||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 июня 2002 г. N 19-кпо02-32

 

Предс.: Зарудняк Н.К.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

в составе председательствующего Кочина В.В.

судей: Шишлянникова В.Ф. и Климова А.Н.

рассмотрела в судебном заседании от 26 июня 2002 года дело по кассационным жалобам осужденных П., К., С., Е., адвокатов Пругло Н.В. и Беловой М.В., протесту государственного обвинителя Трофимовой Е.Г. на приговор Ставропольского краевого суда от 01 февраля 2002 года, которым

П. <...>, ранее не судимый,

осужден к лишению свободы:

по ст. 226 ч. 4 п. "а" УК РФ сроком на 10 лет с конфискацией имущества;

по ст. 222 ч. 3 УК РФ сроком на 6 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний, назначено П. 12 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

По ст. ст. 210 ч. 3, 222 ч. 4, 223 ч. 2 и 286 ч. 3 п. "в" УК РФ П. оправдан.

С. <...>, ранее не судимый,

осужден к лишению свободы:

по ст. 226 ч. 4 п. "а" УК РФ сроком на 9 лет с конфискацией имущества;

по ст. 222 ч. 3 УК РФ сроком на 5 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний, назначено С. 10 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

По ст. ст. 210 ч. 2, 326 ч. 1 и 327 ч. 1 УК РФ С. оправдан,

К. <...>, ранее не судимый,

осужден к лишению свободы:

по ст. 226 ч. 4 п. "а" УК РФ сроком на 8 лет с конфискацией имущества;

по ст. 222 ч. 3 УК РФ сроком на 5 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний, назначено К. 9 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

По ст. ст. 210 ч. 2 УК РФ К. оправдан.

Е., <...>, ранее не судимый,

осужден по ст. 293 ч. 1 УК РФ к 1 году исправительных работ с удержанием 20% заработка в доход государства.

По ст. ст. 210 ч. 3, 222 ч. ч. 3 и 4, 226 ч. 4 п. "а" и 286 ч. 3 п. "в" УК РФ Е. оправдан за отсутствием состава преступления.

По этому же делу осуждены Н. по ст. 226 ч. 3 п. п. "а", "б", "в" УК РФ к 5 годам лишения свободы условно, Э. по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно, оправдан П.С. по ст. 226 ч. 3 п. п. "а", "в", 222 ч. 1 и 286 ч. 1 УК РФ, в отношении которых приговор не обжалован и не опротестован.

Заслушав доклад судьи Шишлянникова В.Ф., объяснения осужденных П., С. и К., поддержавших свои кассационные жалобы, заключение прокурора Карасевой С.Н., не поддержавшей доводы протеста об отмене приговора в отношении Е. и полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

П., С. и К. признаны виновными и хищении огнестрельного оружия и боеприпасов, а также в незаконном его хранении, ношении, перевозке и сбыте.

Е. признан виновным в халатном исполнении своих обязанностей.

Преступления совершены при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденные П., С., К. и Е. виновными себя признали частично.

В кассационном протесте поставлен вопрос об отмене приговора в отношении Е. и направлении дела на новое рассмотрение в связи с неправильной квалификацией действий осужденного и мягкости назначенного ему наказания.

В протесте указывается, что действия Е. следовало квалифицировать по ст. 222 ч. 1 УК РФ как незаконное хранение оружия и боеприпасов, поскольку он, являясь начальником склада управления материально-технического и хозяйственного обеспечения ГУВД Ставропольского края, в нарушение ведомственных актов, не принял надлежащих мер к уничтожению скопившегося на складе оружия и боеприпасов. По мнению автора протеста, неправильная квалификация действий осужденного обусловила назначение ему мягкого наказания.

В кассационных жалобах:

осужденный Е., не соглашаясь с осуждением за халатность, указывает, что не мог исполнять свои обязанности в полном объеме в связи с тем, что вверенный ему склад для хранения оружия не соответствовал необходимым требованиям, просит приговор отменить и дело в отношении него производством прекратить.

