||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 июня 2002 г. N 45-о01-261

 

Председательствующий: Шадрин А.А.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе:

председательствующего - Каримова М.А.

судей - Рудакова С.В. и Сергеева А.А.

рассмотрела в судебном заседании от 24 июня 2002 года дело по кассационным жалобам адвокатов Канюкова А.Д., Вахновской Н.Б., Пельвицкого В.Ф., Ширяева В.М., Уфимцева А.Б., осужденных А., Г., З., К., К.Н., Р., С., К.М. на приговор Свердловского областного суда от 28 декабря 2000 года, которым

А. <...>, -

осужден по ст. 102 п. п. "е", "н" УК РСФСР к 13 годам лишения свободы, по ст. 212-1 ч. 3 УК РСФСР к 5 годам лишения свободы, на основании ст. 40 ч. 1 УК РСФСР по совокупности преступлений к тринадцати годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

По ст. ст. 77, 15 - 102 п. п. "д", "е", "и", "н", 17 - 102 п. п. "д", "е", "и", "н" УК РСФСР А. оправдан за недоказанностью участия в преступлениях.

Г. <...>, -

осужден по ст. 102 п. п. "з", "н" УК РСФСР к 15 годам лишения свободы, по ст. ст. 17 ч. 6 - 102 п. "и" УК РСФСР к 8 годам лишения свободы, по ст. 209 ч. 2 УК РФ к 10 годам лишения свободы, по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по совокупности преступлений, на основании ст. 40 ч. 1 УК РСФСР к пятнадцати годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

По ст. ст. 149 ч. 2, 117 ч. 3 УК РСФСР Г. оправдан за недоказанностью участия в преступлениях.

З., <...>, -

осужден по ст. 103 УК РСФСР к восьми годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

По ст. ст. 77, 117 ч. 3 УК РСФСР З. оправдан за недоказанностью участия в преступлениях.

К., <...>, -

осужден по ст. 102 п. п. "з", "и", "н" УК РСФСР к 15 годам лишения свободы, по ст. ст. 17 ч. 6 - 102 п. п. "и", "н" УК РСФСР к 8 годам лишения свободы, по ст. 209 ч. 2 УК РФ к 10 годам лишения свободы, на основании ст. 40 ч. 1 УК РСФСР по совокупности преступлений к пятнадцати годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

По ст. 149 ч. 2 УК РСФСР К. оправдан за недоказанностью участия в преступлении.

К.Н., <...>, -

осужден по ст. 102 п. п. "г", "е" УК РСФСР к 12 годам лишения свободы, по ст. 17 ч. 6 - 102 п. п. "и", "н" УК РСФСР к 8 годам лишения свободы, по ст. 209 ч. 2 УК РФ к 7 годам лишения свободы, на основании ст. 40 ч. 1 УК РСФСР по совокупности преступлений к двенадцати годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Р., <...>, -

осужден по ст. 102 п. п. "з", "н" УК РСФСР к 13 годам лишения свободы, по ст. 209 ч. 2 УК РФ к 8 годам лишения свободы, на основании ст. 40 ч. 1 УК РСФСР по совокупности преступлений к тринадцати годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

По ст. 167 ч. 2 УК РФ Р. оправдан за недоказанностью участия в преступлениях.

С., <...>, -

осужден по ст. 102 п. п. "г", "е", "н" УК РСФСР к 13 годам лишения свободы, по ст. 209 ч. 2 УК РФ к 10 годам лишения свободы, на основании ст. 40 ч. 1 УК РСФСР по совокупности преступлений к тринадцати годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

По ст. ст. 146 ч. 2 п. п. "а", "б", 212-1 ч. 3, 15 ч. 1, 2 - 102 п. п. "д", "е", "и", "н", 149 ч. 2 УК РСФСР С. оправдан за недоказанностью участия в совершении преступлений, а по ст. 117 ч. 3 УК РСФСР в связи с неустановлением события преступления.

К.М. <...>, -

осужден по ст. 102 п. п. "з", "и", "н" УК РСФСР к 14 годам лишения свободы, по ст. 209 ч. 2 УК РФ к 9 годам лишения свободы, на основании ст. 40 ч. 1 УК РСФСР по совокупности преступлений к четырнадцати годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

П., <...>, -

осужден по ст. 102 п. п. "г", "е", "з", "и", "н" УК РСФСР к 15 годам лишения свободы, по ст. ст. 17 ч. ч. 4, 6 - 102 п. "и" УК РСФСР к 12 годам лишения свободы, по ст. 212-1 ч. 3 УК РСФСР (в редакции от 20 октября 1992 года) к 5 годам лишения свободы, по ст. 209 ч. 2 УК РФ к 12 годам лишения свободы, по ст. 167 ч. 2 УК РФ к 4 годам лишения свободы, по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 3 годам лишения свободы, по ст. ст. 30 ч. 3 - 222 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы, на основании ст. 40 ч. 1 УК РСФСР по совокупности преступлений к пятнадцати годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

По ст. ст. 15 ч. 1 - 102 п. п. "д", "е", "и", "н", 117 ч. ч. 2, 3 УК РСФСР П. оправдан за недоказанностью участия в преступлениях.

