||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 июня 2002 г. N 8-О02-27

 

Председательствующий: Окунев В.К.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Каримова М.А.

судей Истоминой Г.Н. и Похил А.И.

рассмотрела в судебном заседании от 27 июня 2002 года дело по кассационным жалобам осужденных С., Ш., адвокатов Фролова А.В., Уколовой В.Н. и Савичевой О.А. на приговор Ярославского областного суда от 1 апреля 2002 года, по которому

Т., <...>, ранее судимый 27 апреля 2001 г. по п. "а" ч. 2 ст. 213 УК РФ к 1 году лишения свободы, освобожден 15 августа 2001 года по отбытии наказания

осужден по п. п. "д", "ж", "и", "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 9 годам лишения свободы в воспитательной колонии.

С., <...>, ранее не судимый

осужден по п. п. "д", "ж", "и", "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 16 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Ш. <...>, ранее не судимый

осужден по п. п. "д", "ж", "и", "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 17 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать солидарно с Т., С., Ш. в пользу потерпевшей К.И. 11 536 рублей 30 копеек в возмещение расходов на погребение и 100 000 рублей в счет компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., заключение прокурора Козусевой Н.А., полагавшей исключить из приговора указание суда на неоднократность преступлений, как на обстоятельство, отягчающее наказание Т., а в остальном приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Т., С. и Ш. признаны виновными и осуждены за убийство двух лиц К. 1961 года рождения и А. 1937 года рождения из хулиганских побуждений, с особой жестокостью, неоднократно.

Преступления совершены ими 10 сентября 2001 года в г. Данилове Ярославской области.

Виновными себя осужденные признали частично.

В кассационной жалобе адвокат Уколова В.Н. в защиту Ш. указывает, что очевидцев убийств не было, а Ш. заявляет, что убивать потерпевших он не хотел, считал, что от его действий может быть причинен лишь легкий вред их здоровью.

Последовательность нанесения ударов К. и А. не установлена, а потому признак особой жестокости вменен Ш. ошибочно.

Суд эти обстоятельства не учел.

Гражданский иск К.И. не подтвержден документально, а потому суд не вправе был удовлетворять его в полном объеме.

Просит переквалифицировать действия Ш. на п. "а" ч. 2 ст. 213 УК РФ и назначить ему наказание по данному закону. Из объема удовлетворенных гражданско-правовых требований исключить 7 641 руб. и снизить размер компенсации морального вреда.

Осужденный Ш. в своей кассационной жалобе, не оспаривая фактические обстоятельства, просит смягчить ему наказание, ссылаясь на то, что на протяжении предварительного следствия давал последовательные показания, изобличающие как его, так и других соучастников, положительно характеризуется, воспитывался в неполной семье, у него больная мать и лишение свободы его на такой длительный срок отрицательно скажется на воспитании его двух младших братьев и сестры.

В дополнении к жалобе Ш. ставит вопрос о пересмотре дела, указывая, что судом не установлено кто причинил потерпевшим повреждения, повлекшие их смерть. Кроме того, при наличии таких смягчающих обстоятельств как явка с повинной и активное способствование раскрытию преступления суд должен был при назначении ему наказания применить правила ст. 62 УК РФ.

Адвокат Фролов А.В. в защиту С. указывает, что ни предварительным следствием, ни судом не установлено кто нанес потерпевшим удары, повлекшие смерть. Судебно-медицинский эксперт не дал ответ на этот вопрос. Удары ножом, нанесенные С. и Ш. не причинили тяжкого вреда здоровью потерпевших.

Доводы суда об особой жестокости необоснованны. С. вопреки этим выводам проявил заботу об А., вернулся и удостоверился, жив ли тот.

Сумма компенсации морального вреда явно завышена. Расходы по проведению похорон К. не подтверждены. Расписки на сумму 7350 рублей не являются платежным документом и не могли быть приняты во внимание.

Просит приговор изменить на более мягкий. В части гражданского иска снизить сумму морального вреда, а в части возмещения расходов на погребение исключить суммы, подтвержденные расписками.

Осужденный С. в кассационной жалобе и дополнениях к ней просит переквалифицировать его действия на п. п. "г", "д", "ж" ч. 2 ст. 112 УК РФ, утверждая, что своими действиями он мог причинить здоровью потерпевших лишь вред средней тяжести.