Осужденный С. также не согласен с приговором, считает, что он постановлен с нарушением уголовно-процессуального закона, на показаниях, которые даны им и другими осужденными в ходе предварительного следствия под воздействием оперативных работников, в нем не дана оценка оправдывающим доказательствам и не приведены мотивы, по которым суд принял во внимание одни доказательства и отверг другие, показания свидетелей О., К.П., П.Р., Г. не приняты судом во внимание, судебное следствие проведено неполно, свидетель С.В. судом не допрошен, просмотрены не все видеокассеты, органами следствия не представлено ни одного вещественного доказательства, просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение.

В дополнительной жалобе осужденный С., не соглашаясь с приговором, указывает, что изложенные в нем выводы не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, а действия осужденных не конкретизированы, следствие проведено односторонне и неполно, с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона и прав обвиняемых на защиту, доказательств его вины нет, протоколы осмотра места происшествия и обыска, видеокассета N 1 с видеозаписью названных следственных действий (т. 1 л.д. 9, 16 - 20), акты передачи денег от 18.06.2000 г., от 29.10.2000 г., от 14.11.2000 г. (т. 9 л.д. 8, 11, 15 - 16), акт осмотра, пометки и вручения денег от 24.11.2000 г. (т. 1 л.д. 6 - 7), акты осмотра оружия от 19.06.2000 г., 30.10.2000 г. 15.11.2000 г. (т. 9 л.д. 9, 12, 14) являются недопустимыми доказательствами, утверждает, что инкриминируемых преступлений не совершал, приговор основан на предположениях и показаниях, которые даны им и другими осужденными в ходе предварительного следствия под воздействием оперативных работников, в условиях нарушения прав на защиту, суд, в нарушение требований ст. 236 УПК РСФСР, лишил его возможности до судебного заседания ознакомиться с материалами дела и выписать необходимые сведения, в приговоре суд необоснованно ссылается на показания свидетеля З., хотя показания этого свидетеля не оглашались в судебном заседании, судом исследованы не все видеозаписи следственных действий, вводная и описательная части приговора не соответствуют требованиям закона, просит отменить приговор.

осужденный П., не соглашаясь с приговором, указывает, что в его основу положены противоречивые показания С. и К., которые даны ими на предварительном следствии под воздействием сотрудников РУБОП, а также показания свидетелей Г.А., К.А., Г., которые заинтересованы в исходе дела, доказательства оправдывающие его судом не исследованы, в приговоре не приведены мотивы, по которым суд принял во внимание одни доказательства и отверг другие, признает себя виновным только в передаче оружия Н., считает назначенное наказание суровым, просит отменить приговор и дело направить на новое рассмотрение.

Адвокат Пругло П.П. в интересах осужденного П., оспаривая приговор, указывает, что он постановлен с нарушением требований ст. 20 УПК РСФСР, без учета всех обстоятельств дела, оправдывающие П. обстоятельства, не были оценены объективно, не согласна с объемом обвинения и квалификацией действий П. по признакам совершения действий неоднократно, с использованием своего служебного положения, организованной группой, считает, что вина П. не доказана, в основу приговора положены его показания, а также показания С. и К., которые получены на предварительном следствии с нарушением права на защиту, под воздействием сотрудников РУБОП, показания допрошенных в качестве свидетелей сотрудников РУБОП, которые заинтересованы в исходе дела, объективных доказательств вины П. в материалах дела нет, свидетель С.В., чьи показания могли иметь существенное значение для исхода дела, в судебном заседании не был допрошен, считает недопустимыми доказательствами акт передачи денег Г. от 18 июня 2000 года (т. 9 л.д. 8), акт осмотра пистолета "ТТ" от 19 июня 2000 года (т. 9 л.д. 9), протокол осмотра места происшествия от 24.11.2000 года (т. 1 л.д. 9), протокол обыска от 24.11.2000 года (т. 1 л.д. 16 - 20), полагает, что по факту хищения оружия и боеприпасов в апреле 2000 года действия П. следовало квалифицировать по ст. ст. 222 ч. 1 и 226 ч. 3 п. "в" УК РФ, просит приговор изменить и действия П. переквалифицировать на ст. ст. 222 ч. 1 и 226 ч. 3 п. "в" УК РФ.

