||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 июня 2002 г. N 15-о02-17

 

Председательствующий: Мартышкин В.Н.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Свиридова Ю.А.

судей - Давыдова В.А. и Тонконоженко А.И.

рассмотрела в судебном заседании 28 июня 2002 года дело по жалобам осужденных К., С., Б., Ф., Б.С., М., Л., Г., М.М., У., Г.В., Б.Е., Я., адвокатов Салькаева Н.Ф., Амелина А.И., Калинкиной Л.Д., Фирсова С.Н., Борисова В.А., Власовой Е.В., Шмаковой Н.Ю., Толмачева С.В., Елизаровой А.Н., Монакова В.С., Морозовой О.П., Мельниковой Л.Ю., Сиротинина Н.И., Соколовой О.И., Абызова В.М. на приговор Верховного Суда Республики Мордовия от 26 сентября 2001 года, которым

К., <...>, несудимый, -

осужден к лишению свободы на срок:

по ст. 209 ч. 2 УК РФ - 12 лет с конфискацией имущества;

по ст. 30 ч. 3, ст. 105 ч. 1 УК РФ - 8 лет;

по ст. 111 ч. 3 п. "в" УК РФ - 10 лет;

по ст. 222 ч. 3 УК РФ - 5 лет;

по ст. 105 ч. 2 п. п. "б", "е", "ж", "з", "н" УК РФ - пожизненное лишение свободы.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено пожизненное лишение свободы с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

С., <...>, несудимый, -

осужден к лишению свободы:

по ст. 209 ч. 2 УК РФ - 13 лет с конфискацией имущества;

по ст. 105 ч. 2 п. п. "б", "е", "ж", "з" УК РФ - 20 лет;

по ст. 222 ч. 3 УК РФ - 6 лет.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено 25 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием первых 5 лет в тюрьме, а остальной части срока - в исправительной колонии строгого режима.

Б., <...>, несудимый, -

осужден к лишению свободы на срок:

по ст. 209 ч. 2 УК РФ - 12 лет с конфискацией имущества;

по ст. 105 ч. 2 п. п. "б", "е", "ж", "з" УК РФ - 15 лет;

по ст. 222 ч. 3 УК РФ - 5 лет;

на основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено 19 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Ф., <...>, несудимый, -

осужден к лишению свободы на срок:

по ст. 209 ч. 2 УК РФ - 12 лет с конфискацией имущества;

по ст. 105 ч. 2 п. п. "б", "е", "ж", "з" УК РФ - 15 лет.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено 19 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Б.С., <...>, несудимый, -

осужден к лишению свободы на срок:

по ст. 209 ч. 2 УК РФ - 10 лет с конфискацией имущества;

по ст. 105 ч. 2 п. п. "б", "е", "ж", "з" УК РФ - 13 лет;

по ст. 222 ч. 3 УК РФ - 5 лет.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено 15 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

М., <...>, несудимый, -

осужден:

по ст. 209 ч. 2 УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ст. 105 ч. 2 п. п. "б", "е", "ж", "з" УК РФ к 12 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено 14 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Л., <...>, несудимый, -

осужден:

по ст. 209 ч. 2 УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ, к 6 годам лишения свободы;

по ст. 222 ч. 3 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено 8 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Г., <...>, несудимый, -

осужден:

по ст. 209 ч. 2 УК РФ к 13 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ст. 222 ч. 3 УК РФ к 7 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено 18 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием первых 5 лет в тюрьме, а оставшегося срока - в исправительной колонии строгого режима.

М.М., <...>, несудимый, -

осужден:

по ст. 209 ч. 2 УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ст. 222 ч. 3 УК РФ к 5 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено 11 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

У., <...>, несудимый, -

осужден:

по ст. 209 ч. 2 УК РФ к 8 годам лишения свободы, с конфискацией имущества;

по ст. 222 ч. 3 УК РФ к 5 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено 10 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Г.В., <...>, несудимый, -

осужден: по ст. 209 ч. 2 УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Б.Е., <...>, несудимый, -

осужден:

по ст. 209 ч. 2 УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ст. 222 ч. 3 УК РФ к 6 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено 11 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Я., <...>, несудимый, -

осужден:

по ст. 209 ч. 2 УК РФ к 8 годам лишения свободы;

по ст. 222 ч. 3 УК РФ к 5 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено 9 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

По делу разрешены гражданские иски и определена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Давыдова В.А., объяснения адвокатов Сиротинина Н.И., Абызова В.М., Фирсова С.Н., Калинкиной Л.Д., Амелина А.И. в поддержание доводов кассационных жалоб, заключение прокурора Асанова В.Н., полагавшего необходимым приговор в отношении всех осужденных по делу оставить без изменения, а жалобы - без удовлетворения, судебная коллегия

 

установила:

 

К., С., Б., Ф., Б.С., М., Л., Г., М.М., У., Г.В., Б.Е., Я. осуждены за участие в банде и в совершаемых ею нападениях на граждан.

