшествия (л.д. 87 - 96 т. 1).

Осужденный С. в качестве обвиняемого (л.д. 232 - 235 т. 1) пояснял, что в ночь с 25 на 26 сентября 2000 года на участке грунтовой дороги около кладбища с. Ославское он, М. и С.Н., по предложению М. убить водителя и забрать его машину и другое имущество, напали на подвозившего их, как после стало известно, Д.В. М. попросил водителя остановиться, первым нанес ему удар кулаком в лицо. Он (С.) схватил водителя сзади, прижал к сиденью. М. и С.Н. вытащили Д.В. из машины, вместе с ним (С.) связали ему руки. Он (С.) и С.Н. избили потерпевшего ногами и руками, били по голове, туловищу. М. обыскивал водителя, забрал у него золотую цепочку, обручальное кольцо, перстень-печатку. Он нашел в машине 500 рублей. Затем Д.В. на его машине под управлением М. отвезли на берег реки Нерль. По дороге он (С.) наносил потерпевшему удары рукой по лицу. М. из-за солнцезащитного козырька автомашины похитил 380 рублей. На берегу они втроем вытащили водителя из машины. С.Н. раза три ударил потерпевшего по шее, после чего тот потерял сознание. М. сказал, что он уже совершал подобные преступления, если Д.В. оставить в живых, то "придется сидеть". Накинув провод от радиостанции на шею лежавшего лицом вниз водителя, он (С.) и М. стали тянуть провод вверх, а С.Н. помогал им, наступив ногой на спину потерпевшего. Провод порвался, тогда М. сорвал провод с фонаря "такси", накинул его на горло водителя и тем же способом продолжили его душить. Потерпевший захрипел, затих.

Они забрали машину Д.В. - "ВАЗ-2106" с радиостанцией, магнитолой, колонками, ковриками. Чтобы скрыть преступление, М. разорвал и сжег портмоне потерпевшего, С.Н. выбросил в реку наручные часы. Тело водителя они втроем захоронили на песчаном пляже реки Нерль в районе села Ославское. На месте убийства М. сжег водительские права Д.В., все документы на автомашину.

В ночь с 7 на 8 октября 2000 года он же, С.Н. и М. по предложению последнего убить водителя, забрать его машину и вещи, на что они согласились, напали на подвозившего их на машине "ВАЗ-2105" П.А. около кладбища с. Ославское. М. на дороге попросил водителя остановиться и ударил потерпевшего один раз рукой в лицо. Он (С.) схватил водителя сзади, прижал к сиденью. М. и С.Н. вытащили П.А. из машины. М. выключил в автомашине освещение. Они (С. и С.Н.) удерживали водителя на земле, возможно, били, С.Н. наносил удары ему (П.А.) в затылок, М. обыскивал потерпевшего, взял у него цепочку, обручальное кольцо. Затем П.А. на машине под управлением М. отвезли на берег реки Нерль, где С.Н. бил водителя рукой в область шеи. М. снял с машины ремень безопасности, накинул его на шею П.А., один конец которого отдал ему (С.), и они стали тянуть за концы ремня вверх, а С.Н., как и в первом случае, наступил ногой на спину водителя. Таким образом водителя они убили. Скрывая следы преступления, М. с ним (С.) или С.Н. раздели потерпевшего, сожгли его борсетку, куртку, водолазку и другую одежду. Тело П.А. втроем с обрыва сбросили в реку, вместе с ним спортивные штаны, трусы, носки. На месте убийства М. сжег военный билет, права П.А. и документы на его машину. Машину с находившимися в ней вещами они забрали.

В ночь с 9 на 10 октября 2000 года он, С.Н. и М. по предложению последнего убить и продать по запчастям машину водителя, на что он и С.Н. согласились, напали на дороге около кладбища поселка Боголюбове на подвозившего их из г. Владимира на машине "ВАЗ-2108" Д.А. М. ударил водителя по рукам, сбив их с руля. Д.А. открыл дверь, попытался выпрыгнуть из машины. М. схватил потерпевшего за одежду, удерживал его, вынул ключ из замка зажигания. Он (С.) тоже схватил водителя сзади за куртку, за руку, прижал его к сиденью. Когда машина остановилась, С.Н. вышел, через открытую водительскую дверь нанес Д.А. удары рукой в лицо. М. и С.Н. вытащили Д.А. из салона машины, стали его бить руками и ногами по голове и телу, он (С.) тоже присоединился к ним и наносил потерпевшему удары по лицу и туловищу. М. сорвал провод с колонок и втроем им они связали руки водителя. На машине под управлением М. отвезли Д.А. на пруд около села Новое со стороны пос. Боголюбово. Все вместе вытащили водителя из машины и стали бить. М. взял резиновый шланг из багажника машины, накинул его на горло Д.А. Тем же способом, что и Д.В., П.А., они Д.А. задушили. М. обыскал погибшего, нашел в карманах кошелек и 70 рублей. Машину Д.А. они забрали, катались на ней по городу Владимиру, ездили в "Золотое кольцо". На следующий день автомашину они сожгли в роще у с. Суворотское. М. говорил, что боится, поскольку по этой машине его может найти милиция.

На месте преступления М. утопил в пруду резиновый шланг, выбросил газовый баллончик Д.А.

Труп они отвезли в лес у пос. Оргтруд. Там С.Н. и М. сложили на труп права Д.А., документы на машину и вместе с другими бумагами и тряпками подожгли. С.Н. вылил на него моторное масло из багажника и положил канистру. Все это, одежда потерпевшего сгорели.