Осужденный К., не соглашаясь с приговором, указывает, что его вина в хищении оружия со склада не доказана. Не соглашаясь с осуждением по ст. 222 ч. 3 УК РФ, К. ссылается на то, что при задержании и при обыске у него не было обнаружено оружия, обвинение основано на противоречивых показаниях осужденных, которые они дали в ходе предварительного следствия в отсутствии адвокатов, просит разобраться в деле.

Адвокат Белова М.В. в интересах К., оспаривая обоснованность его осуждения, указывает, что в материалах дела нет объективных доказательств вины ее подзащитного в инкриминируемых преступлениях, приговор основан на его показаниях, полученных в ходе предварительного следствия в результате применения недозволенных методов расследования, осужденный С. оговорил К. на предварительном следствии, а к показаниям осужденного Э. следует отнестись критически, поскольку они противоречат показаниям, которые даны К. и С. в судебном заседании.

Кроме того, в жалобе указывается, что при проведении очной ставки между К. и С. на предварительном следствии было нарушено право К. на защиту, поскольку данное следственное действие проведено в отсутствии адвоката, защищавшего интересы К.

С учетом доводов своей жалобы, адвокат Белова просит приговор отменить и дело в отношении К. производством прекратить.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и протеста, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности в содеянном Е., П., С. и К. соответствуют фактическим обстоятельствам, они основаны на показаниях осужденных П., С., К., которые они давали на предварительном следствии, признавая свою вину и изобличая друг друга в совершении инкриминируемых преступлений, показаниях осужденных Э. и Н., свидетелей Г., Б., С.Х. и других, протоколах следственных действий, заключениях экспертиз и других указанных в приговоре доказательствах, исследованных в судебном заседании всесторонне, полно и объективно, с соблюдением уголовно-процессуального закона.

Доводы жалоб о том, что на предварительном следствии к К. и С. применялись незаконные методы расследования, было нарушено их право на защиту, являются несостоятельными, они проверялись прокуратурой Ставропольского края и судом, но не нашли своего подтверждения.

Как видно из материалов дела, при задержании П., С. и К. в качестве подозреваемых, им были разъяснены процессуальные права, в том числе право пользоваться услугами защитника с момента задержания, а также положения ст. 51 Конституции РФ, при этом К. был реально обеспечен адвокатом, от услуг которого он добровольно отказался (т. 1 л.д. 61, т. 2 л.д. 8, 129 - 130).

В связи с согласием П., С. и К. дать показания, они были допрошены, при этом перед допросом им еще раз были разъяснены положения ст. 51 Конституции Российской Федерации, о чем имеются записи в протоколах допросов, удостоверенные подписями осужденных (т. 1 л.д. 63.66,70, т. 2 л.д. 9, 21, 131, 134).

Признательные показания об обстоятельствах совершенных преступлений П., К. и С. давали и в присутствии своих адвокатов, что исключало какое-либо недозволенное воздействие на них со стороны работников милиции (т. 1 л.д. 82, 84 - 85, т. 2 л.д. 140 - 141).

При таких обстоятельствах, нет оснований считать, что во время предварительного следствия к осужденным С., К. и П. применялись недозволенные методы воздействия и было нарушено их право на защиту.

Не может согласиться судебная коллегия с доводами жалобы адвоката Беловой М.В. о том, что при проведении очной ставки между К. и С. в отсутствие адвоката, представляющего интересы К., было нарушено право К. на защиту.

Как видно из материалов дела, К. был реально обеспечен защитой в лице адвоката Белана Л.О., о чем свидетельствует приобщенный к делу ордер. Однако, К. от услуг адвоката отказался, о чем собственноручно написал заявление на имя следователя (т. 2 л.д. 129 - 130).