С., К., Б., Ф., Б.С. и М. осуждены за убийство Л.В., сопряженное с бандитизмом, совершенное организованной группой, общеопасным способом, в связи с выполнением потерпевшим общественного долга, а К. осужден и по признаку неоднократности преступления, т.к. ранее совершил покушение на умышленное убийство А.

Он же осужден за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью Т., совершенное общеопасным способом, лицом, ранее совершившим убийство.

Л., Я., У., М.М., Б.Е., Б.С., Б., Г., С. и К. осуждены за действия, связанные с незаконным оборотом огнестрельного оружия и боеприпасов, а Г., Б.Е. и Я. - еще и взрывчатых веществ и взрывных устройств.

Преступления совершены при обстоятельствах, изложенных в приговоре, в период 1996 - 1999 годов.

В судебном заседании осужденные виновными себя не признали.

В кассационных жалобах осужденный Я. просит о пересмотре дела, т.к. осужден он необоснованно. Никаких действий, связанных с незаконным оборотом огнестрельного оружия и боеприпасов, о которых указано в приговоре, он не совершал. Пакет с оружием ему на хранение передала теща его друга Б.Е. и кроме него он никого из осужденных ранее не знал.

В его защиту адвокат Морозова О.П. просит приговор по ст. 209 ч. 2 УК РФ отменить и дело прекратить, т.к. участие Я. в банде, равно как и существование самой банды - не доказано. Что касается патронов, изъятых у осужденного, то их он хранил у себя дома, в сейфе и по делу не доказано, что кто-либо был осведомлен о их существовании. С учетом этого, адвокат просит квалифицировать действия Я. по ч. 1 ст. 222 УК РФ и применить амнистию.

Осужденные М., У. и Г.В. в жалобах просят об отмене приговора, так как, по их мнению, он является незаконным и необоснованным. При этом, в обоснование просьбы никаких доводов не приводят.

Адвокаты Борисов В.А. и Салькаев Н.Ф. в защиту Л. и К. просят об отмене приговора, указывая на то, что виновность осужденных не доказана, а выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Осужденный К. и его защитник Абызов В.М., осужденный Г. и его защитник Мельникова Л.Ю., осужденный Б.С. и его защитник Калинкина Л.Д., осужденный С. и его защитник Амелин А.И., осужденный Б.Е. и его защитник Толмачев С.В., осужденный Б. и его защитник Фирсов С.Н., осужденный Ф. и его защитник Власова Е.В., осужденный М.М. и его защитник Елизарова А.Н., осужденный Л., адвокат Соколова О.И. в защиту Г.В., адвокат Шмакова Н.Ю. в защиту М., адвокат Манаков В.С. в защиту У., адвокат Сиротинин Н.И. в защиту Г.В. в кассационных жалобах просят об отмене приговора и прекращении производства по делу за отсутствием состава преступления либо за недоказанностью участия в преступлении.

В обоснование просьбы осужденные К., С., Б., Ф., Б.С., Л., Г., М.М., Б.Е. и их защитники, а также защитники М., У. и Г.В. в кассационных жалобах приводят доводы, суть которых сводится к следующему.

Достаточными и допустимыми доказательствами виновность осужденных - не подтверждена.

Показания, данные в ходе предварительного следствия, которые суд признал достоверными, получены с применением недозволенных методов ведения следствия, в результате оказания физического и психического насилия работниками милиции, вследствие чего осужденные были вынуждены оговорить себя и других в совершении преступлений, хотя их и не совершали. Кроме того, допросы проводились без адвокатов, так называемый отказ от услуг защитника, с учетом объяснений осужденных, следует считать вынужденным, реально участие защитника обеспечено не было, о проведении допросов адвокаты в известность не ставились.

Доводы осужденных о применении недозволенных методов следствия должным образом не проверялись в ходе судебного разбирательства, вследствие чего названные показания не могли быть положены в основу обвинительного приговора.

