||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 июня 2002 г. N 4кпн02-54пр

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Кочина В.В.

судей - Иванова Г.П. и Климова А.Н.

рассмотрела в судебном заседании от 26 июня 2002 года протест заместителя Генерального прокурора Российской Федерации на приговор Раменского городского суда Московской области от 2 декабря 1999 года, которым

Ц., <...>, несудимый,

осужден по ст. 264 ч. 2 УК РФ к 4 годам лишения свободы с лишением права управления транспортными средствами на срок 2 года.

На основании п. 4 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении амнистии" от 18 июня 1999 года от наказания освобожден.

По делу разрешены гражданские иски.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда от 7 февраля 2000 года приговор оставлен без изменения.

Постановлением президиума Московского областного суда от 4 апреля 2001 года оставлен без удовлетворения протест заместителя Генерального прокурора Российской Федерации, в котором ставился вопрос об отмене судебных решений и направлении дела на новое расследование.

Заслушав доклад судьи Иванова Г.П., объяснения осужденного Ц. и адвоката Фомина С.А., просивших удовлетворить протест, и заключение прокурора Полякова Ю.Ю., поддержавшего доводы протеста, судебная коллегия

 

установила:

 

Ц. признан виновным в совершении преступлений при следующих обстоятельствах.

12 сентября 1998 года около 8 часов Ц., управляя закрепленной за ним принадлежащей Гавриловскому Управлению магистральных газопроводов Луховицкого района Московской области технически исправной автомашиной "ЗИЛ-434410", двигался в светлое время суток со скоростью около 70 км/час по левому ряду автодороги "Урал" в направлении г. Рязани. Перед деревней Кривцы Раменского района Московской области на участке, имеющем сплошную линию разметки, разделяющую транспортные потоки противоположных направлений, при перестроении из правого в левый ряд двигавшейся в попутном ему направлении автомашины "Ауди" А-4 под управлением П., Ц. неправильно оценил дорожную обстановку, предпринял опасный в данной ситуации маневр управляемой им автомашины, при котором частично выехал на полосу встречного движения. В результате на 48 км автодороги "Урал", на полосе движения в направлении г. Москвы, в 0,9 м от осевой линии шоссе совершил столкновение с двигавшейся во встречном ему направлении автомашиной "ВАЗ-21603" под управлением С. и, не останавливаясь, с места происшествия уехал. Потеряв при столкновении с автомашиной "ЗИЛ 43410" устойчивость, автомашина "ВАЗ-21063" столкнулась с двигавшейся по правому ряду в направлении г. Москвы автомашиной "ВАЗ-21061" под управлением П.Н. Автомашину "ВАЗ-21061" вынесло на полосу встречного движения, где произошло ее столкновение с двигавшейся в направлении г. Рязани автомашиной "ВАЗ-2105" под управлением Г., а затем произошло столкновение указанной автомашины с двигавшейся в попутном ей направлении автомашиной "ВАЗ-21213" под управлением Л. В результате вышеуказанных столкновений пассажиру автомашины "ВАЗ-21061" П.М. был причинен тяжкий вред здоровью, повлекший ее смерть, которая наступила от плевропульмонального шока - осложнения закрытой травмы грудной клетки, кроме того, водителям автомашин "ВАЗ-21061" и "ВАЗ-2105" П.Н. и Г. был причинен вред здоровью средней тяжести, а пассажиру автомашины "ВАЗ-2105" Г. - легкий вред, автомашинам "ЗИЛ-43410, ВАЗ-21061, ВАЗ-21063, ВАЗ-2105 и ВАЗ-21213" были причинены механические повреждения.

В протесте поставлен вопрос о состоявшихся судебных решений и направлении дела на новое расследование ввиду неполноты и односторонности предварительного и судебного следствия и существенного нарушения уголовно-процессуального закона.

Проверив материалы дела и обсудив доводы протеста, судебная коллегия находит протест подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, Ц. в ходе предварительного и судебного следствия последовательно утверждал, что на полосу встречного движения находящуюся под его управлением автомашину "выбросило" в результате экстренного торможения, предпринятого им с целью избежания столкновения с автомашиной "АУДИ", водитель которой (П.) нарушил правила обгона, создал аварийную ситуацию, приведшую к дорожно-транспортному происшествию, участниками которого оказались сразу несколько водителей различных машин (л. 106 - 108, 266 - 267).

Эти показания Ц. частично подтверждаются показаниями потерпевшего Г. о том, что водитель автомашины "АУДИ", совершая обгон автомашины "ЗИЛ", нарушил правила движения. У него сложилось впечатление, что водитель автомашины "ЗИЛ", предприняв попытку избежать столкновения с автомашиной "АУДИ", резко нажал на педаль тормоза, в результате чего автомашину "ЗИЛ" развернуло под некоторым углом к осевой линии шоссе (л.д. 56). Потерпевшего Л. о том, что водитель автомашины "АУДИ" обогнал автомашину "ЗИЛ" по правому ряду и в тот же момент автомашина "ЗИЛ" вильнула из-под ее колес поднялась пыль (л.д. 58, 264), а также свидетеля П.К. о том, что он находился в управляемой Ц. автомашине "ЗИЛ" в качестве пассажира и видел, как автомашина "АУДИ", обгоняя их внезапно встала поперек полосы движения, при этом Ц., среагировав на возникшую ситуацию, нажал на педаль тормоза и автомашина "ЗИЛ" выехала на полосу встречного движения (л.д. 75).

При таких обстоятельствах очевидно, что для правильной оценки действий Ц., а равно и каждого из участников дорожно-транспортного происшествия, необходимы специальные познания.

Однако ни в ходе предварительного, ни в ходе судебного следствия автотехническая экспертиза не производилась, а неоднократные об этом ходатайства Ц. и его защитника следователем и судом безосновательно отклонялись.

Кроме того, несмотря на возражения Ц. и его защитника, с одной стороны, и государственного обвинителя, с другой, суд закончил судебное следствие, не допросив потерпевшего Г. и не исследовав его показания.

Изложенное свидетельствует о том, что выводы органов предварительного следствия об отсутствии в действиях П. состава преступления и выводы суда о виновности Ц. в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 264 УК РФ, сделаны преждевременно, поскольку доводы Ц. и его защитника не проверены и не опровергнуты, а действиям С., П.Н. Г. и Л. в ходе предварительного следствия не дана правовая оценка, что является существенным нарушением закона и влечет отмену приговора, кассационного определения и постановления президиума, который, к тому же, оставил без ответа доводы предыдущего протеста о необходимости допроса потерпевшего Г., с передачей дела на новое расследование, в ходе которого необходимо отменить постановление о прекращении уголовного преследования в отношении П., назначить и произвести судебную автотехническую экспертизу, по результатам которой с учетом совокупности всех собранных по делу доказательств принять решение в отношении каждого из участников дорожно-транспортного происшествия.

Руководствуясь ст. ст. 378 и 381 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Раменского городского суда Московской области от 2 декабря 1999 года, определение судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда от 7 февраля 2000 года, постановление президиума Московского областного суда от 4 апреля 2001 года в отношении Ц. отменить и дело направить на новое расследование.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"