Дело в отношении П. рассматривается в порядке ст. 332 УПК РСФСР.

По делу осуждены также И. по ст. ст. 17 ч. 6 - 102 п. "н" УК РСФСР, У. по ст. ст. 17 ч. 6 - 103 УК РСФСР, а Т. оправдан по ст. ст. 15 ч. 2 - 218 ч. 1, 218 ч. 1 УК РСФСР за недоказанностью участия в преступлениях.

Приговор в отношении И., У., Т. не обжалован и не опротестован.

Заслушав доклад судьи Рудакова С.В., объяснения осужденных Р., А., К.М., адвоката Уфимцева, поддержавших доводы жалоб, заключение прокурора Ерохина И.И., полагавшего приговор в части осуждения П. и Г. по ст. ст. 222 ч. 1, 167 ч. 2, 30 ч. 3 - 222 ч. 1 УК РФ отменить, дело прекратить за истечением давности, в остальном приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Г., К., К.Н., П., Р., С., К.М. признаны виновными и осуждены за участие в банде и совершаемых ею нападениях.

Помимо этого, по делу признаны виновными и осуждены: А. и П. за убийство А.И., 1946 года рождения, совершенное по предварительному сговору группой лиц, с целью облегчить и скрыть завладение автомашиной, за угон автомашины потерпевшего.

С., П., К.Н. за убийство М., 1965 года рождения, совершенное с особой жестокостью, с целью скрыть другое преступление, С. и П. по предварительному сговору группой лиц, П., будучи лицом, ранее совершившим умышленное убийство.

П. и К. за убийство С.Т., 1973 года рождения, совершенное по предварительному сговору группой лиц, П., будучи лицом, ранее совершившим умышленное убийство.

К.М. за убийство Г.А., 1968 года рождения, совершенное по предварительному сговору группой лиц, при пособничестве К.Н. и К.

Р., П., К., Г., К.М. за убийство Л., 1955 года рождения, У.А., 1957 года рождения, Ф., 1970 года рождения, совершенное по предварительному сговору группой лиц, К., П., К.М., будучи лицами, ранее совершившими умышленное убийство, а П. также за уничтожение чужого имущества путем поджога, причинившее значительный ущерб.

З. при руководстве и пособничестве П., при пособничестве У. и Г., за убийство К.Е., 1973 года рождения.

П. и Г. за незаконное ношение и хранение огнестрельного оружия и боеприпасов, П. за покушение на сбыт огнестрельного оружия.

Преступления совершены при обстоятельствах, указанных в приговоре суда.

В судебном заседании А., Г., З., К., К.Н., П., Р., С., К.М. виновными себя не признали.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

адвокат Пельвицкий в защиту К. просит приговор отменить, в силу его необоснованности и незаконности.

Адвокат Канюков просит приговор изменить, переквалифицировать действия Р. на ст. 316 УК РФ и освободить его от наказания за истечением срока давности. В обоснование этого утверждается, что Р. участия в убийстве не принимал, а лишь проехал с другими к месту уничтожения трупов Л., У.А., Ф. Суд в достаточной степени не оценил все доказательства по делу.

Адвокат Вахновская просит приговор в отношении Г. отменить, дело прекратить в части осуждения подзащитного за убийства и бандитизм. По факту незаконного ношения и хранения оружия защитник просит освободить Г. от наказания в силу акта амнистии. В обоснование этого защитник утверждает, что у Г. не было мотива для убийства трех лиц. За инсценировку убийства Г. не подлежит уголовной ответственности. В убийстве К.Е. Г. пособничества не оказывал. В действиях Г. нет признаков бандитизма, не доказано само существование банды.

Адвокаты Ширяев и Уфимцев просят приговор в отношении С. по ст. ст. 102 п. п. "г", "е", "н" УК РСФСР, 209 ч. 2 УК РФ отменить, дело производством прекратить. Утверждается, что на момент убийства М. алиби С. не опровергнуто. Доказательства вины С. добыты с нарушением закона. З.М. оговорил С. При постановлении приговора в отношении С. судом нарушены требования ст. 254 УПК РСФСР, право С. на защиту. По факту участия в банде дело в отношении С. также подлежит прекращению.

Осужденный Г. утверждает, что с приговором не согласен. В ходе следствия к нему применялись недозволенные методы, в результате чего он оговорил себя. Л. убит не был, была инсценировка его убийства. Свидетели видели впоследствии Л. живым. Показания С.С. и Ф.А. не могут быть приняты во внимание в силу их противоречивости. Далее Г. утверждает, что у него не было мотива для убийства К.Е., пособничества в этом он не оказывал, хотя явился невольным очевидцем убийства. Квалификация его действий по ст. 209 ч. 2 УК РФ не нашла своего подтверждения. Он просит оправдать его и разобраться в деле.