В ночь с 11 на 12 октября 2000 года на дороге около ПКЗ "Боголюбовский" он, М., С.Н. и С.Я., по предложению последнего убить водителя и забрать его машину, вещи, напали по согласию всех на подвозившего их из г. Владимира на машине "ВАЗ-21099" Л.Р. С.Я. попросил водителя остановить машину, через водительскую дверь нанес Л.Р. два удара ножом. Он (С.), М. и С.Н. удерживали потерпевшего. Потом водителя избили, отвезли его на машине под управлением М. в березовую рощу у села Суворотское, где связали водителя тряпкой из багажника. М. обыскал Л.Р. С.Н. ногой встал на горло потерпевшего, попытался задушить, но у него не вышло. Тогда С.Я. и С.Н. душили потерпевшего палкой, отчего Л.Р. потерял сознание. Затем неожиданно водитель поднялся, побежал. Он (С.), С.Н., С.Я. догнали его. Он (С.) нанес ему несколько ударов ногой, С.Н. и С.Я. тоже били Л.Р. Он (С.) и М. слили бензин из машины, он и С.Я. облили им потерпевшего, которого подожгли Ян или С.Н. Пока Л.Р. горел он долил на него бензин из второй бутылки. Л.Р. стал дергаться, кричать. М. палкой добил потерпевшего, нанеся ему два - три удара.

Машину погибшего они забрали со всеми находившимися в ней вещами. Его права, документы на машину сожгли в лесу у города Камешково, где оставили машину.

Вина осужденных в совершении установленных судом преступлений подтверждается показаниями С. при допросах, указанных в приговоре, в качестве подозреваемого, обвиняемого, при осмотре мест происшествия с его участием.

Осужденный С.Н. в ходе следствия при допросе в качестве подозреваемого (л.д. 237 - 239 т. 1) пояснял, что убить водителя (Д.В.) и отобрать у него деньги предложил С. На автомашине потерпевшего "ВАЗ-2106" голубого цвета они заезжали в кафе "Пикник". Водитель с машиной ожидал их на улице. Выйдя из кафе, он, М. и С. поехали на автомашине Д.В. под управлением последнего в сторону села Ославское. За селом М. и С. избили водителя, С. его задушил каким-то шнуром. После этого М. в селе взял лопату. Они вновь вернулись на берег реки Нерль, где по очереди копали в песке яму, в которую закопали труп потерпевшего. Машину этого убитого водителя загнали в гараж Г.

Указывал, что через несколько дней с той же целью при аналогичных обстоятельствах они совершили нападение на водителя автомашины "ВАЗ-2105" цвета "мурена". Труп бросили в реку, автомашину убитого потерпевшего поставили в гараж Г., а через день - два М. продал эту машину Ш.

Подтверждал факт нападения на водителя автомашины "ВАЗ-2108", которого М. и С. избивали, а потом, как пояснял С.Н., его задушил С. Труп потерпевшего (Д.А.) они втроем выбросили в лесу. С. и М. подожгли тело убитого водителя. На следующий день С. и М. решили отогнать машину в рощу у села Суворотское и сжечь, чтобы "замести следы". М. через бензонасос скачал бензин в бутылки, они облили им машину, после чего, бросив зажженную бумагу, он поджег машину.

Показывал, что в октябре 2000 года он, М., С. и С.Я., возвращаясь из города Владимира, напали на водителя автомашины "ВАЗ-21099", которого ножом бил С.Я. Потом потерпевшего облили бензином и сожгли. Машину они оставили у пос. Артем Камешковского района.

Потерпевшая Д. пояснила в судебном заседании, что 25 сентября 2000 года ее сын - Д.В. уехал на работу и больше живым она его не видела. На следующий день сноха сообщила ей, что сын домой не возвратился. Об этом они заявили в милицию. При сыне были золотая печатка, золотая цепочка, обручальное кольцо, наручные часы, кошелек из черной гладкой кожи, деньги в сумме 880 рублей. Вместе с машиной была похищена автомагнитола "Айва" с двумя аудиоколонками.

Через некоторое время работники милиции пригласили ее на опознание. Она опознала труп своего сына. Его одежда была сырая, в песке.

Из протокола осмотра места происшествия от 9 октября 2000 года видно, что на берегу реки Нерль в одном километре восточнее села Новое Суздальского района в песке на глубине 40 см в 5 метрах от воды был обнаружен труп мужчины. На нем были свитер, джинсы, носки, кроссовки, трусы.

Протоколом опознания от 9 октября 2000 года установлено, что Д. опознала в этом трупе тело своего сына - Д.В.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта у Д.В. 1972 года рождения были обнаружены: а) тупая травма шеи (странгуляционная борозда) - кровоизлияния в мышцы правой переднебоковой поверхности шеи под нижней челюстью, насыщенное кровоизлияние в мягких тканях в области правой боковой пластины щитовидного хряща, кровоизлияние в мягких ткани в области левого верхнего бокового рожка щитовидного хряща - которая могла быть причинена в результате сдавления органов шеи при удавлении; б) закрытая черепно-мозговая травма - кровоподтек на веках правого глаза и ушибленная рана в области правой щеки, кровоподтек на веках левого глаза, кровоизлияние в мягких тканях головы в области надбровий с двух сторон, в правой височно-затылочной области, в левой затылочной области, в левой височной области, в левой лобно-височной области, кровоизлияния под мягкие мозговые оболочки в теменных долях с двух сторон, - которые были причинены ударным действием тупых твердых предметов с относительно ограниченной контактной поверхностью, в том числе возможно руками и ногами, не менее 8 травматических воздействий.

Наиболее вероятной причиной смерти Д.В. является совокупность выявленных у него телесных повреждений в виде закрытой черепно-мозговой травмы и тупой травмы шеи от сдавления органов шеи. Повреждения у Д.В. повлекли за собой причинение ему тяжкого вреда здоровью, находятся в прямой причинной связи с его смертью.

Все повреждения у потерпевшего имели четкие признаки прижизненности, были причинены ему в короткий промежуток времени. Предположительно повреждения на шее были причинены в последнюю очередь. Перед смертью Д.В. был трезв.

