||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 июня 2002 г. N 67-О02-48

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Вячеславова В.К.

судей - Коннова В.С. и Русакова В.В.

рассмотрела в судебном заседании от 27 июня 2002 года дело по кассационной жалобе потерпевших К. и кассационному протесту государственного обвинителя Гутова С.Г. на приговор Новосибирского областного суда от 4 февраля 2002 года, которым

Г.В., <...>, русский, с образованием 6 классов, неработавший, ранее не судимый, -

осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к четырнадцати годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с назначением на основании п. "г" ч. 1 ст. 97 и ч. 2 ст. 99 УК РФ принудительной меры медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения от наркомании у психиатра.

Постановлено взыскать с Г.В. в пользу К.Р. в возмещение материального ущерба 6412 рублей и в возмещение морального вреда - 100000 рублей.

Г.С., <...>, русский, со средним образованием, неработавший, ранее судимый:

9 ноября 1994 года по ч. 2 ст. 144, ч. 2 ст. 218 УК РСФСР к двум годам шести месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком в два года;

9 июля 1996 года по ч. 2 ст. 144 УК РСФСР к двум годам лишения свободы, по совокупности приговоров на основании ст. 41 УК РФ - к трем годам лишения свободы, освобожден 8 июля 1999 года по отбытии срока наказания, -

осужден по ст. 316 УК РФ к двум годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с назначением на основании п. "г" ч. 1 ст. 97 и ч. 2 ст. 99 УК РФ принудительной меры медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения от наркомании и алкоголизма у психиатра.

И., <...>, русский, с образованием 8 классов, неработавший, ранее судимый:

1 февраля 2001 года по ч. 1 ст. 228 УК РФ к одному году лишения свободы условно с испытательным сроком в шесть месяцев, -

осужден по ст. 316 УК РФ к двум годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима. На основании ч. 4 ст. 70 УК РФ постановлено отменить И. условное осуждение, назначенное ему по приговору от 1 февраля 2001 года. По совокупности приговоров на основании ч. 1 ст. 70 УК РФ И. назначено наказание в виде лишения свободы сроком на три года с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима с назначением на основании п. "г" ч. 1 ст. 97 и ч. 2 ст. 99 УК РФ принудительной меры медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения от наркомании у психиатра.

Б., <...>, русский, со средним специальным образованием, ранее не судимый, -

осужден по ст. 316 УК РФ к двум годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

По ч. 2 ст. 167 УК РФ Г.В., И., Г.С., Б. оправданы за недоказанностью.

Постановлено взыскать солидарно с Г.В., И., Г.С. и Б. в пользу К.Р. - 1435 руб.

Г.В. признан виновным и осужден за убийство К.С., 1980 года рождения, на почве личных неприязненных отношений.

Г.С., И. и Б. признаны виновными и осуждены за заранее не обещанное укрывательство особо тяжкого преступления - убийства Г.В. К.С.

Преступления совершены ими в июне 2001 года в Черепановском районе Новосибирской области при обстоятельствах, установленных приговором.

В судебном заседании подсудимый Г.В. виновным себя признал, подсудимый И. - виновным признал себя частично, а подсудимые Г.С. и Б. виновными себя не признали.

В кассационной жалобе потерпевшие К.Р., К.А. и К.З. просят отменить приговор в отношении Г.В., Г.С., И. и Б. и направить дело на новое "судебное расследование", считая приговор незаконным, доказательства оцененными неверно. Полагают, что все они участвовали в убийстве К.С. по предварительному сговору группой лиц и с особой жестокостью.

В кассационном протесте государственный обвинитель Гутов С.Г. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное рассмотрение и, не оспаривая правильности оправдания Г.С., И., Б. и Г.В. по ч. 2 ст. 167 УК РФ, ссылается на неполноту проведенного судом следствия; на несоответствие выводов, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам; на допущенные существенные нарушения уголовно-процессуального законодательства; на неправильное применение уголовного закона и на несоответствие назначенного наказания тяжести совершенного преступления и личности виновных. Считает, что у И., Г.С. и Б. имелся умысел на убийство К.С. и в их действиях и действиях Г.В. имеется состав преступления, предусмотренный п. п. "д", "ж", "и" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

В возражениях осужденный Г.С. считает приговор правильным.

