||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 июня 2002 г. N 49-о02-28

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кузнецова В.В.,

судей Батхиева Р.Х., Лаврова Н.Г.

25 июня 2002 года рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам осужденных Д., П., Ф., Ю. и адвокатов Квавадзе Э.Г. в защиту К.Р., Губарца П.В. в защиту П. на приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 26 ноября 2001 года, которым

Д., родившийся 4 февраля 1973 года в г. Андижан Республики Узбекистан, со средним образованием, судимый 6 мая 1995 года по ст. 145 ч. 2 УК РСФСР, с последующими изменениями, на 3 года 10 месяцев лишения свободы, освобожденный 5 октября 1998 года по отбытии срока наказания,

осужден к лишению свободы с применением ст. 68 ч. 3 УК РФ: по ст. 161 ч. 3 п. "б" УК РФ на 7 лет с конфискацией имущества, по ст. 330 ч. 2 УК РФ на 2 года, а по совокупности этих преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно на 8 лет в исправительной колонии особого режима, с конфискацией имущества;

П., родившийся 2 января 1977 года в г. Дюртюли РБ, со средним образованием, не судимый,

осужден к лишению свободы с применением ст. 68 ч. 3 УК РФ: по ст. 162 ч. 3 п. "б" УК на 9 лет с конфискацией имущества, по ст. 163 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ на 4 года, по ст. 330 ч. 2 УК РФ на 2 года, по ст. 222 ч. 1 УК РФ на 2 года, а по совокупности этих преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно на 11 лет в исправительной колонии особого режима, с конфискацией имущества;

Ю., родившийся 22 декабря 1978 года в п. Быстровка Кеминского района Республики Кыргызстан, со средним образованием, судимый 14 августа 1998 года по ст. 335 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" УК РФ на 8 месяцев лишения свободы, 18 июля 2001 года по ст. 109 ч. 1 УК РФ на 1 год 6 месяцев лишения свободы, которое не отбыл,

осужден к лишению свободы с применением ст. 68 ч. 3 УК РФ: по ст. 161 ч. 3 п. "б" УК РФ на 7 лет с конфискацией имущества, по ст. 330 ч. 2 УК РФ на 2 года, по ст. 163 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ на 4 года, по ст. 159 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ на 4 года, по совокупности этих преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, к 10 годам с конфискацией имущества, с частичным присоединением наказания, не отбытого по приговору от 18 июля 2001 года, на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ окончательно на 11 лет в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества;

К.Р., родившийся 27 сентября 1975 года в д. Юкаликуль Дюртюлинского района Республики Башкортостан, со средним образованием, несудимый,

осужден к лишению свободы: по ст. 161 ч. 3 п. "б" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 3 года 6 месяцев с конфискацией имущества, по ст. 330 ч. 2 УК РФ на 1 год, а по совокупности этих преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно на 4 года в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества;

Ф., родившийся 9 апреля 1971 года в д. Таштау Дюртюлинского района РБ, со средним, образованием, не имеющий судимости, осужден по ст. 330 ч. 2 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком в 1 год.

По настоящему делу также были осуждены А. и С., приговор в отношении которых не обжалован и не опротестован.

Оправданы: П., Д., К.Р. и Ю. по ст. 209 ч. 2 УК РФ; Ю. по эпизоду от 2 августа в отношении потерпевшего М. по ст. ст. 325 ч. 1, 325 ч. 2, 159 ч. 2 п. п. "б", "г" УК РФ; П. по эпизоду от 2 августа 2000 года в отношении потерпевшего К. за грабеж 570 рублей по ст. 161 ч. 3 п. п. "а", "в" УК РФ.

Постановлено взыскать с Ю., П., Д., К.Р. солидарно в пользу Х. 227470 рублей; с Ю. в пользу К. 20070 рублей; с С. в пользу Г. 25000 рублей.