Свидетель Г. пояснил в суде, что при встрече в конце сентября 2000 года М., С. и С.Н. сообщили ему, что поставили в его гараж, не имеющий запорных устройств, автомашину. Рассказали ему, что убили водителя "такси", машину которого и поставили в его гараж. В разговоре никто из них не отрицал своего участия в убийстве. Он ходил с ними в свой гараж, видел стоявшую в нем автомашину "ВАЗ-2106" голубого цвета. Он потребовал, чтобы они эту машину из его гаража убрали. Со слов М. и С.Н. знает, что кузов данной машины они продали в селе Ославское дяде М.

Указал, что 25 сентября 2000 года в казино с М. он не ездил.

Из показаний свидетеля Ш.И. видно, что в последних числах сентября 2000 года он видел, что М., С. и С.Н. у гаража Г. разбирали на запчасти автомашину "ВАЗ-2106" синего цвета. В тот же вечер его брат - Ш. купил у М. аккумулятор, панель крепления солнцезащитных козырьков с этой машины.

Осужденный Ш. пояснил в суде, что в конце сентября - начале октября 2000 года видел, что М., С. и С.Н. у гаража Г. разбирали автомашину "ВАЗ-2106" голубого цвета, которая была без номеров. Поясняли ему, что эту машину они приобрели на запчасти. М. предложил ему что-нибудь купить с этой машины. Он купил аккумулятор, ящик для мелочей, пластиковый козырек для крепления защиты от солнца на потолок салона, задний фонарь. Деньги за них отдал М.

В начале октября того же года М. предложил ему купить бампер от автомашины "ВАЗ-2105", объясняя, что приобрел машину на запчасти. Договорились, что за бампером к М. на следующий день придет его (Ш.) брат - Илья. Когда Илья вернулся от М., то сказал, что последний предлагает купить у него автомашину целиком за 3500 рублей, поскольку по его словам срочно нужны деньги. Илья предупредил его (Ш.), что машина, возможно, криминальная, однако он решил купить у М. автомашину. Взял деньги, поехал к М. и купил у него машину. Тот в разговоре сказал ему: "Смотри, не запались". Через два дня узнал, что нашли трупы водителей. Понял, что купленная им автомашина у М. принадлежит кому-то из убитых. Встретился с М., высказал ему претензии. Тот пригрозил, сказал, что позвонит в милицию, он (Ш.) ничего не сможет доказать. После этого разговора он (Ш.) с отцом разрезал кузов машины на части и выбросил.

Согласно протоколов выемки дома и в гараже Ш. были обнаружены детали от автомашины Д.В. - аккумулятор, панель крепления солнцезащитных козырьков, один козырек, большое количество деталей от автомашины П.А., в том числе часть кузова, двигатель в сборе.

Свидетель З.И. показал в суде, что в конце сентября 2000 года его племянник - М. предложил ему кузов от автомашины "ВАЗ-2106". Он, М. и братья П.И. и П.А.Ю. ездили в гараж, расположенный у плодоконсервного завода поселка Боголюбово, смотреть кузов. В гараже на левом боку стояла автомашина "ВАЗ-2106" синего цвета без номеров, она была практически разобрана. М. назвал цену за кузов - 3000 рублей. Сказал, что документов на машину нет. Он согласился купить кузов, который доставили к его дому в село Ославское. За несколько дней до этого М. приезжал к нему на легковой автомашине вечером, просил лопату, объясняя, что застряла машина, ее надо откопать. Он дал ему лопату, которую тот не вернул.

Аналогичные показания дали свидетели П.И. и П.А.Ю.

Из протокола выемки следует, что у З.И. в гараже был обнаружен и изъят кузов автомашины Д.В.

Свидетель Г.М. пояснил в суде, что в сентябре - октябре 2000 года он приобрел у М. два автоколеса и четыре двери от машины в сборе.

По месту жительства Г.М. были изъяты приобретенные им у М. два автоколеса и левая задняя дверь от автомашины "ВАЗ-2106" голубого цвета.

Вина осужденных подтверждается указанными в приговоре показаниями свидетеля С.А.Г., данными протоколов выемок деталей от автомашины Д.В. из гаража С.А.Г., у самого М.

Данными ГИБДД установлено, что Д.В. принадлежала автомашина "ВАЗ-21061" 1991 года выпуска голубого цвета с госномером <...>.

Потерпевший П. показал в судебном заседании, что у его сына - П.А. были похищены автомашина с находившимися в ней автомагнитолой "Нова", двумя аудиоколонками, автонасосом, инструментами, автоаптечкой, справочником по ремонту машины, а также сумка-борсетка, наручные часы, золотая цепочка с крестиком, обручальное кольцо, 20 долларов США.

Свидетель Ш.О. показала в суде, что последний раз она видела П.А. в 21 час 20 минут 7 октября 2000 года. Он был на машине, сказал, что проедет по городу. В воскресенье его жена пришла на работу, искала мужа, но его нигде не было. В понедельник она (Ш.О.) узнала, что обнаружен труп, по описанию похожий на П.А. Она позвонила Ф.В., сообщила об этом. Тот съездил в морг и опознал тело П.А.

Аналогичные показания о сообщении Ш.О. дал в суде свидетель Ф.В., который подтвердил, что он опознал погибшего, ездил к Ш. и забирал детали от автомашины П.А.