Заслушав доклад судьи Коннова В.С., объяснения и заключение прокурора Костюченко В.В., частично поддержавшего протест и просившего об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение, проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных протеста и жалобы и возражений осужденного Г.С., Судебная коллегия находит приговор в отношении Г.В., Г.С., И. и Б. подлежащим отмене по следующим основаниям.

Согласно ст. 20 УПК РСФСР суд обязан принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, выявить как оправдывающие, так и уличающие обвиняемых обстоятельства.

По данному делу указанные требования закона судом выполнены не в полной мере.

Как установлено приговором, в процессе распития спиртного на почве личных неприязненных отношений между Г.В. и К.С. возникла ссора, в ходе которой они стали наносить удары друг другу кулаками по лицу. При этом Г.В., имея умысел на причинение К.С. телесных повреждений, нанес ему не менее 5 ударов, от которых К.С. упал на землю. И., Г.С. и Б., также имея умысел на причинение телесных повреждений К.С., присоединились к Г.В., и стали все вместе наносить К.С. удары руками и ногами по лицу и телу. К.С. попытался от них убежать. Тогда И., Г.С. и Г.В., выломав в заборе по штакетине, стали наносить ими удары по телу К.С., при этом Г.В. нанес не менее 3 ударов. В это время у Г.В. возник умысел на лишение К.С. жизни и он, не сообщая о своих намерениях другим, принес из дома кухонный нож. С помощью И., Г.С., Б. Г.В. поместил К.С. в багажник автомашины "ВАЗ-2102" и они все вместе под управлением Б. приехали в лесополосу. Г.В. вытащил К.С. из багажника машины на землю и с целью лишения жизни нанес ему не менее 4 ударов ножом в грудную клетку сзади. И., Г.С., Б., имея умысел на причинение К.С. телесных повреждений, также нанесли К.С. тем же ножом не менее двух ударов в область спины каждый. Затем Г.В., с целью доведения своего умысла на убийство К.С. до конца, отчленил голову К.С., лишив его жизни. От действий Г.В. К.С. также был причинен вколоченный перелом левой скуловой кости.

После этого с целью укрывательства убийства К.С. И., Г.С., Б. и Г.В. на той же машине вернулись в р.п. Посевная, где у незнакомого водителя приобрели солярку, намереваясь сжечь труп К.С., вернулись на место убийства, где облили тело и голову К.С. соляркой и подожгли. Там же они сожгли свою одежду с целью уничтожения следов преступления. В течение двух последующих дней Г.В. и И. на лошади с телегой приехали на место преступления и закопали обгоревшие тело и голову К.С. в землю.

Согласно ст. 314 УПК РСФСР описательная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного доказанным, с указанием вины, мотивов и последствий преступления. Однако по данному делу указанные данные установлены судом не в полной мере.

Признавая, что удары К.С. И., Г.С. и Б. наносили с умыслом на причинение ему телесных повреждений, суд в нарушение требований ст. 314 УПК РСФСР не установил направленность их умысла - на причинение какой степени тяжести телесных повреждений был направлен их умысел и какие последствия имели действия каждого из них, без чего невозможна правильная квалификация их действий.

Кроме того, в установочной части приговора суд установил, что удары штакетинами К.С. наносили И., Г.С. и Г.В., а в мотивировочной части приговора признал достоверными показания подсудимых о том, что всеми подсудимыми (в том числе и Б.) наносились удары штакетинами К.С., тем самым суд допустил противоречие в объеме действий Б. в отношении К.С.