Несостоятельной является и ссылка суда на показания работников милиции о существовании банды и участии в ней осужденных, т.к. такие выводы свидетелей основаны на предположениях и ничем по делу не подтверждены. Кроме того, названные свидетели заинтересованы в исходе дела, их незаконные действия были предметом обжалования осужденными.

Вопреки требованиям закона, в приговоре не приведены конкретные обстоятельства, при которых была создана банда, не указана роль каждого из осужденных в банде.

Соглашаясь с выводами органов следствия относительно мотива убийства Л.В., суд не привел в приговоре никаких убедительных доводов, в обоснование того, что потерпевший исполнял общественный долг, возможность совершения преступления по другим мотивам судом не проверялась.

Не проверялись должным образом и утверждения осужденных о наличии алиби.

В обоснование доводов о недоказанности виновности осужденных, последние и их защитники приводят в жалобах свой анализ доказательств, на которые сослался суд и дают им свою оценку. Названные выше осужденные и их защитники обращают в жалобах внимание на то, что протокол судебного заседания не отражает ход судебного разбирательства, а поданные на него замечания были необоснованно отклонены.

Помимо указанных выше доводов, адвокат Мельникова Л.Ю. в жалобах ссылается на то, что от участия в допросе Г., на котором он дал признательные показания, она была необоснованно устранена следователем, несмотря на то, что накануне представила ордер на защиту Г. По мнению защитника, ксерокопии фотографий лиц из "противоборствующей группировки", были подброшены работниками милиции, т.к. при обыске они изъяты не были, а были обнаружены уже в милиции в коробке от телефона.

Адвокат Толмачев С.В. обращает внимание на то, что Б.Е. добровольно выдал оружие, поскольку указал, что передал его теще и назвал лицо, которому оружие следует передать. Кроме того, указывает на допущенное судом нарушение права Б.Е. на защиту, поскольку судебное следствие проводилось в отсутствие защитника, в частности, 30 марта, 10 и 25 апреля, 18 сентября 2001 года. Его, защитника, замечания на протокол судебного заседания не рассмотрены и оставлены без внимания.

Адвокат Манаков В.С. указывает в жалобе на то, что У. пистолет "ТТ" выдал добровольно, хотя это официально и не зафиксировано, а пистолета "ПСМ" у него никогда не было и выводы суда в этой части, ничем не подтверждены.

Адвокат Фирсов С.Н. в жалобе указывает, что признаки банды, предусмотренные законом, не были установлены в ходе судебного следствия. Выводы органов следствия о том, что А.Р. и М.А. являлись организаторами банды "Огаревские" - несостоятельны, т.к. дело в отношении их прекращено и обоснованность такого решения подтверждения в судебном порядке. По мнению адвоката, данное обстоятельство свидетельствует и о невиновности Б.

Адвокат Власова Е.В. полагает, что ссылка суда на показания свидетеля С.Е. является необоснованной, т.к. она отказалась от них и пояснила, что на нее оказывалось психологическое давление.

Адвокат Абызов В.М. указывает в жалобе, что по эпизоду покушения на убийство А. дело в отношении К. сфабриковано и его виновность не доказана допустимыми доказательствами. Об этом же указывает в жалобах и осужденный.

Адвокат Калинкина Л.Д. в жалобе указывает на то, что суд, вопреки требованиям закона не привел в приговоре доказательства по каждому эпизоду и в отношении каждого из осужденных, а изложил их в обобщенном виде.

В возражениях на жалобы, государственные обвинители, потерпевшие и их представитель просят приговор оставить без изменения, а жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб и возражения на них, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности каждого из осужденных в совершении преступлений, при установленных приговором обстоятельствах, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на анализе и оценке доказательств, исследованных в ходе судебного разбирательства, в их совокупности.

Как видно из материалов дела, осужденные С., Г., К., Ф., М., Б., М.М., Б.Е., будучи допрошенными в ходе предварительного следствия, дали подробные показания о совершенных ими, и другими осужденными по этому делу, преступлениях, в т.ч.: о принадлежности к устойчивой, вооруженной группе, именуемой "мордва"; о структуре и преступной иерархии в банде, ее вооруженности, об источниках финансирования, о роли каждого, об обстоятельствах убийства Л.В. и мотивах этого преступления; роли каждого из осужденных за убийство, в подготовке и совершении данного преступления.