Следователь принял отказ от защиты на данном этапе расследования, поскольку в соответствии со ст. 50 УПК РСФСР обвиняемый вправе в любой момент производства по делу отказаться от защитника.

При таких обстоятельствах, а также принимая во внимание то, что при проведении очной ставки между К. и С. присутствовал адвокат Науменко А.А., представляющий интересы С. (т. 2 л.д. 134 - 137), при этом обвиняемым были разъяснены их права, в том числе положения ст. 51 Конституции РФ, оснований считать нарушенным право К. на защиту, не имеется.

Дав оценку показаниям осужденных, которые они давали на предварительном следствии в совокупности с другими исследованными в судебном заседании доказательствами, суд обоснованно признал их достоверными и положил в основу приговора.

Доводы жалоб осужденного С. и адвоката Пругло о неполноте судебного следствия в связи с тем, что в судебном заседании не был допрошен свидетель С.В., являются несостоятельными.

Как видно из протокола судебного заседания, суд принимал все необходимые меры, направленные на обеспечение явки в судебное заседание свидетеля С.В., однако обеспечить его явку не представилось возможным, в связи с чем, суд, после обсуждения с участниками процесса, в соответствии с требованиями ст. 286 УПК РСФСР, огласил показания С.В., которые названный свидетель дал в ходе предварительного следствия (т. 35 л.д. 147).

Несостоятельными, противоречащими материалам дела, являются доводы осужденного С., содержащиеся в его дополнительной жалобе, о том, что суд не вправе был ссылаться в приговоре на показания свидетеля З., поскольку они не оглашались в судебном заседании.

Как видно из протокола судебного заседания, показания свидетеля З. были оглашены судом в связи с отсутствием данного свидетеля в судебном заседании по причине, исключающей его явку (т. 35 л.д. 147). При таких обстоятельствах суд обоснованно сослался в приговоре на показания свидетеля З., как на доказательства вины осужденных.

Нельзя согласиться с доводами жалобы осужденного С. и о том, что судебное следствие является неполным в связи с тем, что судом не исследованы все видеозаписи следственных действий.

Как видно из протокола судебного заседания, судом оглашены все протоколы следственных действий, которые были зафиксированы на видеопленку, а также просмотрены видеозаписи протокола обыска подсобного помещения на территории УМТ и ХО ГУВД Ставропольского края и протокола выемки у П. денежных средств и предметов (т. 35 л.д. 128).

Просматривать видеозаписи всех следственных действий не вызывалось необходимостью, к тому же участники процесса об этом ходатайств не заявляли.

Несостоятельны доводы жалоб осужденного С. и адвоката Пругло о том, что исследованные судом протоколы осмотра места происшествия и обыска, видеокассета N 1 с видеозаписью названных следственных действий (т. 1 л.д. 9, 16-20), акты передачи денег от 18.06.2000 г., от 29.10.2000 г., от 14.11.2000 г. (т. 9 л.д. 8, 11, 15 - 16), акт осмотра, пометки и вручения денег от 24.11.2000 г. (т. 1 л.д. 6 - 7), акты осмотра оружия от 19.06.2000 г., 30.10.2000 г. 15.11.2000 г. (т. 9 л.д. 9, 12, 14) являются недопустимыми доказательствами.

Как видно из материалов дела, при проведении названных следственных действий и составлении протоколов, не было допущено существенных нарушений уголовно-процессуального закона, поэтому у суда не было оснований признавать вышеназванные процессуальные документы недопустимыми доказательствами, о чем в приговоре имеются мотивированные выводы (т. 36 л.д. 81).

Безосновательными являются доводы жалобы осужденного С. о том, что суд, в нарушение требований ст. 236 УПК РСФСР, лишил его возможности до судебного заседания ознакомиться с материалами дела и выписать необходимые сведения.

Как видно из протокола судебного заседания, ни осужденный С., ни его защитник не заявляли суду ходатайств о предоставлении возможности ознакомиться с материалами дела (т. 35 л.д. 9 - 11).