В описательной части приговора судом не установлен мотив действий Г.С., И., Б. по нанесению ударов К.С., ограничившись указанием, что они присоединились к Г.В. Однако в мотивировочной части приговора суд указал, что И., Г.С. и Б. действовали с умыслом на причинение К.С. телесных повреждений на почве личных неприязненных отношений. Вместе с тем, суд в этой части свои выводы не мотивировал, не указал, в чем выражались личные неприязненные отношения каждого из них к К.С., когда и в связи с чем они возникли к нему, без чего эти выводы суда не могут быть признаны обоснованными.

Согласно предъявленного обвинения Г.С., И., Б. и Г.В. вменялся хулиганский мотив убийства К.С. Суд в приговоре признал установленным, что Г.В. лишил жизни К.С. на почве личных неприязненных отношений, возникших на почве ссоры. Однако при этом суд в приговоре не установил, в чем заключалась ссора, кто ее начал и в связи с чем, кто и какие действия при ссоре совершал, без чего вывод об отсутствии у Г.В. хулиганского мотива - преждевременен. В описательной части приговора суд указал, что "ссора возникла из-за того, что К.С. не уступил Г.В. место в машине, когда компания поехала за спиртным". Придя к указанному выводу, суд в приговоре не мотивировал, не являлось ли данное обстоятельство поводом (значительным либо незначительным) для совершения последующих действий в отношении К.С.

Судом в приговоре указано, что умысла И., Г.С. и Б. на причинение смерти К.С. установить не удалось. Однако данный вывод суда является преждевременным, сделанным без надлежащего исследования и оценки всех обстоятельств дела.

Как установлено приговором, Г.В. нанес К.С. не менее 5 ударов кулаками по лицу, от которых К.С. упал на землю. В это время к Г.В. присоединились И., Г.С. и Б. и стали наносить К.С. удары руками и ногами по лицу и телу. Когда К.С. пытался убежать от них, И., Г.С. и Г.В., выломав в заборе по штакетине, стали наносить ему удары штакетинами. Как видно из приведенных в приговоре показаний Б., пытавшегося убежать К.С. с выломанными штакетинами побежали догонять И., Г.С., а догнав, стали бить его штакетинами. При этом, как поясняла Ш., когда К.С. пытался убежать, его лицо уже было в крови. Судом не дано оценки в приговоре, зачем, в каких целях, уже избитого К.С. стали догонять И., Г.С. (с учетом выводов мотивировочной части приговора - Б.) и, догнав, продолжать нанесение ему ударов (как пояснял Г.В., в это время К.С. уже лежал на земле).

Из приведенных в приговоре показаний Ш., Г.В., Б. следует, что после данного избиения К.С. остался лежать без движения, его голова была в крови. После этого Г.В. сбегал домой и принес нож и К.С. погрузили в багажник машины, где он лежал лицом вниз. По предложению И. и по указанию Г.В. они все поехали в лесопосадки. Суд не дал оценки субъективной стороне действий И., Б. и Г.С. в этой части: в каких целях каждый из них, видя состояние К.С., вывозил его в безлюдное место - в лесопосадки.

Приговором суда установлено, что в лесополосе, когда открыли багажник машины, К.С. "выпал" оттуда и лежал лицом вниз, не шевелясь, а подсудимые стояли около него и каждый из них наносили ему удары ножом "по спине". При этом суд в приговоре также не указал и не привел соответствующих мотивов того, какую цель преследовал каждый из осужденных, видя указанное состояние К.С. и действия каждого из предшествующих лиц, при нанесении ударов ножом К.С. Не дано оценки судом ни характеристикам ножа, которым наносились удары, ни силе этих ударов.

Как следует из показаний И. и Б. при проведении следственных экспериментов, каждый из них нанес К.С. по два удара ножом: И. - в бок, при этом клинок ножа входил в тело на глубину 10 см; Б. - в область поясницы, клинок входил на глубину 8 - 9 см. Эти показания в приговоре не приведены и оценки им не дано, хотя они могут иметь существенное значение для правильного установления направленности их умысла. Не дано судом оценки и совокупности этих обстоятельств, с учетом последующих действий осужденных по сокрытию следов преступления.