С учетом того, что на протяжении всего предварительного следствия и в судебном заседании он давал правдивые показания, ранее не судим, положительно характеризуется, воспитывался в неполной семье, его мать часто болеет, а он является единственным помощником, просит смягчить ему наказание.

Адвокат Савичева О.В. в защиту Т. указывает, что ее подзащитный не имел умысла на причинение смерти К. и А., его действиями потерпевшим мог быть причинен лишь вред средней тяжести.

Показания Т. стабильны и детализированы, их подтвердили в судебном заседании Ш. и С., однако суд отверг их показания в судебном заседании, несмотря на то, что их показания на предварительном следствии отличаются противоречивостью.

Считает, что поведение Т. в момент совершения преступлений напрямую связано с выявленным у него психическим расстройством. Принимая во внимание это и несовершеннолетний возраст Т., он нуждался в более тщательном обследовании в условиях стационара для решения вопроса о степени его вменяемости и решения вопроса о применении к нему принудительных мер медицинского характера.

Кроме того, сумма компенсации морального вреда, по мнению автора жалобы, явно завышена, а большая часть расходов на погребение подтверждена расписками, подлинность которых не проверена.

Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

Потерпевшая К.И. в возражениях на кассационные жалобы адвокатов и осужденных просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденных в убийстве К. и А. правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Доводы жалоб об отсутствии у осужденных умысла на причинение смерти потерпевшим, о том, что судом не установлено от чьих конкретно действий наступила смерть потерпевших не основаны на материалах дела и опровергаются следующими доказательствами.

Так, сами осужденные пояснили в судебном заседании, что избивали К. втроем.

При этом, как пояснил С., он нанес потерпевшему несколько ударов ногами по телу, Ш. наносил потерпевшему удары руками по телу, а Т. пнул мужчину несколько раз. Затем он нанес мужчине несколько ударов в спину складным ножом, Ш. также нанес мужчине удары ножом в спину, а Т. в это время стоял рядом. Затем они втроем оттащили потерпевшего к пруду и Т. сбросил его в воду.

Ш. пояснил, что захотел подраться, о чем сказал С., и когда мимо проходил мужчина, он ударил его кулаком по лицу. С. тоже стал бить мужчину, он упал. Появился Т. и стал бить мужчину ногой. Он бил мужчину кулаком, а С. и Т. ногами. После избиения они оттащили его от первоначального места метров на 20 - 30, где С. стал наносить мужчине удары ножом в спину. Он также нанес 3 - 4 удара ножом в спину потерпевшего.

Т. также не отрицал свое участие в избиении К., и пояснил о нанесении ему несколько ударов ногой по телу. После избиения потерпевшего он понял, что тот мертв, втроем они оттащили его к пруду, где он сбросил труп потерпевшего в воду.

Доводы Т. о том, что после нанесения нескольких ударов потерпевшему он отлучался, были проверены судом и не нашли подтверждения. Эти доводы осужденного опровергаются показаниями осужденных С. и Ш. на предварительном следствии.

По факту причинения смерти А. С. пояснил, что на отказ потерпевшего дать ему закурить они втроем стали его бить. Вначале били руками, а когда мужчина упал, стали бить его ногами. Он лично наносил удары ногами по телу.

Ш. и Т. также пояснили, что наносили удары мужчине ногами по телу, а когда он "захрипел", они оттащили его за магазин, где и оставили.

Т. пояснил помимо этого, что вместе со С. через некоторое время возвращались к потерпевшему, лицо его представляло "месиво" но мужчина еще дышал. С. его ударил, а он толкнул.

Приведенные показания осужденных свидетельствуют о том, что в применении насилия к потерпевшим К. и А. каждый из них принимал непосредственное участие, при этом наносили потерпевшим удары до тех пор, пока К. не переставал подавать признаки жизни, а А. не стал "хрипеть".

Характер примененного осужденными насилия к потерпевшему подтверждается заключениями судебно-медицинских экспертов.

При исследовании трупа К. обнаружена открытая тупая черепно-мозговая травма, опасная для жизни и причинившая тяжкий вред здоровью потерпевшего, осложнившаяся отеком и сдавлением вещества головного мозга, что и явилось непосредственной причиной его смерти. Данная травма возникла не менее чем от десяти ударов.

