||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 июня 2002 г. N 49-о02-51

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Ермилова В.М.,

судей Ламинцевой С.А., Колышницына А.С.

рассмотрела в судебном заседании от 26 июня 2002 года дело по кассационным жалобам осужденных А. и Д. на приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 19 февраля 2002 года, по которому

А., родившийся 1 ноября 1972 года в г. Кудымкар Пермской области, судимый 28 июня 2001 года по ст. ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "в", "г", 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ на 10 лет лишения свободы с конфискацией имущества,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ на 14 (четырнадцать) лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ с учетом наказания по приговору от 28 июня 2001 года окончательно А. назначено 18 (восемнадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

Д., родившийся 5 октября 1982 года в г. Магнитогорске, судимый:

14 декабря 1996 года по ст. 144 ч. 2 УК РСФСР на 1 год лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора на год;

24 декабря 1997 года по ст. ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", 30, 158 ч. 2 п. п. "б", "в" УК РФ на 4 года 3 месяца лишения свободы, освобожденный условно-досрочно 6 января 2000 года на 1 год 4 месяца 17 дней;

28 июня 2001 года по ст. ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г", 175 ч. 2 п. "в" УК РФ на 5 лет лишения свободы,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к лишению свободы на 9 (девять) лет.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ - на 9 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи Ламинцевой С.А., объяснения осужденного Д. по доводам его жалоб, заключение прокурора Асанова В.Н., полагавшего приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

А. и Д. признаны виновными в том, что по предварительному сговору группой лиц совершили убийство П.

Преступление совершено 4 августа 2000 года на территории Белорецкого района Республики Башкортостан.

В судебном заседании Д. виновным себя не признал; А. вину свою признал частично.

В кассационных жалобах просят:

осужденный А. - об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение. Он указывает о том, что предварительное и судебное следствие по делу проведены поверхностно, с обвинительным уклоном; что по делу нарушены требования ст. ст. 20 и 314 УПК РСФСР. Указывает о том, что по делу остались невыясненными многие обстоятельства, имеющие существенное значение для дела; что по делу не допрошены все те свидетели, показания которых имеют важное значение для установления истины по делу. Далее он указывает и о том, что по делу допущены и иные существенные нарушения уголовно-процессуального закона. Так, он считает, что дело рассмотрено незаконным составом суда - по его мнению дело надлежало рассмотреть в составе 3-х профессиональных судей. Далее он указывает о том, что по делу нарушалось его право на защиту; что в начале судебного разбирательства судья необоснованно отказал ему в ознакомлении с материалами дела. Считает, что по делу ухудшено его положение по сравнению с предыдущим приговором в нарушение требований уголовно-процессуального закона. Указывает, что выводы суда основаны на доказательствах, полученных с нарушением требований закона. Указывает, что убийство П. совершил один, без участия Д., при этом изначально на предварительном следствии оговорил Д. вследствие применения к нему, А., незаконного воздействия со стороны следственных работников. Указывает, что незаконное воздействие на предварительном следствии применялось также к Д. и П.К. Указывает также о том, что во вводной части приговора суд необоснованно указал о наличии у него судимости. Ссылается на то, что убил П., защищаясь от нападения со стороны последнего;

осужденный Д. - об отмене приговора и прекращении производства по делу. Он указывает о том, что не совершал преступления, за которое осужден. Ссылается, что на предварительном следствии оговорил себя вследствие применения к нему незаконного воздействия. Ссылается на то, что вследствие нарушения органами следствия требований ст. 201 УПК РСФСР он и его законный представитель не были ознакомлены с материалами дела. Далее ссылается на то, что на предварительном следствии было нарушено его, Д., и А. право на защиту, поскольку их интересы защищал один адвокат Файзуллина, хотя его, Д., интересы противоречили интересам А. Указывает, что на допросе от 14.09.2000 А. не был обеспечен адвокатом. Указывает, что суд в приговоре не дал оценки этим нарушениям уголовно-процессуального закона. Считает, что по делу в полной мере не проверено его алиби; указывает, что в качестве свидетелей не допрошены его мать, бабушка и сестра, хотя их показания могут иметь существенное значение для дела. Указывает далее, что на предварительном следствии и в судебном заседании не было обеспечено участие его законного представителя. Далее указывает о том, что, по его мнению, дело рассмотрено незаконным составом суда - считает, что суду надлежало рассмотреть дело с участием 3-х профессиональных судей.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, Судебная коллегия находит приговор обоснованным.

Вывод суда о виновности А. и Д. в содеянном основан на исследованных в судебном заседании доказательствах, анализ и оценка которым даны в приговоре.

Вина А. и Д. в совершении преступлений, за которые они осуждены, подтверждается показаниями самих осужденных на предварительном следствии.

Так, на допросе в качестве подозреваемого Д. показал, что 4 августа 2000 года он и А. договорились убить П. на почве личных взаимоотношений. В этот же день вечером на автомашине приехали к дому отдыха "Метизник". Все вышли из автомашины. А. взял из кармашка правой передней двери монтажку и в ходе ссоры нанес ею удар по голове П. Последний начал убегать. Его догнали и А. вновь ударил несколько раз монтажкой по голове П. Он, Д., два раза ударил по лицу П. Затем П. загрузили в багажник автомобиля. Приехали к реке Кизил. П. стонал. Чтобы добить его, он, Д., взял монтажку и ударил ею по голове П., и последний умер. Труп оттащили в реку (т. 1 л.д. 54 - 56).