Приведенные показания названных лиц, после их всестороннего, полного и объективного исследования, суд обоснованно признал достоверными и положил в основу обвинительного приговора, т.к. они достаточно детальны, согласуются между собой и подтверждены другими доказательствами. По этим же основаниям правильно признаны судом достоверными и показания С., У. и К., данные в ходе предварительного следствия, относительно обстоятельств совершения последним покушения на убийство А.

Помимо показаний самих осужденных, на которые сослался суд в приговоре, виновность каждого из осужденных подтверждена показаниями потерпевших, свидетелей, подробный анализ которых приведен в приговоре, данными осмотра места происшествия, выводами судебных экспертиз, проведенных по делу.

Выводы суда относительно доказанности виновности осужденных, судебная коллегия находит обоснованными и правильными.

Описательная часть приговора полностью соответствует требованиям ст. 314 УПК РСФСР.

С доводами кассационных жалоб о применении в отношении осужденных недозволенных методов ведения следствия, в результате которых они оговорили себя и других в совершении преступлений, к которым не имеют отношения, согласиться нельзя, поскольку показания, якобы полученные с применением названных методов, не только не противоречат материалам дела, но и объективно подтверждены иными доказательствами.

Кроме того, из материалов дела видно, что указанные доводы неоднократно проверялись в ходе предварительного следствия и признаны несостоятельными. Эти же доводы достаточно всесторонне и полно проверялись в ходе судебного разбирательства и были отклонены, как не нашедшие подтверждения, с приведением в приговоре соответствующих мотивов.

Выводы суда, в этой их части, судебная коллегия находит правильными.

Несостоятельными следует признать и доводы жалоб относительно нарушения права на защиту при проведении допросов, в ходе которых были получены признательные показания.

Из материалов дела усматривается, что подозреваемым, а затем и обвиняемым, достаточно полно были разъяснены их права, предусмотренные уголовно-процессуальным законом и положения ст. 51 Конституции РФ. Право на отказ от защитника в любой момент производства по делу, предусмотрено ст. 50 УПК РСФСР. Каких-либо данных, позволяющих сделать вывод о том, что отказ от защитника был вынужденным либо об умышленном устранении адвоката от участия в деле, в материалах уголовного дела не имеется. Закон не обязывает следователя извещать защитника о проведении того или иного следственного действия, при отсутствии соответствующего ходатайства от защитника или осужденного.

Не предусмотрено законом и реальное участие защитника в случае отказа от услуг адвоката на предварительном следствии. Участие защитника обязательно лишь в судебном разбирательстве, в случаях, предусмотренных ст. 49 УПК РСФСР.

Доводы адвокатов и лиц, осужденных за убийство Л.В., о наличии алиби судом проверялись. Приведенные доводы опровергаются показаниями самих осужденных, которые суд признал достоверными и которыми установлены обстоятельства преступления и роль каждого в совершении убийства Л.В., показаниями свидетелей Р.О., Т.Р. и др., подтвердивших в суде, что в ходе опознания они - очевидцы преступления, опознали К., как лицо, стрелявшее из автомата в машину 26 августа 1999 г. Лица, на показания которых в подтверждение алиби сослались осужденные, судом допрошены, а их показаниям дана надлежащая оценка.

С доводами кассационных жалоб о том, что к показаниям работников милиции следовало отнестись критически, т.к. они заинтересованы в исходе дела, также согласиться нельзя, поскольку показания работников милиции, допрошенных в качестве свидетелей с соблюдением уголовно-процессуального закона, являются в силу ст. 69 УПК РСФСР доказательством по уголовному делу и подлежат оценке в совокупности с другими доказательствами. Что касается показаний свидетеля Г.Л. и других, то обстоятельства, о которых они показали, нашли подтверждение другими доказательствами, в т.ч. показаниями самих осужденных.

Несостоятельными судебная коллегия находит и другие доводы, приведенные в кассационных жалобах.

Так, утверждение адвоката Абызова о том, что дело в отношении К., в части обвинения его в покушении на убийство А., сфабриковано - голословно и опровергается показаниями самого К., данными в ходе предварительного следствия, а также уличающими его показаниями С. и У., протоколом опознания К. Ш., показаниями потерпевшего А.

Не основано на материалах дела и утверждение адвоката Мельниковой Л.Ю. о том, что ксерокопии фотографий были подброшены Г., поскольку фотографии были изъяты следователем прокуратуры в присутствии понятых. Сам Г. не отрицал факт хранения в доме этих фотографий. Об этом же показывали К.О. и Б.Е.

