||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 июня 2002 г. N 53-О01-107

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе:

председательствующего: Вячеславова В.К.

судей: Дубровина Е.В., Русакова В.В.

рассмотрела в судебном заседании от 27 июня 2002 года дело по кассационным жалобам осужденных С., К.К., возражениям потерпевшего Р.Э. на кассационные жалобы осужденных С., К.К., на приговор Красноярского краевого суда от 16 июля 2001 года, которым

С., <...>, русский, не женат, со средним образованием, не работавший, проживавший в <...>; ранее не судим;

осужден:

- по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ к 12 (двенадцати) годам лишения свободы;

- по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 8 (восьми) годам лишения свободы, с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности совершенных преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно С. назначено наказание в виде лишения свободы, сроком на 14 (четырнадцать) лет, с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии с п. "г" ч. 1 ст. 97; п. "а" ч. 1 ст. 99, 100 УК РФ С. назначена принудительная мера медицинского характера - амбулаторное принудительное наблюдение и лечение от алкоголизма у психиатра.

К.К., <...>, русский, со средним образованием, женат, не работавший, проживавший в <...>, ранее судим:

1. 17 августа 1999 г. по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ к 3 годам лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ, условно, с испытательным сроком на 3 года;

осужден:

- по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ к 12 (двенадцати) годам лишения свободы.

- по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 8 (восьми) годам лишения свободы, с конфискацией имущества;

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности совершенных преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно К.К. назначено наказание в виде лишения свободы, сроком на 14 (четырнадцать) лет, с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии с п. "г" ч. 1 ст. 97; п. "а" ч. 1 ст. 99, 100 УК РФ К.К. назначена принудительная мера медицинского характера - амбулаторное принудительное наблюдение и лечение от алкоголизма у психиатра.

По данному делу также осужден Ш., приговор суда в отношении, которого не обжалован и не опротестован.

Изучив материалы дела, Судебная коллегия

 

установила:

 

С., К.К. осуждены за то, что они совершили:

- убийство, т.е. умышленное причинение смерти другому человеку - Р.Н., группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем;

- разбой, т.е. нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей.

Преступления С., К.К. были совершены 23 августа 2000 года на жилой площади Р.Н., расположенной по адресу: <...>, при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Подсудимые С., К.К., в судебном заседании виновными себя признали частично.

В кассационных жалобах:

- осужденный С., указывает, что с приговором суда в отношении него не согласен, так как предварительное следствие и судебное заседание были проведены с нарушением требований УПК РСФСР, потому что следствием и судом, при исследовании доказательств по делу не были приняты все, предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела.

Предварительного сговора на совершение убийства Р.Н., сопряженного с разбоем, у него ни с кем из осужденных по делу лиц не было, а поэтому просит приговор суда в отношении него изменить, смягчить наказание.

- осужденный К.К. приговор суда в отношении него считает незаконным, необоснованным, так как предварительного сговора на совершение разбоя и убийства в отношении потерпевшей Р.Н. у них не было.

Умысла на совершение убийства Р.Н. и похищения ее имущества у него, К.К., не было, во время совершения преступлений он находился в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, аффекта, не мог отдавать отчет своим действиям и руководить ими.

Предварительное следствие и судебное заседание были проведены с нарушением УПК РСФСР, потому что при проведении следственных действий и в суде с достаточной полнотой не исследовались его доводы о том, что данные преступления им совершены под воздействием С., Ш.

Потерпевший Р.Э. в возражениях на кассационные жалобы осужденных С., К.К. указывает, что с этими кассационными жалобами он не согласен, так как судом правильно установлены фактические обстоятельства дела, вина С., К.К. в совершенных преступлениях полностью доказана.

Наказание С., К.К. назначено в соответствии с содеянным, просит приговор суда в отношении них оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Дубровина Е.В., проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб осужденных С., К.К., возражений потерпевшего Р.Э. на кассационные жалобы осужденных С., К.К., выслушав К.К., заключение прокурора Смирновой Е.Е., полагавшей приговор суда в отношении С., К.К. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

Судебная коллегия считает, что приговор суда, в отношении С., К.К., постановлен законно и обоснованно, доказательства, положенные в основу приговора, были полно исследованы в судебном заседании, приведены в приговоре, судом им дана надлежащая оценка.

Доводы, изложенные в кассационных жалобах осужденных С., К.К. несостоятельны, поскольку не нашли своего подтверждения в судебном заседании, они опровергаются совокупностью доказательств, тщательно исследованных судом и приведенных в приговоре.

Так, допрошенный на предварительном следствии Ш. показывал, 23 августа 2000 года они, Ш., С., К.К. находились в гостях у своей знакомой Р.Н., квартире последней по адресу <...>, где вчетвером распивали спиртные напитки.