Эти же обстоятельства Д. подтверждал при проведении с ним следственного эксперимента (т. 1 л.д. 98 - 99) и на допросе в качестве обвиняемого (т. 1 л.д. 122 - 125).

Во всех указанных случаях Д. допрошен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, в присутствии адвоката Файзуллиной.

А. на допросе в качестве подозреваемого дал аналогичные показания по обстоятельствам дела, подтвердив, что убийство П. совершили он и Д., нанеся ему удары монтажкой по голове. Эти показания А. дал в присутствии адвоката Файзуллиной (т. 1 л.д. 60).

Такие же показания по обстоятельствам дела А. дал в присутствии адвоката Файзуллиной при выходе с ним на место происшествия для проведения следственного эксперимента (т. 1 л.д. 82 - 84).

Эти же обстоятельства А. подтверждал на допросе его в качестве обвиняемого (т. 1 л.д. 116 - 119), который также проводился с участием адвоката Файзуллиной.

Указанные выше показания А. получены в полном соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами жалоб осужденных А. и Д. о нарушении их права на защиту при проведении указанных следственных действий.

Как правильно указано в приговоре суда, на период проведения этих следственных действий интересы А. не противоречили интересам Д., а поэтому их интересы могла защищать адвокат Файзуллина.

Как следует из материалов дела, с 09.12.2000 интересы А. стал защищать адвокат Янузаков.

Требования ст. 201 УПК РСФСР Д. выполнил с участием адвоката Файзуллиной, А. - с адвокатом Янузаковым. В суде их также защищали разные адвокаты.

14 сентября 2000 года А. был допрошен в качестве свидетеля в отсутствие адвоката (т. 1 л.д. 36), что не противоречит требованиям уголовно-процессуального закона.

Приведенные выше показания А. и Д., данные ими на допросах в качестве подозреваемых, обвиняемых и при проведении следственных экспериментов признаны судом достоверными, поскольку объективно подтверждаются другими материалами дела.

Заявление А. и Д. о том, что эти показания они дали вынужденно, вследствие применения к ним незаконного воздействия со стороны работников правоохранительных органов, проверялось органами следствия и судом и мотивированно отвергнуто в приговоре.

Дальнейшим изменениям в показаниях Д. и А. суд дал оценку, с которой Судебная коллегия соглашается.

Приведенные выше показания А. и Д., полученные на предварительном следствии, согласуются с данными протокола осмотра места происшествия и с выводами экспертов-медиков о том, что П. причинены множественные прижизненные телесные повреждения, которые образовались от неоднократных ударов твердым тупым предметом, возможно, железным предметом, относятся к тем, которые причинили тяжкий вред здоровью, и состоят в прямой причинной связи с его смертью.

П.К. на предварительном следствии показал, что А. и Д. приехали к нему и сообщили, что совершили убийство мужчины по имени Сергей, труп которого они спрятали, утопив в реке. Они также просили спрятать автомобиль.

Эти показания П.К. признаны судом достоверными.

Совокупность приведенных выше и иных доказательств, на которые суд сослался в приговоре, опровергают доводы жалобы Д. о том, что он не совершал убийства П., и доводы жалобы А. о том, что он один, без Д., совершил убийство П., оговорив Д. на предварительном следствии.

Обстоятельства дела органами следствия и судом исследованы всесторонне, полно, объективно.

Все возможные версии проверены и получили оценку в приговоре.

Алиби Д. опровергнуто материалами дела.

Свидетели, показания которых имеют существенное значение для дела, допрошены.

В соответствии с фактическими обстоятельствами дела, установленными в судебном заседании, действиям А. и Д. дана правильная юридическая оценка.

Доводы А. о том, что убийство П. он совершил при необходимой обороне, защищаясь от действий потерпевшего, напавшего на него с ножом, проверялись и мотивированно отвергнуты в приговоре.

Наказание А. и Д. назначено правильно, соразмерно содеянному и данным о личности виновных.

Оснований для смягчения им наказания не имеется.

Требования ст. ст. 201, 314, 398 УПК РСФСР соблюдены.

Требования ст. 353 УПК РСФСР не нарушены.

Приговор от 28 июня 2001 года был в части отменен по кассационному протесту прокурора, в связи с чем при новом рассмотрении дела судом первой инстанции как в отношении А., так и в отношении Д. допускается усиление наказания и применение закона о более тяжком преступлении.

Дело рассмотрено судом в составе судьи и двух народных заседателей, что соответствует требованиям ст. 15 УПК РСФСР.

Не допущено по делу и иных существенных нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих за собой отмену приговора.

Не находя поводов для отмены приговора, как об этом ставится вопрос в кассационных жалобах, руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 19 февраля 2002 года в отношении А. и Д. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

Председательствующий

В.М.ЕРМИЛОВ

 

Судьи

С.А.ЛАМИНЦЕВА

А.С.КОЛЫШНИЦЫН

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"