Помимо этого на трупе К. обнаружена тупая травма шеи, закрытая тупая травма груди, включающая переломы грудины, переломы 2 - 3 ребер, 3 - 6 ребер, образовавшаяся не менее чем от двух травматических воздействий с большой силой на переднюю поверхность груди; тупая травма поясничной области с массивным кровоизлиянием в околопочечную клетчатку; ссадины коленных суставов, множественные ссадины на кистях рук; колото-резаная рана в 4 межреберье со слепым ранением легкого; восемь непроникающих колото-резаных ран спины.

При исследовании трупа А., как следует из акта судебно-медицинской экспертизы, обнаружены закрытая тупая черепно-мозговая травма, осложнившаяся отеком головного мозга, который и послужил непосредственной причиной его смерти. Данная травма образовалась не менее, чем от пяти ударных воздействий.

Кроме этого на трупе А. обнаружена тупая травма груди, включающая перелом 4 ребра; тупые травмы шеи и живота, включающие два кровоподтека и кровоизлияния в мягкие ткани шеи кровоизлияния в мышцы передней брюшной стенки и брыжейку тонкого кишечника; кровоподтек тыльной поверхности левой кисти.

Учитывая совместный согласованный характер действий осужденных, количество нанесенных ими ударов по телу и в голову потерпевших, локализацию и степень тяжести причиненных ими потерпевшим повреждений суд обоснованно пришел к выводу о том, что, применяя насилия к К., они предвидели и желали его смерти, а, применяя насилие к А., они предвидели и сознательно допускали возможность наступления его смерти.

Смерть потерпевших, как правильно указал суд, явилась результатом совместных умышленных действий всех осужденных, действующих в составе группы с умыслом на лишение жизни потерпевших.

При таком положении не имеет значения, от чьих конкретно действий потерпевшие получили смертельные повреждения.

С учетом изложенного юридическая оценка действиям осужденных является правильной.

Наказание осужденным назначено соразмерно содеянному, с учетом данных об их личности, условий жизни и воспитания Т., уровня его психического развития, всех обстоятельств дела, конкретной роли каждого осужденного, а также влияния назначенного наказания на их исправление.

Все смягчающие обстоятельства учтены судом при назначении наказания осужденным в полной мере, а потому оснований для смягчения им наказания не имеется.

Заявления С. и Ш. на предварительном следствии, именуемые "явками с повинной", не признаны судом таковыми. Показания осужденных, хотя и признаны судом способствовавшими раскрытию преступления, однако активным способствованием, как предусмотрено п. "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ они не признаны.

По изложенным мотивам судебная коллегия не может согласиться с доводами жалобы Ш. о необходимости применения к нему правил ст. 62 УК РФ.

Вместе с тем, указание суда на неоднократность преступлений, как на обстоятельство, отягчающее наказание Т., подлежит исключению из приговора по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 1 ст. 16 УК РФ неоднократностью преступлений признается совершение двух или более преступлений, предусмотренных одной статьей или частью статьи УК РФ. Совершение двух или более преступлений, предусмотренных различными статьями УК РФ, может признаваться неоднократным в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК РФ.

Как следует из материалов дела, Т. ранее был судим по п. "а" ч. 2 ст. 213 УК РФ. По настоящему приговору он осужден за убийство, то есть за совершение преступления, предусмотренного другой статьей УК РФ.

При таких обстоятельствах вывод суда о наличии неоднократности преступлений в действиях Т. является ошибочным.

Исключая данное отягчающее обстоятельство, судебная коллегия не находит основания для смягчения наказания Т., поскольку это изменение приговора не связано с уменьшением объема его действий, а также его роли в содеянном.

Гражданский иск разрешен судом правильно. Сумма компенсации морального вреда определена судом с учетом степени причиненных потерпевшей нравственных страданий, является разумной и справедливой.

Расходы по погребению погибшего подтверждены потерпевшей документально. Поскольку подтвержденные расписками расходы фактически понесены потерпевшей и не выходят за разумные пределы, суд обоснованно взыскал с осужденных заявленную потерпевшей сумму материального ущерба в полном объеме.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 332 - 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Ярославского областного суда от 1 апреля 2002 года в отношении Т. изменить.

Исключить указание суда на неоднократность преступлений, как на обстоятельство, отягчающее его наказание.

В остальном приговор в отношении Т. и тот же приговор в отношении С. и Ш. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"