Доводы жалобы адвоката Елизаровой А.Н. относительно сомнений в достоверности показаний Б.И. и адвоката Власовой Е.В. - о недопустимости показаний С.Е., также нельзя признать обоснованными, поскольку никаких оснований не доверять показаниям Б.И. у суда не имелось, не указывает на наличие таких оснований и адвокат. Признавая достоверными показания свидетеля С.Е., которые она давала в ходе предварительного следствия, суд тщательно их исследовал, выяснил мотивы, по которым она изменила показания и дал им надлежащую оценку.

Доводы жалоб адвокатов Толмачева С.В. и Монакова В.С. о том, что их подзащитные добровольно выдали оружие, судом проверялись и были обоснованно отвергнуты.

Утверждения адвоката Толмачева С.В. и осужденного Б.Е. о нарушении права последнего на защиту в суде, выразившееся в периодическом отсутствии защитника в судебном заседании - голословны, опровергаются материалами дела, в т.ч. данными протокола судебного заседания, из которых видно, что в случаях отсутствия адвокатов, в т.ч. и Толмачева С.В., объявлялся перерыв в судебном заседании.

Что касается постановления органов следствия о прекращении дела в отношении М.А. и А.Р., на которое ссылается адвокат Фирсов С.Н., то данное обстоятельство никак не ставит под сомнение выводы суда относительно обоснованности осуждения Б., признанного виновным в совершении конкретных преступлений, которые и были ему инкриминированы органами следствия.

Существенных нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не допущено. Замечания осужденных, гособвинителей, адвокатов, в т.ч. и Толмачева С.В., поданные на протокол судебного заседания, рассмотрены в соответствии с требованиями закона.

Действиям каждого из осужденных суд дал правильную юридическую оценку.

Выводы суда о том, что Л.В. был убит в связи с выполнением им общественного долга в качестве исполнительного директора Республиканской общественной организации "Ассоциация работников правоохранительных органов Республики Мордовия", согласуются со всеми материалами уголовного дела и, помимо иных доказательств, подтверждены показаниями осужденных, из которых видно, что убийство Л.В. было совершено с целью воспрепятствования его правомерной деятельности, направленный на пресечение незаконных действий банды на центральном рынке г. Саранска.

Выводы суда относительно квалификации содеянного каждым из осужденных, в приговоре мотивированы достаточно полно и правильно, они соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным в ходе судебного разбирательства и основаны на допустимых и достаточных доказательствах.

Таким образом, оснований для удовлетворения кассационных жалоб не имеется.

Вместе с тем, приговор в отношении К., Б., Ф., С. и Г. подлежит изменению, поскольку назначенное первым четверым осужденным наказание по своему размеру, а С. и отбывание части срока в тюрьме, а также назначенное Г. отбывание части срока в тюрьме, является явно несправедливым вследствие его суровости, т.к. не соответствует характеру и степени общественной опасности содеянного, данным о личностях виновных, которые приведены в приговоре.

Гражданские иски по делу разрешены правильно.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Мордовия от 26 сентября 2001 года в отношении К., С., Б., Ф. и Г. изменить:

исключить из приговора указание на отбывание Г. первых пяти лет лишения свободы в тюрьме;

наказание, назначенное К. по ст. 105 ч. 2 п. п. "б", "е", "ж", "з", "н" УК РФ, смягчить до 20 лет лишения свободы;

наказание, назначенное С. по ст. 105 ч. 2 п. п. "б", "е", "ж", "з" УК РФ, смягчить до 18 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 1, ст. 105 ч. 2 п. п. "б", "е", "ж", "з", "н", ст. 111 ч. 3 п. "в", ст. 209 ч. 2, ст. 222 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения назначить К. окончательное наказание в виде двадцати двух лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 105 ч. 2 п. п. "б", "е", "ж", "з", ст. 209 ч. 2, ст. 222 ч. 3 УК РФ, назначить С. окончательное наказание в виде двадцати лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Окончательное наказание, назначенное Ф. и Б. по совокупности преступлений на основании ст. 69 УК РФ, смягчить с девятнадцати до шестнадцати лет лишения свободы с конфискацией имущества каждому, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В остальном, приговор о них и в полном объеме в отношении:

Б.С., М., Л., М.М., У., Г.В., Б.Е. и Я. оставить без изменения, а жалобы - без удовлетворения.

 

Председательствующий

СВИРИДОВ Ю.А.

 

Судьи

ДАВЫДОВ В.А.

ТОНКОНОЖЕНКО А.И.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"