Разрешена и судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Батхиева Р.Х., объяснения осужденных Д., П., Ю., адвокатов Квавадзе Э.Г. и Губарца П.В., поддержавших доводы своих жалоб, заключение прокурора Третецкого А.В., полагавшего приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

осужденные признаны виновными:

Ю., П., Д., К.Р. в совершении самоуправства в отношении Х. в группе с А. и другими лицами;

С. в самоуправстве, а Ф. в пособничестве в самоуправстве в отношении Г.;

Ю. и П. в вымогательстве имущества у К.;

Ю., Д. и К.Р. в совершении грабежа, а П. в совершении разбоя в отношении рабочих в автосервисе потерпевшего Х.;

Ю. в причинении ущерба К. хищением имущества на 7100 рублей путем мошенничества;

П. в незаконном хранении, ношении огнестрельного оружия.

Преступления совершены в 2000 году в городе Дюртюли Республики Башкортостан при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

Осужденные Д., П., Ф., К.Р. и Ю. в судебном заседании в предъявленном обвинении виновными себя не признали.

Ю. дал показания о том, что взял автомашину ВАЗ 2105 и запчасти с согласия у Х., затем перевез их к себе с помощью П., что у К. деньги и детали на ремонт своего автомобиля брал в долг. Не оспаривая, что на следствии давал другие показания, заявил, что подвергался избиениям и пыткам.

П. заявил, что угроз оружием в отношении работников автосервиса Х. не высказывал, имущество у него не вымогал, а у К. вообще не был, что изъятый при обыске револьвер ему подбросили работники милиции.

Д. утверждал также, что Х. имущество не вымогал, не угрожал, что потерпевший сам привез ему мебель, что запчасти из сервиса не похищал, что на следствии подвергался физическим пыткам, поэтому давал другие показания.

Ф. пояснил, что по просьбе С. в присутствии К.Р. вел переговоры с Г., чтобы он сохранил договор аренды со знакомой С., ему не угрожали, что об арендной плате он ничего не знает, что во время переговоров подъехала милиция, вызванная отцом Г., и они разъехались.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

адвокат Квавадзе Э.Г. в защиту осужденного К.Р., не оспаривая эпизод самоуправства связанный с завладением кухонным уголком, телевизионной подставкой и чаем в июле или августе 2000 года, излагает свое несогласие с приговором по другим обвинениям. Считает, что органами предварительного следствия и судом не выполнены требования ст. 20 УПК РСФСР о всестороннем полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела. Утверждает, что выводы суда по эпизоду обвинения, связанному с участием К.Р. в изъятии автомашины у Х., изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Ссылается на то, что Х. в заявлении от 18 января 2001 года об открытом хищении его имущества конкретно фамилию К.Р. не указывал, что последний приезжал в качестве шофера и вместе с Б. загружал в машину запчасти, что его подзащитный и не видел чтобы кто-либо угрожал потерпевшим. Ссылаясь на протокол очной ставки между Ю. и Б., утверждает, что К.Р. был в офисе только один раз. Просит по ст. 161 ч. 3 п. "б" УК РФ приговор в отношении К.Р. отменить и дело прекратить, а по ст. 330 ч. 2 УК РФ смягчить наказание;

осужденный Ю., не соглашаясь с выводами суда, указывает на то, что обвинительный приговор постановлен на основании показаний осужденных, потерпевших и свидетелей, данных на предварительном следствии при допросах с нарушением закона. Утверждает, что потерпевшие Х. и К. обратились к своим знакомым сотрудникам милиции, которые повели дело, как они им заказали. Считает, что поэтому Б. повторил следователю показания Х. Утверждает, что Б. допрашивали в присутствии Х., что ему пришлось в кабинете работника милиции написать расписку К., что вернет ему 12000 рублей. Обращает внимание на то, что материалы дела сфальсифицированы, что его ходатайства о восполнении следствия оставлялись без внимания. Ссылается на то, что в приговоре нет ответов на его показания о своей невиновности. Просит дело направить на новое расследование;