Содержащийся в приговоре вывод об отсутствии согласованности действий осужденных надлежащим образом не мотивирован, не обоснован, сделан без анализа приведенных данных, а поэтому не может быть признан достоверным, является преждевременным. В связи с этим и вывод об отсутствии групповых действий осужденных в отношении К.С. - преждевременен.

Исключая особую жестокость убийства, суд в приговоре сослался на отрицание этого обстоятельства осужденными и отсутствие объективных данных, свидетельствовавших об умысле на причинение смерти К.С. с особой жестокостью, а отчленение Г.В. головы К.С. суд расценил как способ убийства. Однако при этом суд не учел, что показания заинтересованных лиц - подсудимых, не могут быть положены в основу выводов суда в этой части. Согласно предъявленного обвинения все действия осужденных по нанесению ударов К.С. вменялись им как убийство. Исключая особую жестокость убийства, суд не дал оценки количеству ударов, нанесенных К.С., обстоятельствам происшедшего, в том числе - попытке К.С. спастись, убежать от избивавших его лиц, которая была пресечена осужденными, помещении его живого в багажник машины и вывозу в лесополосу. Сам по себе способ убийства не исключает возможности наличия особой жестокости. При этом суду следовало обсудить, был ли избранный способ убийства в виде отчленения (прижизненного) головы от тела соединен с причинением особых мучений и страданий и было ли это очевидно для виновного. При таких данных вывод суда об отсутствии особой жестокости преждевременен.

Вместе с тем, довод протеста о неверности вывода суда, что вколоченный перелом левой скуловой кости причинен одним лицом (согласно приговора - Г.В.), не основан на материалах дела. Как следует из акта судебно-медицинской экспертизы, данный перелом образовался от одного удара. Судом установлено, что данный перелом образовался от удара, нанесенного Г.В. При таких данных постановка вопроса о том, что указанный перелом образовался и от ударов, нанесенных другими лицами, неосновательна и в этой части протест удовлетворению не подлежит.

Судом правильно разрешено ходатайство о проведении дополнительной судебно-медицинской экспертизы в отношении К.С. Изложенные в определении суда мотивы отклонения ходатайства соответствуют материалам дела. Кроме того, с учетом конституционного принципа осуществления судопроизводства на основе состязательности сторон, суд вправе, но не обязан принимать меры по сбору дополнительных доказательств и устранению недостатков предварительного следствия, ее неполноты.

С учетом изложенного осуждение Г.В. по ч. 1 ст. 105 УК РФ и Г.С., И., Б. - по ст. 316 УК РФ является преждевременным и не может быть признано законным и обоснованным.

При новом рассмотрении дела суду необходимо всесторонне, полно, объективно с учетом конституционного принципа осуществления судопроизводства на основе состязательности сторон, исследовать обстоятельства дела, дать надлежащую оценку всем доказательствам по делу, принять законное и обоснованное решение, а в случае признания подсудимых виновными - назначить им справедливое наказание, соответствующее характеру и степени общественной опасности совершенного преступления, данным об их личности и всем обстоятельствам дела.

Изменение территориальной подсудности дела в компетенцию суда второй инстанции не входит.

С учетом тяжести предъявленного подсудимым обвинения, данных об их личности, Судебная коллегия не находит оснований для изменения избранной в отношении них меры пресечения.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, Судебная коллегия

 

определила:

 

обвинительный приговор Новосибирского областного суда от 4 февраля 2002 года в отношении Г.В., Г.С., И. и Б., а также - в части разрешения гражданского иска и разрешения судьбы вещественных доказательств тменить и в этой части дело направить на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд в ином составе судей.

Меру пресечения Г.В., Г.С., И. и Б. оставить прежнюю - содержание под стражей.

Тот же приговор в части оправдания Г.В., И., Г.С. и Б. по ч. 2 ст. 167 УК РФ оставить без изменения.

Кассационный протест и кассационную жалобу потерпевших удовлетворить частично.

 

Председательствующий

ВЯЧЕСЛАВОВ В.К.

 

Судьи

КОННОВ В.С.

РУСАКОВ В.В.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"