Из протокола осмотра места происшествия от 8 октября 2000 года видно, что труп П.А., опознанного после, был обнаружен в реке Нерль в 1,2 м от правого берега на участке реки в 2 км от крайних домов села Новое и 2,5 км от крайних домов села Добрынское. На нем находились плавки и носки, рядом под мышкой - спортивные брюки.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта у П.А. 1976 года рождения имелись: а) одиночная незамкнутая странгуляционная борозда в виде осаднения, дугообразно охватывающая шею по передней поверхности в верхней трети, а справа уширяющаяся до нижней трети, кровоизлияния в мягкие ткани шеи по ходу странгуляционной борозды, в кивательные мышцы с двух сторон на уровне средней трети, по передней поверхности щитовидного хряща, в щитоподъязычной мышце, в мышцы корня языка, конструкционно-сгибательный перелом (разрыв) перстневидного хряща гортани с кровоизлияниями в мягкие ткани в области перелома, - полученные при сдавлении шеи с уплощением ее в переднезаднем направлении при удавлении петлей из жесткоэластичного материала, в том числе, возможно, и автомобильным ремнем безопасности; б) кровоподтек на спинке носа и перелом костей носа, ссадины на левом крыле носа и переносья, два очаговых кровоподтека на верхнем веке правого глаза, линейная ссадина кнаружи от левого лобного бугра, осаднение в области лба справа, в правой лобно-височной области, на правой скуле, щеке, у угла нижней челюсти справа, в левой скуловой области, в области угла нижней челюсти слева и по ходу горизонтальной дуги нижней челюсти слева, на подбородке, кровоизлияния в мягких тканях головы, в области надбровной дуги с двух сторон, в левой лобно-височной области, в правой височной области, - причиненные прижизненно ударным действием, действием трения тупых твердых предметов; в) ссадины (царапины) на передней поверхности груди и живота, на коленях не имеют признаков прижизненности, они могли образоваться при волочении трупа.

Смерть П.А. наступила от механической асфиксии при удавлении петлей, повреждения на шее имели со смертью прямую причинную связь, причинили тяжкий вред здоровью потерпевшего.

Некоторое время тело П.А. находилось в воде, в которую было сброшено мертвое тело.

В крови трупа П.А. следов алкоголя не обнаружено.

Свидетель Г.С. показал в суде, что в октябре 2000 года он проходил мимо гаража, обнаружил в нем автомашину "ВАЗ-2105", о чем рассказал брату. Тот сказал, что найдет М. и поговорит с ним. На следующий день этой машины в гараже уже не было.

Из показаний свидетеля Ш.И. следует, что 11 октября 2000 года он видел в гараже Г. автомашину "ВАЗ-2105" цвета "мурена". На другой день он встретился с М., который попросил передать его брату - Ш. предложение купить у него (М.) увиденную им в гараже Г. автомашину без документов за 3500 рублей. Тот машину у М. купил, которую они с М. перегнали в гараж к брату. В разговоре он говорил брату, что машина краденая, что подтвердил тому и М. Купленную у М. машину они с братом разобрали на запчасти. 13 октября встретились с М. Последний стал обвинять его в краже зеркал с машины "ВАЗ-2105", когда она стояла в гараже Г., говорил, что он ворует у воров, что они (М., С. и С.Н.) зарабатывают на этих машинах деньги. Его возражения М. не слушал, сказал, что он должен ему за зеркала 500 рублей, иначе он может "вложить" его с братом, сообщить в милицию, что машина у них в гараже, они никогда не докажут, что машина эта куплена у него (М.), спрашивал, устроят ли его двадцать лет, имея в виду наказание за преступление. В результате он вынужден был передать М. 400 рублей. После этого кузов машины они разрезали на части, которые выбросили в лес.

Показания братьев Ш. и Ш.И. подтверждены пояснениями свидетелей Ш.А.А., Ш.О.В., Х.В.В., К.И.Ю.

Свидетели Ф.Н. и Ф.Е., работавшие в кафе "Щедрая Русь" поселка Боголюбове, показали в судебном заседании, что вначале октября 2000 года М. приходил ночью со С. и С.Н. в кафе, дал 20 долларов США, из которых ими был взят долг М. в размере 300 рублей, а на остальную сумму они (осужденные) оплатили стоимость заказанных ими спиртного и закусок.

Материалами дела установлено, что автомашина "ВАЗ-21053" 1998 года выпуска сине-зеленого цвета с госномером <...> принадлежала П.А.

Потерпевшая Д.Л. показала в суде, что в тот вечер ее сын - Д.А. уехал на машине, сказал, что поедет к невесте.

Однако домой не вернулся. Утром ушла на работу, по приходу с работы сына дома не было. Она искала его, но нигде не нашла. От его невесты узнала, что он уехал от нее около 24 часов, собирался ставить машину на стоянку. Ни сына, ни машины не было. О происшедшем сообщили в милицию. Потом в одном из трупов она опознала тело своего сына.

Указала, что у него была автомашины "ВАЗ-2108" белого цвета, в которой находились магнитофон, газовый баллончик, резиновый шланг для топлива, ремень для двигателя. Одет он был в куртку, рубашку, шелковые брюки, обут в черные туфли. У него были ремень из кожи, наручные часы, золотая цепь, бумажник, деньги.

Свидетель Г.Э. пояснила в суде, что последний раз живого Д.А. она видела вечером 9 октября 2000 года; уходя от нее примерно в 23 часа 30 минут, он сказал, что поедет на своей машине домой.

Потерпевший М.А. пояснил, что в июне - июле 2000 года он передал автомашину "ВАЗ-2108" Д.А. Последний полностью с ним за машину расплатился, фактически она принадлежала убитому, но он ею пользовался по доверенности.

Из показаний свидетеля Ш.В. видно, что Д.А. приобрел автомашину "ВАЗ-2108" белого цвета. В машине стояла магнитола "Атланта" с 4 колонками, в ней находились пластиковая канистра с тосолом, канистра с моторным маслом, коробка с ключами, отвертка со сменными головками, аптечка, ножной насос, автосигнализация, канистра с бензином. В кармане водительской двери лежал газовый баллончик знает, что на брате была золотая цепочка.

Свидетель К. показал в суде, что он устанавливал на автомашину Д.А. автомагнитолу "Атланта". Признанную по делу в качестве вещественного доказательства магнитолу "Атланта" К. опознал как ту, установленную им на машину погибшего.