осужденный Д. излагает свое несогласие с приговором. Также утверждает, что не выполнены требования ст. 20 УПК РСФСР о всестороннем полном и объективном исследовании всех обстоятельств по делу, что его избивали при допросах и применяли другие недозволенные законом методы. Указывает, что обвинение сфабриковали оперативные работники милиции Ж., Ч., И. Ссылаясь на показания Б., Н., Ш., Р., Л., Х. в судебном заседании, утверждает, что на предварительном следствии протоколы их допросов были сфальсифицированы. Указывает, что Х. и Б. не представили документы, подтверждающие, что похищенное имущество состояло у них на балансе. Ссылается на невыполнение ряда норм УПК РСФСР, Конституции РФ и Международных Конвенций, гарантирующих права человеку и гражданину, в том числе и право на рассмотрение дела независимым судом. Утверждает, что к нему при допросах на предварительном следствии применяли запрещенные законом методы. Считает, что суд предвзято рассмотрел дело и постановил неправосудный приговор. Просит приговор отменить и дело прекратить;

осужденный Ф., не приводя доводы, просит приговор отменить и дело прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления по основаниям, изложенным в тексте "защитительной речи";

осужденный П. и адвокат Губарец П.В. указывают на незаконность обвинительного приговора. В обоснование доводов о незаконности приговора в жалобах содержатся ссылки на то, что следствие и судебное разбирательство проведены с обвинительным уклоном. Утверждают, что в начальной стадии предварительного следствия П. был предъявлен только один эпизод вымогательства в отношении Х., что револьвер, с применением которого якобы П. совершал преступления, ему подбросили работники милиции. Указывают, что П. подвергался пыткам, добиваясь от него признания в совершении разбойного нападения и хранении оружия. Анализируя доказательства, считают, что обыск, при производстве которого обнаружен револьвер у П., провели с нарушением закона, а отпечатки на нем объясняют вложением работниками милиции Ж. и Ч. револьвера ему в руки с применением насилия. Считают, что факт хищения имущества, принадлежащего Х., не установлен. Утверждают, что не установлен собственник запчастей, завладение которыми вменяют в вину осужденным. Считают, что следователь Е. предвзято расследовал дело и сфальсифицировал протоколы обыска, опознания Б. осужденного П. и другие материалы дела. Указывают, что в постановлении о привлечении П. в качестве обвиняемого исправлены п. "в" ч. 3 ст. 161 УК РФ и п. "г" ч. 3 ст. 163 УК РФ. Считают, что поскольку по обвинению в бандитизме П. оправдан, должен был быть оправдан и за самоуправство. Считают, что эпизод обвинения в самоуправстве при направлении дела в суд был сфальсифицирован. Указывают, что судом не приняты во внимание показания Ш. и В. и проигнорированы показания, данные в судебном заседании Б., Н., Р. и Л. Утверждают, что органами следствия нарушались права обвиняемых, а жалобы на нарушения, адресованные в различные инстанции, не были проверены надлежащим образом. Просят приговор отменить и дело прекратить.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, находит приговор в отношении Ю., Д., Ф., К.Р. и П. является законным и обоснованным по следующим основаниям.

Вывод суда первой инстанции о виновности Ю., Д., Ф., К.Р. и П. в совершении преступлений, за которые они осуждены, основан на имеющихся в материалах дела доказательствах, исследованных в судебном заседании всесторонне, полно и объективно.

В кассационных жалобах не оспаривается, что осужденные забрали две автомашины и другое имущество у Х., а также деньги и имущество у К., объясняя свои действия тем, что ценности передавались без принуждения, в виде возмещения долга или взаймы.

Доводы о том, что количество и размер стоимости имущества, изъятого из офиса в отсутствие Х., не установлены, что нет документальных данных о том, какое количество находилось на балансе, опровергаются показаниями потерпевших Х., Б. и других свидетелей.

Нельзя согласиться с доводами адвоката Губарец П.В. о том, что суд не вправе был оглашать показания, данные потерпевшими и свидетелями на предварительном следствии и основывать по ним свои выводы.

Согласно ст. ст. 276, 281 УПК РСФСР допускается оглашение показаний осужденного, потерпевшего и свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства, в том числе, в случаях существенных противоречий между ранее данными показаниями и показаниями в судебном заседании.

