||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 26 июня 2002 г. N 401п02пр

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председателя - Лебедева В.М.,

членов Президиума - Радченко В.И., Сергеевой Н.Ю., Смакова Р.М., Жуйкова В.М., Кузнецова В.В., Свиридова Ю.А., Меркушова А.Е., Вячеславова В.К.

рассмотрел дело по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Давыдова В.И. на приговор Главного Суда Чувашской АССР от 7 ноября 1929 года, по которому осуждены

Б.В., <...>, ранее судимый по ст. 169 УК РСФСР к 6 месяцам лишения свободы (других сведений об этой судимости в деле нет), -

по ст. ст. 19, 58-8 УК РСФСР к расстрелу;

Б.Н., <...>, ранее не судимый,

И., <...>, ранее не судимый, -

по ст. 58-8 УК РСФСР к 5 годам лишения свободы каждый;

П.М., <...>, ранее не судимый, -

по ст. ст. 16, 174 к 1 году 6 месяцам лишения свободы.

Определением Кассационной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР от 25 ноября 1929 года приговор оставлен в силе. 19 декабря 1929 года приговор в отношении Б.В. приведен в исполнение.

В надзорном протесте поставлен вопрос об отмене состоявшихся судебных решений в отношении Б.Н., И., П.М. и прекращении уголовного дела в этой части за отсутствием в их действиях состава преступления; об изменении состоявшихся в отношении Б.В. судебных решений, переквалификации его действий со ст. ст. 19 и 58-8 УК РСФСР на ст. 74 ч. 2 УК РСФСР с назначением наказания в виде лишения свободы сроком на 5 лет.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Бондаренко О.М. и выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., поддержавшего протест, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

осужденные признаны виновными в совершении преступлений при следующих обстоятельствах.

С весны 1929 года в Никольско-Шуматовской земельной даче, в которую входило и Чербайское земельное общество, проводилось классовое внутрихозяйственное землеустройство, что встретило сопротивление местных кулаков и подкулачников. Ярыми противниками проведения землеустройства в д. Чербай выступили морально разложившийся Б.В., его родственник бывший священнослужитель Б.Н. и примкнувший к ним И., лишенный права голоса как владелец зажиточного хозяйства.

Б.В. систематически пьянствовал, а 2 июня 1929 года в пьяном виде в канцелярии Чербайского сельсовета начал буйствовать, угрожал всем комсомольцам убийством, выражался при этом нецензурной бранью, чем прервал нормальную работу исполкома сельсовета. Вечером 11 июня 1929 г. после собрания граждан деревни Чербай Красночетайского района ЧАССР, на котором был решен вопрос о лишении земельного надела бывшего священника Б.Н., он, находясь в нетрезвом состоянии, встретил на улице деревни активиста-общественника Г. и ударил его в грудь кинжалом, но по независящим от него обстоятельствам повредил на нем лишь рубашку.

Он же в пьяном виде снимал с себя штаны и допускал циничные грубые выражения, оскорбляющие граждан деревни, в том числе в отношении П.И., которой также высказывал угрозы убийством.

Б.Н., будучи 1 июня 1929 года лишен на собрании граждан д. Чербай земельного надела, примкнул к группе Б.В., одобрительно отнесся к его нападению на активиста-общественника Г. Он же проводил среди крестьян агитацию, в результате чего в д. Акташи Красночетайского района женщины демонстративно покинули собрание, что привело к развалу колхоза.

И. состоял в тесной связи с Б.В., участвовал вместе с ним в пьянках, а 11 июня 1929 года, находясь в нетрезвом состоянии, встретив члена сельсовета К., и, будучи недовольным мероприятиями по землеустройству, схватил его за одежду и стал высказывать недовольство лишением его права голоса, зачислением в число владельцев зажиточных хозяйств, намерением отвести ему земельный надел за буграми. Однако К. удалось вырваться и убежать.

Он же распевал похабные песни, допускал пьяные выкрики.

П.М. 8 мая 1929 года на общем собрании граждан д. Чербай заявил, что "деревню предаст", что было расценено судом как угроза поджогом и вымогательство перевода его из разряда зажиточных сельчан в другую группу.

Кроме того, он вместе с И. кричал и требовал от участников собрания разойтись.

Он же, 4 июня 1929 года в канцелярии сельсовета ругал комсомольцев и бедняков, называя их лодырями и кровопийцами, заявляя, что не все время будет так и времена изменятся.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы протеста, Президиум находит его обоснованным и подлежащим удовлетворению.

Судебные постановления по делу в отношении Б.В. подлежат изменению, а в отношении Б.Н., И. и П.М. - отмене с прекращением дела за отсутствием в их действиях состава преступления.

Никто из осужденных, как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании, виновным себя не признал, утверждая, что они вмененных им в вину действий не совершали.

Факты совершения Б.В. хулиганских действий подтверждаются, несмотря на непризнание им своей вины, собранными по делу доказательствами: показаниями свидетелей Г., П.И., С., Д. и других, а также протоколом осмотра рубашки Г.

Так, свидетель Г. подтвердил, что Б.В., будучи в нетрезвом состоянии, встретив его на улице, нанес ему удар ножом.

Свидетели П.И. и С. утверждали, что Б.В. в пьяном виде оскорблял граждан, делал циничные жесты.

Вместе с тем в деле нет доказательств того, что Б.В. указанные действия совершал на почве классовой мести с контрреволюционным умыслом, в связи с этим в его действиях отсутствует состав преступления, предусмотренный ст. ст. 19, 58-8 УК РСФСР. Эти действия осужденного свидетельствуют о его явном неуважении к обществу, совершались они в общественных местах, неоднократно, отличались исключительным цинизмом и дерзостью, сопряженной с применением насилия к Г., поэтому их следует квалифицировать по ч. 2 ст. 74 УК РСФСР как хулиганство при отягчающих обстоятельствах.

В материалах дела нет доказательств причастности Б.Н., И. и П.М. к преступным хулиганским действиям Б.В. В их действиях отсутствует состав какого-либо преступления. Ни на предварительном следствии, ни в судебном заседании не установлено, что Б.Н. и И., выражая недовольство ущемлением их прав при распределении земельных угодий, преследовали контрреволюционную цель ослабления власти правительства и деятельности государственного аппарата. Не были их действия также проявлением явного неуважения к обществу, общественный порядок ими нарушен не был.

Вывод суда о том, что П.М., заявляя, что "предаст деревню", угрожал поджогом, вымогая у односельчан перевод его в другую социальную группу, не основан на материалах дела, доводы осужденного о его оговоре не опровергнуты.

На основании изложенного, руководствуясь п. п. 2, 5 ч. 1 ст. 378 и ч. 2 ст. 379 УПК РСФСР,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

приговор Главного Суда Чувашской АССР от 7 ноября 1929 года и определение Кассационной коллегии Верховного Суда РСФСР от 25 ноября 1929 года в отношении Б.Н., И. и П.М. отменить и дело в этой части производством прекратить за отсутствием в их действиях состава преступления.

Те же судебные постановления в отношении Б.В. изменить, переквалифицировать его действия со ст. ст. 19, 58-8 УК РСФСР на ч. 2 ст. 74 УК РСФСР и назначить наказание 5 лет лишения свободы.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"