||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 июня 2002 г. N 80-кпо02-25

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

в составе:

председательствующего - Кочина В.В.

судей - Степалина В.П. и Кудрявцевой Е.П.

рассмотрела в судебном заседании от 27 июня 2002 года дело по кассационным жалобам потерпевшей Т., осужденных К. и З., адвокатов Остапенко Т.И. и Олейниковой Е.Т. на приговор Ульяновского областного суда от 25 апреля 2002 года, которым

К., <...>, несудимый,

осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ на 12 лет, ст. 150 ч. 4 УК РФ на 5 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 13 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

З., <...>, несудимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ на 8 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Постановлено взыскать в пользу потерпевшей Т. в счет компенсации морального вреда с К. 18 000 рублей, с З. 10 000 рублей.

Заслушав доклад судьи Степалина В.П., объяснение адвоката Олейниковой Е.Т. по доводам жалобы, заключение прокурора Хорлиной И.О., полагавшей приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда, К. и З. признаны виновными в совершении 20 июня 2001 года, около 15 часов, в городе Ульяновске на почве личных неприязненных отношений по предварительному сговору убийства Т.В., нанеся ему со значительной силой множественные удары руками и ногами, причинив несовместимые с жизнью тяжкие телесные повреждения, отчего наступила смерть потерпевшего, при этом К. вовлек несовершеннолетнего З. в совершение данного преступления путем уговоров и убеждения.

В судебном заседании К. и З. вину признали частично.

В кассационных жалобах:

потерпевшая Т. просит в отношении К. приговор суда изменить, смягчить назначенное наказание, считая его чрезмерно суровым, поскольку потерпевший первый начал приставать к осужденному, который не судим, характеризуется положительно, его семья возместила моральный вред;

осужденный К. просит изменить приговор, указывает, что обвинение в вовлечении З. в совершение преступления является надуманным, о его возрасте не знал, не уговаривал и не убеждал, а лишь предложил ему избить потерпевшего, умысла на убийство не было, суд дал неправильную оценку собранным доказательствам, свидетель К.В. допрашивалась с нарушением закона без педагога, ей задавались наводящие вопросы; адвокат Остапенко Т.А., в защиту К., просит приговор суда изменить, переквалифицировать действия осужденного на ст. 111 ч. 4 УК РФ, поскольку не было умысла на убийство, смягчить назначенное наказание с учетом данных о личности, противоправного поведения самого потерпевшего. Кроме этого просит о прекращении дела по ст. 150 ч. 4 УК РФ, так как К. не знал о несовершеннолетнем возрасте З., его не вовлекал в совершение убийства, а лишь предложил, что не образует состава преступления; в дополнительной жалобе адвокат Олейникова Е.Т., в защиту К., просит приговор суда отменить и дело направить на новое расследование, поскольку не проверено надлежащим образом психическое состояние осужденного, а заключение экспертов имеет ряд неточностей, не полный анализ о симптоме, течении, прогнозе заболевания, других данных; осужденный З. просит смягчить назначенное наказание с учетом данных о личности, а также противоправного поведения самого потерпевшего.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности К. и З. в совершении преступлений соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах.

Доводы в жалобах о том, что К. не уговаривал и не убеждал, не вовлекал З. в совершение преступления, не знал о его несовершеннолетнем возрасте, об отсутствии умысла на убийство, являются несостоятельными.

Данная версия тщательно проверялась судом, обоснованно опровергнута, выводы суда об этом подробно мотивированы в приговоре.

Из показаний З. на предварительном следствии суд установил, что К. знал о его несовершеннолетнем возрасте, так как вместе собирались отпраздновать совершеннолетие.

Из показаний свидетеля К.В. суд установил, что в присутствии К. З. ей говорил о том, что скоро будут праздновать его совершеннолетие.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами в жалобе осужденного К. о том, что свидетель К.В. допрашивалась с нарушением закона, поскольку не было педагога, и ей задавались наводящие вопросы.

В соответствии с ч. 1 ст. 285 УПК РСФСР, при допросе свидетеля в возрасте от 14 до 16 лет педагог вызывается по усмотрению суда. Требования данного закона судом не нарушены.

Из материалов дела и протокола судебного заседания следует, что свидетель К.В. 30 мая 1987 года рождения, при рассмотрении настоящего дела ей было Н лет. Свидетелю было задано всего 2 вопроса, по окончании допроса никто из участников процесса, в том числе и К., не делал заявлений о том, что вопросы были наводящие, данных об этом нет и сам осужденный в жалобе не указывает, в связи с чем по его мнению вопросы носят наводящий характер (т. 1, л.д. 32, 33, т. 2, л.д. 162).

Из показаний свидетелей Л. и Я. суд установил, что К. был инициатором совершения преступления, З. на предложение К. сначала ответил отказом, но К. уговорил его и под его нажимом З. дал согласие.

Из показаний потерпевшей Т., свидетелей П., Н., Л. суд установил, что осужденные избили потерпевшего в подъезде и вышли, но затем К. сказал, что надо добить потерпевшего, оба возвратились в подъезд, продолжили избиение. Н. также подтвердил, что у К. и З. не было сомнений в том, что они убили потерпевшего, поскольку сразу же сообщили свидетелю об этом.

По заключению судебно-медицинского эксперта причиной смерти Т.В. явилась тупая травма живота, кроме этого у него обнаружена закрытая черепно-мозговая травма, повлекшая тяжкий вред здоровью.

На основании этих, а также других, указанных в приговоре доказательств, которым, вопреки доводам в жалобах, дана надлежащая оценка, суд пришел к обоснованному выводу о виновности осужденных правильно квалифицировал их действия. Оснований для переквалификации действий на ст. 111 ч. 4 УК РФ, прекращения дела по ст. 150 ч. 4 УК РФ в отношении К., по доводам жалоб нет.

Психическое состояние осужденного К. проверено надлежащим образом. В соответствии с заключением судебно-психиатрической экспертизы, проведенной государственным научным центром социальной и судебной психиатрии имени В.П. Сербского, назначенной по ходатайству защиты, суд обоснованно признал осужденного вменяемым.

Наказание осужденным назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о личности, всех смягчающих обстоятельств, влияния назначенного наказания на исправление осужденных и условий жизни их семей. Оснований для смягчения наказания по доводам жалоб судебная коллегия не находит.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339, 351 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Ульяновского областного суда от 25 апреля 2002 года в отношении К. и З. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"