Из протоколов осмотров мест происшествия от 12 октября 2000 года усматривается, что в 2 км в восточном направлении от пос. Оргтруд Камешковского района Владимирской области, в 200 метрах от лесной грунтовой дороги в северном направлении на поляне в лесном массиве был обнаружен обгоревший труп мужчины, впоследствии опознанным Д.А. В лесу южнее села Суворотское обнаружена была сожженная автомашина "ВАЗ-2108".

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта причиной смерти Д.А. 1979 года рождения явилась механическая асфиксия вследствие сдавления органов шеи, о чем свидетельствует обнаружение у него переломов подъязычной кости и щитовидного хряща с кровоизлияниями в окружающие ткани, а также ряд общеасфиксических признаков; повреждения эти причинили тяжкий вред здоровью потерпевшего, могли быть причинены в результате сдавления шеи тупым твердым эластичным предметом.

Кроме того, у Д.А. были выявлены: а) закрытая черепно-мозговая травма - кровоизлияния в мягкие ткани лица и в мягкие мозговые оболочки, которая могла образоваться от нанесения множественных ударных воздействий тупым твердым предметом (предметами) в область головы незадолго до наступления смерти; б) закрытые переломы 7 - 9 ребер слева с кровоизлияниями в окружающие ткани, которые могли образоваться от нанесения ударных воздействий тупым твердым предметом (предметами) незадолго до наступления смерти потерпевшего.

Обгорание тела Д.А. произошло после наступления его смерти от воздействия пламени.

После причинения Д.А. совокупности повреждений он не имел способности к совершению самостоятельности действий. В период причинения ему совокупности повреждений поза его могла неоднократно меняться.

Свидетель С.А. показал в судебном заседании, что примерно за неделю до задержания М. он встретил последнего, С.Н. и С. М. сказал, что он с кем-то угнал машину, спрашивал, где ее можно утопить, не лучше ли ее сжечь. Он ответил ему, что ничего не знает, пусть с машиной они делают что хотят. От предложения М. ехать с ними уничтожать машину он (С.А.) отказался.

Свидетель С.Р. пояснил в судебном заседании, что осенью 2000 года при встрече с ним М. и С. предложили ему участвовать с ними при продаже автомагнитолы. Он пошел с ними в кафе "Щедрая Русь" и продал имевшуюся у М. и С. магнитолу. В ходе следствия по настоящему делу ту магнитолу он забрал у покупателя и отдал органам следствия.

Из показаний свидетеля М.Э. следует, что он приобретал у парня по имени С.Р. автомагнитолу "Атланта". Через некоторое время эту магнитолу С.Р. у него забрал, а деньги вернул.

Свидетель Х. показал в суде, что указанную магнитолу "Атланта" ранее он не видел, С. автомагнитолы никогда не давал.

При допросе в качестве обвиняемого С.Я. пояснял (л.д. 11 - 15 т. 2), что знал о том, что М., С. и С.Н. совершали убийства водителей, забирали у них машины и другое имущество. Это было ему известно от них самих (осужденных).

Вечером 11 октября 2000 года он пришел к М., который в разговоре намекнул, что нужны деньги, надо что-то делать, чтобы их достать. Он догадался, что М. предлагает убить водителя и забрать у того машину и вещи. Вскоре они поехали в г. Владимир в казино. Возвращались оттуда на автомашине "ВАЗ-21099". В дороге М. спрашивал у водителя, откуда и куда тот едет, не спохватятся ли его дома, если он будет возить их до утра. Он (С.Я.) понял, что они будут убивать водителя, забирать у него машину и вещи. Когда они заехали в какую-то низину, водитель по просьбе М. остановил автомашину. С. и С.Н. бросились на водителя. Он (С.Я.) вышел из автомашины, открыл дверь со стороны водителя и ударил последнего имевшимся у него ножом два раза. Потерпевший перестал сопротивляться. Он вытащил его из салона. Он, С., С.Н. стали избивать водителя машины руками и ногами. Потом на машине под управлением М. повезли потерпевшего в лес, где, как сказал М., они будут его убивать. В лесу они снова били водителя, М., С. и С.Н. связали ему за спиной руки. С. и М. обшарили карманы водителя. С.Н. встал ногой на горло потерпевшего, попытался задушить, но не смог, С. и С.Н. душили водителя палкой, положив ее ему на горло и став на ее концы ногами. Потерпевший потерял сознание, а потом неожиданно встал и побежал. Его догнал С., сбил с ног. С. и С.Н. начали снова бить водителя. Он (С.Я.) два - три раза воткнул тому нож в шею. М. и С. слили бензин из машины. Он со С. облили водителя бензином. Кто-то его поджег. В процессе горения потерпевший дергал ногами, кричал, что-то говорил. С. вылил на него еще бензина, а М. нанес ему несколько ударов дубиной по голове и шее. Тот затих, перестал подавать признаки жизни.

На машине погибшего они уехали в г. Ковров, а после бросили ее в лесу у г. Камешково.

Аналогичные показания, подтверждая их, С.Я. давал на очной ставке с М.

Потерпевший Л. пояснил в судебном заседании, что последний раз живым своего сына - Л.Р. он видел в 20 часов 45 минут 11 октября 2000 года. Он ушел из дома, не сказав куда. Подумал, что сын поехал ставить автомашину в гараж. Домой он не вернулся. На следующий день они его искали своими силами, а затем заявили в милицию. Потом он опознал тело сына при обнаружении его трупа.