Когда они курили на балконе, то он, Ш., предложил украсть видеоплеер Р.Н., а С. убить Р.Н. и вынести телевизор, после того как все, в том числе он, Ш., С., К.К., согласились участвовать в задуманном, вышли в коридор, где С. ударил Р.Н. по лицу, они втроем стали пинать ее ногами.

Затем на кухне он, Ш., взял полиэтиленовый пакет и вместе с К.К. надел на голову Р.Н., а С. затянул пакет на ее голове и наступил ногой на спину, оттягивая пакет на себя, чтобы задушить потерпевшую, К.К. в это время пинал ногами по спине Р.Н.

Потом он, Ш., пошел в ванную и налил воду, С. взял Р.Н. за руки, а он и К.К. за ноги и положили ее на край ванны ногами к полу головой в воду, потерпевшая в этот момент не подавала признаков жизни.

Совершив убийство Р.Н. они, Ш., С., К.К., забрали из квартиры потерпевшей ее вещи и с похищенным, с места происшествия скрылись.

Аналогичные показания на предварительном следствии давали С., К.К.

Суд правильно отметил в приговоре, что Ш., С., К.К. в первоначальной стадии предварительного следствия не только признавали свою вину в совершенном, но и давали подробные показания, на основании которых были установлены фактические обстоятельства дела, изложенные в приговоре.

Они являются достоверными, поскольку подтверждаются другими доказательствами и содержат такую информацию, которая, в тот период времени, не была известна ни работникам милиции, ни следователям.

Предварительное следствие и судебное заседание были проведены в соответствии с требованиями УПК РСФСР, ст. 51 Конституции Российской Федерации им, Ш., С., К.К. разъяснялась, право на защиту их нарушено не было, допрашивались они в присутствии адвоката, никто, никакого воздействия на них не оказывал.

Изменение своих показаний Ш., С., К.К. в дальнейшем судебная коллегия расценивает, как их попытку смягчит ответственность за совершенные им преступления в отношении потерпевшей Р.Н.

В подтверждение вины С., К.К. по совершенным преступлениям, суд в приговоре обоснованно сослался: на показания потерпевшего Р.Э., его сестры Р.И., свидетелей Ю.А., Ю.С., Б., К.Т. признав их достоверными, соответствующими действительности, потому что они подтверждаются другими доказательствами, приведенными судом в приговоре.

Помимо этого суд в приговоре также правильно сослался на протоколы: осмотра места происшествия, следственных экспериментов, очных ставок между лицами, совершившими преступления, выемки, изъятий осмотров и опознаний вещественных доказательств, заключения судебно-медицинских экспертиз и другие доказательства по делу, дав им надлежащую оценку, приведя в приговоре анализ этим доказательствам.

Оценив собранные по делу доказательства, правильно установив фактические обстоятельства дела, суд обоснованно пришел к выводу, что С., К.К. совершили убийство, т.е. умышленное причинение смерти другому человеку - Р.Н., группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем, а также разбой, т.е. нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей Р.Н.

Об умысле С., К.К., направленном на убийство потерпевшей Р.Н. свидетельствуют их фактические действия.

Так они, С., К.К., производя удушение Р.Н. сознавали, что в результате их действий наступит смерть потерпевшей, желали и сознательно допускали ее наступления, при этом Р.Н. на С., К.К. не нападала, последние от нее не оборонялись.

Во время этого убийства С., К.К. не находились в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), потому что со стороны потерпевшей не было насилия, издевательства, тяжкого оскорбления, иных противоправных, аморальных действий, а равно длительной психотравмирующей ситуации, которая могла бы возникнуть в связи с систематическим противоправным, аморальным поведением потерпевшей, однако такой ситуации не было.

Психическое состояние С., К.К. проверялось судом, который правильно признал их вменяемыми, в отношении инкриминируемых им деяний, так как они психическим заболеванием не страдали и не страдают.

В момент совершения правонарушения они, С., К.К., каких-либо признаков временного болезненного расстройства душевной деятельности не обнаруживали, находились в состоянии простого алкогольного опьянения, могли отдавать отчет своим действиям и руководить ими.

Все по делу экспертизы, в том числе и судебно-психиатрические в отношении С., К.К. проведены высококвалифицированными врачами-экспертами, составлены в соответствии с требованиями закона и у судебной коллегии сомнений не вызывают.

Обоснованно, придя к выводу о доказанности вины С., К.К. в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з"; 162 ч. 3 п. "в" УК РФ суд назначил им наказание, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, фактических обстоятельств дела, их семейного положения, данных, характеризующих личность, обстоятельств, смягчающих наказание.

Исходя, из вышеизложенного Судебная коллегия не усматривает оснований к отмене, изменению приговора в отношении С., К.К., как в части переквалификации их действий, так и в части смягчения назначенного им наказания.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Красноярского краевого суда от 16 июля 2001 года в отношении С., К.К. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"