||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 1 июля 2002 г. N 45-о02-9

 

Председательствующий - Рудаков Н.И.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе:

председательствующего - Лутова В.Н.

судей - Грицких И.И., Сергеева А.А.

рассмотрела в судебном заседании от 1 июля 2002 года дело по кассационным жалобам осужденных С. и Г. на приговор Свердловского областного суда от 9 октября 2001 года, которым

С., <...>, не судимый, -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на 15 лет лишения свободы, по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 11 лет лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 167 ч. 2 УК РФ на 4 года лишения свободы и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений на 18 (восемнадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

Г., <...>, не судимый, -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на 13 лет лишения свободы, по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 11 лет лишения свободы с конфискацией имущества и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений на 15 (пятнадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Отбывание наказания исчислено С. с 16, а Г. с 17 декабря 1999 года.

По делу разрешены гражданские иски.

Заслушав доклад судьи Лутова В.Н., выступления осужденного С., поддержавшего доводы своей жалобы, прокурора Яшина С.Ю., полагавшего необходимым оставить приговор без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

С. и Г. признаны виновными в разбойном нападении по предварительному сговору группой лиц, с незаконным проникновением в жилище, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей, в групповом, сопряженном с разбоем убийстве Я., а С., кроме того, в умышленном уничтожении путем поджога чужого имущества, причинившем потерпевшему значительный ущерб.

Преступления совершены 14 декабря 1999 года в г. Серове Свердловской области при указанных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании С. вину признал частично, Г. вины своей не признал.

В кассационной жалобе осужденный С. полностью не согласен с вынесенным ему приговором.

В настоящем судебном заседании он пояснил, что осуждения за убийство Я. он не оспаривает, но просит об отмене приговора в части осуждения его за разбой и поджог, так как преступлений этих не совершал.

Осужденный Г. в кассационной жалобе просит об отмене приговора и прекращении в отношении него дела, заявляет при этом, что убийства и разбоя совместно с С. он не совершал, узнал о похищении С. видеоаппаратуры лишь на следующий день со слов последнего, что С. на следствии оговорил его, что сам он, поскольку русским языком не владеет, показаний на следствии в отсутствие переводчика не давал, что протоколы его допросов, в которых переводчик не участвовал, составлены следователем не с его слов, а подписаны им в результате применения к нему физического насилия, указывает на несвоевременное предоставление ему защитника, полагает, что в силу этого его "признательные" показания на следствии являются недопустимыми как доказательство и не могли быть использованы в приговоре для подтверждения его вины.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Выводы суда о доказанности вины С. и Г. в совершении указанных выше преступлений соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах, полно и правильно изложенных в приговоре.

В своих первоначальных показаниях на следствии С. и Г., взаимно уличая друг друга, подробно излагали обстоятельства совместно совершенного ими преступления, указывали на сговор, время, место, способ проникновения в квартиру потерпевших, обстановку на месте происшествия, характер примененного ими к Я. насилия, используемые для ее убийства предметы, перечисляли похищенное имущество, говорили о действиях друг друга на месте совершения преступления. Г., кроме того, уличал С. в поджоге квартиры потерпевших, в котором сам не участвовал.

Показания эти нашли объективное свое подтверждение в других доказательствах: протоколе осмотра места происшествия, документах и показаниях свидетелей о пожаре, заключении судебно-медицинской экспертизы, фактах задержания С. и Г. с похищенным телевизором, обнаружения и изъятия в квартире, куда его переместил Г., другого похищенного у потерпевших имущества.

В последующем измененные С. и Г. показания, наоборот, указанным выше доказательствам не соответствовали.

Проанализировав и оценив доказательства по делу в их совокупности, суд признал достоверными именно первоначальные показания осужденных на следствии и правильно положил их в основу приговора.

Доводы Г. о том, что он этих показаний на следствии не давал, несостоятельны, поскольку протоколы допросов надлежаще оформлены и самим Г. подписаны.

Специально проведенной проверкой установлено, что ни физического насилия, ни иных незаконных методов при допросах Г. следственными органами не допускалось.

После отмены первоначально постановленного в отношении осужденных приговора суд при новом рассмотрении дела тщательным образом проверил доводы Г. о незнании им русского языка, допросил по этому вопросу ряд свидетелей, в разное время и при разных обстоятельствах общавшихся с Г., в результате чего пришел к правильному выводу о том, что Г. понимает русскую речь, русским языком для того, чтобы выразить свои мысли и желания на каком языке он хочет давать показания, владеет достаточно.

В протоколах же оспариваемых Г. допросов прямо указано: "Право иметь адвоката и переводчика мне разъяснено, русским языком владею, показания буду давать на русском языке, а адвоката прошу предоставить по назначению с момента предъявления обвинения".

Фактически адвокат предоставлен Г. в момент предъявления обвинения, а переводчиком он обеспечен по первому его требованию - в мае 2000 года.

Сам факт предоставления Г. переводчика в конце предварительного следствия не свидетельствует о необходимости признания недопустимым доказательством его показаний, данных ранее без переводчика, тем более, что на допросах Г. от 27 и 28 декабря 1999 года присутствовал его адвокат.

При указанных обстоятельствах нарушений языка судопроизводства и права Г. на защиту судебная коллегия не усматривает, как не усматривает и оснований для исключения из доказательственной базы показаний Г. на следствии.

Действия С. и Г. квалифицированы судом верно.

Наказание осужденным назначено в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному.

Гражданский иск разрешен правильно.

Оснований для отмены либо изменения приговора, в том числе и по мотивам жалоб, не имеется.

В силу изложенного и, руководствуясь ст. 377 п. 1 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Свердловского областного суда от 9 октября 2001 года в отношении С. и Г. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

Председательствующий

ЛУТОВА В.Н.

 

Судьи

ГРИЦКИХ И.И.

СЕРГЕЕВ А.А.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"