Из протокола осмотра места происшествия от 12 октября 2000 года следует, что южнее села Суворотское в лесу был обнаружен труп мужчины, опознанный после как Л.Р., прикрытый обгоревшими ветвями деревьев. Вокруг кистей рук была обернута ткань. Кожа потерпевшего на голове, лице, конечностях была обуглена, волосы опалены. Под трупом находился пепел, рядом с погибшим лежали фрагменты стекла бутылки.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта у Л.Р. были обнаружены: а) слепое колото-резаное ранение мягких тканей шеи на правой боковой поверхности в верхней трети (рана N 1), два слепых колото-резаных ранения мягких тканей шеи на левой заднебоковой поверхности в верхней трети (раны N 2 и N 3), два слепых колото-резаных ранения мягких тканей наружной и задней поверхности верхней трети левого плеча (раны N 4 и N 5), - причиненные пятью ударными воздействиями орудием с колюще-режущими свойствами, типа клинка ножа; б) кровоподтек на нижнем веке правого глаза, кровоизлияния в белочную оболочку правого глаза, кровоизлияния в мягких тканях головы в теменно-затылочной области слева, в лобно-височной области справа, - причиненные ударным действием тупых твердых предметов, не менее, чем от трех, травматических воздействий; в) тупая травма шеи - кровоизлияния и имбибиция кровью по переднебоковым поверхностям шеи - образованная как в результате пропитывания кровью из поврежденных при колото-резаных ранениях шеи кровеносных сосудов, так и при сдавлении шеи (удавлении), что подтверждается наличием асфиксических признаков. Материал петли или тупого твердого предмета, приложенного к шее, в повреждениях не отобразился; г) ожоги 1 - 3 А - Б степени площадью до 60% кожного покрова на голове, теле, конечностях, - причиненные воздействием высокой температуры, открытым пламенем; д) кровоизлияния в мягких тканях в области запястий, которые образовались от сдавления запястий, могли возникнуть при хватании руками, связывании рук и т.п.

Смерть Л.Р. наступила от тяжелой комбинированной сочетанной травмы тела с множественными колото-резаными ранениями шеи и левого плеча, тупой травмой шеи, ушибами мягких тканей лица и головы, распространенными ожогами тела, осложнившимися развитием травматического и геморрагического шока.

Все выявленные у Л.Р. повреждения являлись частями одного травматического процесса, в котором каждое последующее повреждение утяжеляло течение предыдущих и все они в своей совокупности имели со смертью прямую причинную связь; данные травмы, как повлекшие смерть, причинили тяжкий вред здоровью.

Все повреждения, за исключением ожогов пламенем, имели четкие признаки прижизненности, причинены были в короткий промежуток времени, от несколько десятков минут до нескольких часов до смерти. Наличие части копоти в верхних дыхательных путях позволило эксперту полагать, что потерпевший Л.Р. мог подвергнуться воздействию огня еще при жизни, в последние секунды, однако большая часть ожогов была причинена посмертно.

Перед смертью Л.Р. был трезв.

Как установлено материалами дела, при задержании у С. было обнаружено портмоне черного цвета, в котором находилась визитка на имя Л.Г.

Свидетель Л.Г. показала в суде, что в июле 2000 года Л.Р. показывал ей свой бумажник, который подарила ему его сестра, в нем она видела свою визитку, которую ему ранее давала.

Свидетель Л.И. пояснила в судебном заседании, что фрагмент конверта с их обратным адресом, изъятый в ходе осмотра места происшествия с участием М. в лесном массиве у п. Артем Камешковского района, заполнен ее рукой. Изъятый у С. бумажник-портмоне принадлежал ее брату - Л.Р., который она дарила ему.

По заключению почерковедческой экспертизы запись на фрагменте конверта выполнена Л.И.

Осужденный Ш. показал в судебном заседании, что 12 октября 2000 года он приобрел у М. автомагнитолу "Сони" с колонками и пультом дистанционного управления, которые в ходе следствия у него были изъяты.

Материалами дела установлено, что эти предметы находились в машине Л.Р.

Проверив собранные по делу доказательства, оценив их с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, все их в совокупности с точки зрения достаточности для разрешения дела, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины М., С. и С.Н. в совершении разбойных нападений на Д.В., П.А., Д.А. и Л.Р., в убийстве последних.

По изложенным в приговоре основаниям действия М., С. и С.Н. каждого по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "з", "н", 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ судом квалифицированы правильно.

Выводы суда мотивированы, они соответствуют фактическим обстоятельствам по делу, основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах.

Обстоятельства по делу исследованы полно, всесторонне, объективно.

Положенные в основу обвинения осужденных доказательства получены в установленном законе порядке, их допустимость сомнений не вызывает.

Как видно из протоколов задержания, М., С., С.Н. разъяснялось, что они подозреваются в убийстве, все они заявляли, что с задержанием согласны, утверждали, что в услугах адвоката нуждаются с момента предъявления обвинения. В ходе предварительного расследования всем осужденным предусмотренные законом права подозреваемого, обвиняемого, право на защиту, положения ст. 51 Конституции Российской Федерации неоднократно, перед каждым следственным действием с их участием разъяснялись, они их знали, понимали, что каждый удостоверял своею подписью. По вопросу участия защитника их мнение выяснялось. По их желанию они были обеспечены защитой в лице адвоката. После допросов каждый из осужденных указывал, что с их слов сведения в протоколах записаны правильно. По поводу ведения допросов, их объективности замечаний, заявлений от осужденных и их защитников не поступало.

Приведенные судом показания С. в качестве обвиняемого (л.д. 185; 189 - 192; 196 - 197; 214 - 217; 232 - 235 т. 1) даны им при допросах с участием его защитника. Из протокола допроса в присутствии защитника (л.д. 185 т. 1) следует, что С. был согласен участвовать в осмотре мест происшествия без адвоката. Об этом защитник С. знал, был осведомлен, однако своего желания на участие в этом следственном действии не выразил. Перед этим следственным действием С. собственноручно отразил в протоколе (л.д. 186 т. 1), что в услугах адвоката на этом следственном действии не нуждается, эта позиция у него с адвокатом согласована.