От показаний, данных на предварительном следствии, осужденные отказались, объясняя такой отказ применением к ним насилия и других методов, недозволенных законом.

Ходатайства о применении в отношении осужденных физического и психического насилия сотрудниками милиции проверялись, материалы которого приложены к уголовному делу, по результатам проверки принято процессуальное решение. Эти доводы проверены в судебном заседании и опровергаются материалами дела.

Нельзя согласиться с тем, что осужденные П., Д. и другие не знали о том, что имущество они забирают без согласия потерпевших, думали, что деньги у К. и Х. берут в долг с возвратом в последующем.

На предварительном следствии осужденные, постоянно изменяя свои показания, рассказывали об обстоятельствах совершения преступлений, которые в основном совпадали между собой, отрицая только применение насилия либо угроз насилием в отношении потерпевших Х., Г., К.

Ю. утверждал, что автомашину забирал с П. с согласия Х. в присутствии его дяди Б., а у К. деньги и детали для ремонта своего автомобиля брал в долг, но вернуть не смог.

П. подтвердил, что с Ю. нашли автомашину "Газель" с водителем по кличке "Вальтер", которую загрузили с помощью Б. и других принадлежащего Х. автомашину ВАЗ пятой модели и детали, утверждая, что револьвером никому не угрожал, что при обыске револьвер ему подбросили.

Д. утверждал, что лично он денег и вещей у Х. не вымогал, что у Т. состоялся разговор по поводу кухонной мебели в упаковке, который впоследствии потерпевший сам привез, что на автосервис потерпевшего не нападал и имущество не похищал.

Ф. подтвердил, что он по просьбе С. участвовал в разговоре с Г. по поводу аренды коммерческого киоска, утверждая, что никто потерпевшему не угрожал.

Показания и доводы осужденных о своей невиновности опровергаются показаниями потерпевшего Х., подробно рассказавшего, как у него по надуманным основаниям, путем вымогательства, Д., П., К.Р., Ю., А. и другие забрали автомашину ВАЗ-2108, кухонную стенку, подставку от телевизора и чай в июле - августе 2000 года. При нападении в его отсутствие на автосервис забрали автомашину ВАЗ 2105 и другое чужое имущество. При этом угрожали применением насилия. Со слов работников своего автосалона ему известно, что в его отсутствие приезжали Ю., П., Т. и другие лица, угрожали применением насилия, а П. наставлял оружие, угрожая "вышибить мозги". Его дядя Б. узнал К.Р., Ю., П., Д. и рассказал, что они приезжали в автосервис дважды, что вывезли различные детали на общую сумму 227470 рублей.

Эти показания на предварительном следствии потерпевший Б. подтвердил, а суд их исследовал в соответствии с законом и дал надлежащую оценку.

Потерпевший К. также подтвердил, что Ю. и П. неоднократно, открыто, путем мошенничества и вымогательства, завладели его имуществом на общую сумму 20070 рублей.

Потерпевший Г. подтвердил факт самоуправства с ним со стороны осужденных С. и Ф.

Свои показания Г. подтвердил на очных ставках с Ф. и С.

В соответствии со ст. ст. 276, 281 УПК РСФСР все показания, данные на предварительном следствии осужденными, потерпевшими и свидетелями, добытые с соблюдением требований закона, были тщательно исследованы в судебном заседании. Суд основал свои выводы о виновности осужденных на той их части, которая согласуется с проверенными в процессе рассмотрения дела другими доказательствами.

С согласия осужденных были исследованы в судебном заседании также показания не явившихся лиц по причинам, исключающим возможность их явки в суд, данные на предварительном следствии.

Доводы о том, что причины противоречий между отдельными доказательствами на предварительном следствии не выяснены, в судебном заседании также тщательно проверены и в приговоре мотивированно отвергнуты.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами адвоката Квавадзе Э.Г. о непричастности К.Р. к ограблению и вымогательству имущества у потерпевших, что он за ограбление признан виновным необоснованно.

Как указано выше, доводы о том, что П. не было известно о вымогательстве Ю. имущества у потерпевших, опровергаются последовательными показаниями на предварительном следствии и в судебном заседании потерпевших Х., К., которые согласуются с другими доказательствами.