Таким образом, доводы жалоб осужденных и адвокатов о неполноте и односторонности судебного разбирательства, существенных нарушениях органами следствия и судом уголовно-процессуального закона, являются несостоятельными, поскольку они противоречат материалам дела, из которых видно, что предварительное следствие и судебное разбирательство по делу проведены без существенных нарушений уголовно-процессуального закона и прав осужденных, всесторонне, полно и объективно, все заявленные ходатайства разрешены в соответствии с законом, всем исследованным доказательствам, анализ которых подробно изложен в приговоре, дана надлежащая оценка в их совокупности, содержащиеся в приговоре выводы суда, в том числе и о доказанности вины осужденных в инкриминируемых деяниях, мотивированы, действия осужденных квалифицированы правильно.

Доводы жалобы осужденного Е. о том, что он не мог исполнять свои обязанности в полном объеме в связи с тем, что вверенный ему склад для хранения оружия не соответствовал необходимым требованиям, следовательно в его действиях отсутствует состав преступления, являются несостоятельными.

Как видно из материалов дела и это установлено судом, Е. с 1 июля 1996 года по 27 июля 1998 года и с 18 января 1999 года по 26 мая 2000 года состоял на службе с индивидуальной материальной ответственностью в должности начальника склада вооружения и спецсредств главного управления внутренних дел Ставропольского края.

В нарушение требований п. 43 инструкции "О порядке работы по обеспечению сохранности в органах внутренних дел изъятого, добровольно сданного, найденного оружия и боеприпасов", утвержденной приказом МВД СССР N 63 от 19 марта 1986 года, п. 3.25 наставления "По организации снабжения, хранения, учета и обеспечения сохранности вооружения и боеприпасов в органах внутренних дел РФ", утвержденного приказом МВД РФ N 269 от 12 июля 1995 года и своей должностной инструкции, Е. не принял надлежащих мер к уничтожению скопившегося на складе огнестрельного и газового оружия, комплектующих деталей к нему, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, которые значились уничтоженными.

Воспользовавшись такой благоприятной обстановкой для преступной деятельности, осужденный П., стремясь к незаконному обогащению, систематически, по сговору с осужденными С., К. и лицом, в отношении которого уголовное дело выделено в отдельное производство, превышая свои должностные полномочия, совершал хищения огнестрельного оружия и боеприпасов, а С. и К. отыскивали каналы сбыта и незаконно сбывали перечисленное в приговоре оружие и боеприпасы.

При таких обстоятельствах, при отсутствии доказательств того, что Е. умышленно создавал условия для хищения оружия с вверенного ему склада, которое по документации значилось уничтоженным, суд, вопреки доводам осужденного Е. и государственного обвинителя, обоснованно признал Е. виновным в халатности, то есть в ненадлежащем исполнении своих должностных обязанностей вследствие недобросовестного и небрежного отношения к службе.

Действия Е. правильно квалифицированы судом по ст. 293 ч. 1 УК РФ.

В соответствии с добытыми доказательствами и поддержанным прокурором обвинением, действия осужденных П., С. и К. квалифицированы судом по ст. ст. 226 ч. 4 п. "а" и 222 ч. 3 УК РФ. Данная квалификация преступных действий упомянутых осужденных является обоснованной и правильность ее у судебной коллегии не вызывает сомнений.

Оснований для переквалификации действий П. на ст. ст. 226 ч. 3 п. "в" и 222 ч. 1 УК РФ, о чем ставится вопрос в кассационной жалобе адвоката Пругло, не имеется.

Наказание всем осужденным назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, роли каждого из них в содеянном, данных о личности виновных и всех обстоятельств дела, оно является справедливым и оснований для его смягчения как осужденному П., о чем он просит в своей жалобе, так и другим осужденным, судебная коллегия не усматривает.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. ст. 332, 339, 351 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Ставропольского краевого суда от 01 февраля 2002 года в отношении П., С., К. и Е. оставить без изменения, а кассационные жалобы и протест, - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"