Ссылка осужденного М. на то, что подпись адвоката в протоколе допроса С. в качестве обвиняемого "подделана", несостоятельна. Сам С. утверждал в суде, что адвокат был.

Изложенные выше показания С.Я. последний давал с участием его защитника; очная ставка у него с М. была проведена с участием их защитников (л.д. 117 - 119 т. 1; 11 - 15 т. 2).

Оглашение в судебном заседании показаний умершего С.Я. не противоречит требованиям ст. 286 УПК РСФСР.

Перед началом допроса в качестве подозреваемого 15 октября 2000 года, проведения осмотра мест происшествия М. утверждал, что в услугах защитника он не нуждается, показания давал по собственному волеизъявлению, согласен был на проведение этих следственных действий без участия защитника.

Эти обстоятельства подтвердили в суде свидетели Ш.А.Д. и Ш.М.Н., участвующие в качестве понятых при осмотре места происшествия с участием М., указав, что в ходе этого следственного действия никакого давления на М. не было. Он сам добровольно давал показания по обстоятельствам дела, показывал места совершения преступлений, описывал, как все происходило. Протокол был составлен правильно.

Показания М. при допросах от 14, 17 и 22 ноября 2000 года суд из числа доказательств исключил. При обосновании своих выводов на них не ссылался.

Согласно ст. 162 УПК РСФСР проведение очной ставки являлось правом, а не обязанностью следователя. С. в судебном заседании был допрошен. М. имел реальную возможность выяснять у него интересующие его вопросы, такого права он не был лишен.

Для сомнений во вменяемости С.Н., в его способности на предварительном следствии и в судебном заседании отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими, правильно воспринимать обстоятельства и давать показания, у суда оснований не было. Психическое состояние С.Н. исследовалось. По заключению проведенной в отношении него судебно-психиатрической экспертизы С.Н. каким-либо психическим расстройством не страдает. Он может осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В период правонарушений он признаков какого-либо временного болезненного психического расстройства не обнаруживал, а находился в состоянии простого алкогольного опьянения. Как пришли к выводу эксперты, в отношении инкриминируемых ему деяний С.Н. следует считать вменяемым. В принудительных мерах медицинского характера он не нуждается. С.Н. мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.

Не соглашаться с выводами врачей-экспертов у суда оснований не было.

Экспертиза проведена компетентными на то лицами. Личность С.Н., обстоятельства по делу экспертам были известны, они в ходе проведения экспертизы были предметом исследования, в заключении получили оценку. Выводы экспертов соответствуют материалам дела.

С учетом заключения врачей-экспертов, данных о личности С.Н., всех обстоятельств по делу в отношении инкриминируемых ему деяний он обоснованно признан судом вменяемым.

Для отмены приговора с целью проведения в отношении С.Н. повторной, в том числе стационарной, судебно-психиатрической экспертизы, как о том указывают в жалобах М. и С., а также адвокаты, судебная коллегия оснований не находит.

Показания М., С., С.Н., которые они давали на предварительном следствии, а М., С. и в судебном заседании, тщательно проверялись, причины изменений ими пояснений выяснялись, всем им при постановлении приговора дана верная юридическая оценка.

Доводы осужденных М., С., защитников Мартасова, Зинина в жалобах о применении на следствии незаконных методов ведения следствия своего подтверждения материалами дела не нашли.

Эти утверждения с приведением мотивов суд обоснованно признал недостоверными.

Не доверять показаниям осужденного Ш., а также Г., К., С.А. и других указанных в жалобе М. свидетелей у суда оснований не было. Существенных противоречий в показаниях этих лиц не имеется. Для оговора М., С. и С.Н. этими лицами оснований не установлено.

Положенные в основу обвинения осужденных доказательства согласуются между собой, каждое из доказательств подтверждается другими фактическими данными по делу.

Самооговора осужденных, оговора их друг друга, их оговора со стороны потерпевших и свидетелей судебная коллегия не усматривает.

Объективность заключений судебно-медицинских экспертиз сомнений не вызывает. Заключения основаны на данных исследования трупов потерпевших, в том числе полученных в результате химических, гистологических, медико-криминалистических исследований. Указанные в заключениях выводы экспертов, в том числе С.Е., мотивированы, они не противоречат установленным по делу обстоятельствам происшедших событий. Механизм причинения телесных повреждений потерпевшим, причина их смерти установлены, отражены как в заключениях экспертов, так и судом в приговоре.

Совокупность доказательств по делу, положенная судом в основу обвинения осужденных, позволила ему обоснованно признать, что М., С. и С.Н. заранее договаривались на совершение разбойных нападений в отношении потерпевших, на их убийство с целью завладения их имуществом. Действовали они совместно, согласованно, с единым для них умыслом в достижении общего результата - убийства Д.В., П.А., Д.А. и Л.Р., хищения имущества последних. Действуя совместно с умыслом, направленным на совершение убийства, применяя насилие, М., С., С.Н. непосредственно участвовали в процессе лишения жизни Д.В., П.А., Д.А. и Л.Р. Факт договоренности на убийство, установленные по делу фактические данные происшедших событий, характер и локализация причиненных потерпевшим телесных повреждений, способы их причинения свидетельствуют о наличии у М., С. и С.Н. умысла на лишение жизни названных выше потерпевших. В каждом случае выезжали они с потерпевшими в безлюдное место, в ночное время. Убив потерпевших, М., С. и С.Н. принимали меры к сокрытию трупов, следов преступления, завладев имуществом погибших, распоряжались им по своему усмотрению.

Вывод суда о совершении ими убийства Л.Р. с особой жестокостью является правильным. Каждый из них это обстоятельство сознавал, понимал, что действуют они с особой жестокостью.

По каждому эпизоду их обвинения о действиях всех они были осведомлены, каждый из них характер своих действий и действий других понимал.