В приговоре в обоснование вывода о виновности осужденных в завладении чужим имуществом приведен еще ряд доказательств, в частности показания В.Р., Я.З., К.Р.Р., Я.Р. и других, надлежащим образом исследованных в судебном заседании.

Нельзя согласиться и с тем, что показаниям, данным на предварительном следствии свидетелями, судом дана неправильная оценка.

Судебная коллегия также не может согласиться и с тем, что о применении к осужденным недозволенных законом методов при допросах повлияло на достоверность их показаний и на постановление законного и обоснованного приговора.

Как видно из материалов дела, на предварительном следствии показания, касающиеся совершенных преступлений, осужденные давали неоднократно, каждому из них разъяснялись права подозреваемого и обвиняемого, при этом какие-либо жалобы о применении к ним незаконных методов ведения следствия они и их защитники не представляли. Когда такие ходатайства были заявлены, то они были тщательно проверены и по материалам проверки приняты процессуальные решения, которыми установлено, что противозаконных действий со стороны работников милиции не допущено.

Как усматривается из материалов дела, заявления о применении к осужденным недозволенных законом методов были тщательно проверены, как на предварительном следствии, так и в судебном заседании, и были опровергнуты.

Более того, они еще на предварительном следствии стали изменять свои показания, что свидетельствует об отсутствии давления, которое могло бы заставить их давать ложные показания.

Обстоятельствам получения объяснений и показаний у осужденных, потерпевших и свидетелей, неоднократному изменению их, дана соответствующая оценка в приговоре.

Не соответствуют материалам дела и доводы о неполноте предварительного и судебного следствия, о неправильной оценке фактических данных, данной как органами расследования, так и судом.

Что же касается содержащихся в кассационных жалобах доводов о том, что нарушено право осужденных на защиту, нормы Конституции Российской Федерации, уголовного и уголовно-процессуального законодательства, то они не основаны на материалах дела и действующем законе.

Как видно из протоколов допросов осужденных, им каждый раз разъяснялись их права, содержащиеся в УПК РСФСР, Конституции Российской Федерации и в других нормативных актах, данные, ставящие под сомнение реальное обеспечение права осужденных на защиту, в материалах дела отсутствуют.

Нельзя согласится и с тем, что П. осужден по обвинению, которое ему не предъявлялось, что в постановлении о привлечении его в качестве обвиняемого (л.д. 106 - 110 2 том) после окончания расследования внесены изменения, влекущие отмену приговора. Действительно в постановлении имеются чернильные пометки неизвестного происхождения, однако по ст. 161 ч. 3 УК РФ, где имеются исправления пунктов, осужденные оправданы, а предъявленное по ч. 3 ст. 163 УК РФ обвинение переквалифицировано на ч. 2 ст. 163 УК РФ, чем улучшено положение П.

Таким образом, доводы кассационных жалоб осужденных Д., П., Ф., Ю. и адвокатов Квавадзе Э.Г. в защиту К.Р., Губарца П.В. в защиту П. Судебная коллегия находит несостоятельными по изложенным выше основаниям.

Органами следствия при производстве предварительного расследования и судом при рассмотрении дела в судебном заседании каких-либо нарушений УПК РСФСР, влекущих отмену приговора или могущих повлиять на постановление законного и обоснованного приговора, допущено не было, дело расследовано и рассмотрено всесторонне, полно и объективно.

Анализ доказательств, имеющихся в материалах дела, свидетельствует о том, что суд правильно установил фактические обстоятельства дела, касающиеся совершенных преступлений, самих осужденных и правильно квалифицировал их действия.

Оснований для иной квалификации их действий Судебная коллегия не усматривает.

Наказание Д., П., Ф., Ю. и К.Р. назначено с учетом общественной опасности содеянного, всех обстоятельств дела и данных о его личности и является справедливым. Оснований для смягчения, как об этом просят в кассационных жалобах, Судебная коллегия не находит.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 26 ноября 2001 года в отношении Д., П., Ю., К.Р., Ф. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"