Мотив посягательства М., С. и С.Н. на потерпевших проверялся, он установлен и правильно указан в приговоре.

Объем похищенного ими у потерпевших, его стоимость установлены и обоснованно указаны в приговоре.

Суд обоснованно признал, что М., С. и С.Н. являлись соисполнителями указанных в приговоре преступлений.

Действовали осужденные сознательно, последовательно, целенаправленно.

С учетом заключений судебно-психиатрических экспертиз, данных о личностях М. и С., всех обстоятельств по делу в отношении инкриминируемых им деяний они, как и С.Н., обоснованно признаны судом вменяемыми.

Доводы в жалобах: М. о том, что преступлений он не совершал, о недоказанности его вины в совершении установленных судом преступлений, что он пресекал действия других в отношении Л.Р.; С. и его защитника Мартасова В.И. о том, что С. в разбое и убийстве Д.А. невиновен, что доказательств о его виновности по этому эпизоду обвинения не добыто, их ссылки на то, что Д.В. и П.А. он (С.) убил один, а разбой и убийство Л.Р. совершил только с С.Я.; адвоката Зинина Н.В. о недоказанности вины С.Н. в совершении разбоев и убийств потерпевших, несостоятельны, на материалах дела не основаны.

Эти версии исследованы, как опровергнутые приведенными в приговоре доказательствами, они судом обоснованно отвергнуты.

Не соглашаться с выводами суда оснований не имеется.

Указанные М. алиби, а также указанное алиби С. по эпизоду с Д.А. проверялись с достаточной полнотой и объективностью, своего подтверждения не нашли, опровергнуты материалами дела. Этим утверждениям М. и С. судом дана верная оценка.

Из протокола осмотра места происшествия с участием С. (л.д. 186 - 188 т. 1) видно, что в ходе этого следственного действия был обнаружен и изъят автомобильный ремень безопасности с инерционной катушкой. С. при этом показал, что это ремень, которым был задушен водитель. На этом ремне была (в момент нахождения) петля. После проведения следственного действия С. отразил в протоколе, что он им прочитан, записано все верно. В ходе предварительного следствия данный ремень был осмотрен и приобщен к делу в качестве вещественного доказательства (л.д. 128, 139 т. 3). По ознакомлении с материалами дела никаких ходатайств, заявлений относительно этого ремня М., С. и их защитники не приносили (л.д. 97 - 110; 123 т. 3). Протокол осмотра места происшествия с участием С., видеозапись этого следственного действия, протокол осмотра предметов, в том числе названного ремня, постановление о приобщении к делу ремня в качестве вещественного доказательства в судебном заседании исследовались. От участников процесса об осмотре ремня в ходе судебного разбирательства ходатайств не поступало.

Рассмотрение дела без осмотра данного ремня в судебном заседании, без проведения по делу дактилоскопических и трасологической экспертиз, о чем указывают М. и С. в жалобах, не помешало и не могло помешать суду всесторонне разобрать дело, не повлияло и не могло повлиять при наличии собранных по делу доказательств на выводы суда о виновности осужденных в содеянном.

Вопрос об окончании судебного следствия в ходе судебного разбирательства дела ставился (л.д. 228; 231 т. 6), но после различного рода ходатайств и заявлений М., С. судебное следствие продолжалось. После разрешения всех ходатайств и заявлений в установленном законом порядке, когда, как отражено в протоколе судебного заседания, других заявлений и ходатайств в соответствии со ст. 294 УПК РСФСР от участников процесса не поступило, судебное следствие было объявлено оконченным (л.д. 23 об. т. 7).

Утверждения М. и С. в жалобах о том, что председательствующий об окончании судебного следствия объявил "самолично", не выяснив мнение участников процесса, нельзя признать обоснованными.

Адвокат Мартасов, осужденный С.Н. в присутствии адвоката Зинина с протоколом судебного заседания ознакомились и замечаний на него не имели (л.д. 154, 255 т. 7). Не имели замечаний в указанной части и М. со С., а другие их замечания, которые они принесли на протокол судебного заседания, рассмотрены в установленном законом порядке.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, в том числе права осужденных на защиту, влекущих отмену или изменение приговора, органами предварительного следствия и судом не допущено.

С доводами потерпевшего Л. о мягкости назначенного М., С. и С.Н. наказания согласиться нельзя.

Наказание М., С., С.Н. назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, их личностей, всех обстоятельств по делу, влияния назначенного им наказания на исправление каждого, на условия жизни их семей, в соответствии с требованиями ч. 1 ст. 6 УК РФ. Назначенное им наказание по своему виду и размеру чрезмерно мягким, несправедливым не является. При назначении осужденным наказания требования закона судом не нарушены. Нельзя данное наказание признать и чрезмерно суровым.

Для отмены приговора за мягкостью назначенного М., С., С.Н. наказания, как о том ставит вопрос потерпевший Л. в своей жалобе, для смягчения им наказания, о чем просят осужденные и их защитники, судебная коллегия оснований не находит.

Виды исправительных учреждений для отбывания наказания М., С. и С.Н. назначены в соответствии с требованиями ст. 58 УК РФ. Для уменьшения срока отбывания ими наказания в тюрьме оснований не имеется.

Рассмотрение дела судом в составе судьи и двух народных заседателей не противоречит требованиям ст. 15 УПК РСФСР. Состав суда участникам процесса, в том числе осужденным, объявлялся, право отвода составу суда или кому-либо из судей им разъяснялось. Отводов со стороны М., С. не заявлялось. Их утверждения о том, что дело рассмотрено незаконным составом суда, не соответствуют действительности.

Кассационные жалобы потерпевшего Л., осужденных М., С., С.Н. и их защитников удовлетворению не подлежат.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Владимирского областного суда от 24 сентября 2001 года в отношении М., С. и С.Н. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"