Осужденный З. считает, что суд неполно исследовал обстоятельства дела и данные, касающиеся его личности. Он просит приговор изменить, назначить ему более мягкое наказание. З. утверждает, что в уголовном деле не отражен факт содержания его под стражей с 11 января 1995 года по 16 октября 1995 года. Доказательства, положенные в основу обвинения его в убийстве, юридической силы не имеют.

Осужденный Р. утверждает, что его арестовали 26 мая 1997 года, а не 26 июня 1997 года, как указано в приговоре. Он просит приговор изменить, переквалифицировать его действия на ст. 316 УК РФ и освободить от наказания за истечением сроков давности. Также Р. утверждает о том, что в полном объеме не был ознакомлен с материалами дела. Сговора и плана по убийству Л., У.А., Ф. не было. У него во время событий в сауне не было оружия. Доказательства по делу сфальсифицированы. При назначении наказания суд не учел данные о его личности, а также семейное положение.

Осужденный К.Н. утверждает о том, что суд неверно оценил обстоятельства происшедшего, мотивы и цели его поведения, неверно квалифицировал содеянное им. Он просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение. Суд неверно квалифицировал его действия, как совершенные с особой жестокостью, с целью скрыть другое преступление. Повода для убийства М. у него не было. Утверждение в приговоре о том, что он производил выстрелы в потерпевшего, необоснованно. В основу его обвинения положены доказательства, полученные с нарушением закона. К.Н. также утверждает о том, что в планы убийства Г.А. он посвящен не был, не знал того, что Г.А. везут в лес для убийства. Пособничества в убийстве в его действиях нет. Он работал личным водителем Л., не знал и не предполагал о его преступных намерениях. Следовательно, участником банды он не был, оружия не имел и не знал о его наличии у других лиц.

Осужденный К.М. утверждает, что не был ознакомлен со всеми материалами дела, чем существенно нарушены его права. Что касается убийства Г.А., то он ничего не знал и не мог знать о планах Л. Убийство Г.А. он не совершал. Факт глумления над трупом Г.А. он признает и раскаивается в этом. Убийство трех лиц он также не совершал. Где находятся Л., Ф., У.А. он не знает, но Л. говорил ему о возможности провести инсценировку. Показания С.С. противоречивы и не могут быть положены в основу обвинения.

К.М. утверждает также, что нарушено его право на защиту. Суд не посчитал нужным заменить ему адвоката, от услуг которого он отказывался. К.М. просит учесть все доводы его жалоб и принять правильное решение.

Осужденный А. утверждает, что приговор не соответствует тем доказательствам, которые были представлены предварительным следствием. В основу его обвинения положены доказательства, не исследованные в суде. Показания К.Н., П., У. не подтверждают факт его вины. Не проверена версия о том, что в убийстве участвовал С.Н. Что касается его собственных показаний в ходе следствия, то он, А., оговорил себя. Другие его показания получены с нарушением закона.

Осужденный К. утверждает, что на предварительном следствии и в суде нарушено его право на защиту. Обстоятельства дела исследованы неполно, что существенно повлияло на приговор. Дело рассмотрено с обвинительным уклоном. С приговором он не согласен.

Осужденный С. просит приговор отменить, дело прекратить в связи с односторонностью и неполнотой исследования обстоятельств дела, существенным нарушением уголовно-процессуального закона. Со ссылкой на материалы дела С. утверждает о своей непричастности к убийству М., а К.Н. и З.М. его оговорили. Необоснованно отклонены его ходатайства о вызове дополнительных свидетелей, которые подтвердили бы его непричастность к убийству. Выводы суда по эпизоду убийства М. не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании. Как отмечает С., мотива для убийства потерпевшего у него не было, между ними были добрые отношения. Показания З.М. опровергаются выводами экспертизы о том, что следов близкого выстрела в области повреждений на одежде М. не имеется. С. утверждает, что не опровергнуто его алиби на момент убийства М., при этом судом нарушены требования ст. 254 УПК РСФСР. Суд не учел обстоятельств фальсификации материалов уголовного дела по эпизоду убийства М., постановив приговор на доказательствах, полученных с нарушением закона и предположениях. Участия в банде он не принимал и ничего не знал о каких-либо преступлениях.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, судебная коллегия приходит к выводу о том, что приговор в части осуждения П. по ст. ст. 167 ч. 2, 222 ч. 1, 30 ч. 3 - 222 ч. 1, Г. по ст. 222 ч. 1 УК РФ подлежит отмене, а дело прекращению. Этот же приговор в отношении К.М., К., Р., Г. подлежит изменению по нижеследующим основаниям.

Что касается С., З., А., К.Н., то в отношении них оснований для отмены или изменения приговора не имеется.

Как следует из приговора, П. преступления, предусмотренные ст. ст. 167 ч. 2, 222 ч. 1, 30 ч. 3 - 222 ч. 1 УК РФ Г. преступление, предусмотренное ст. 222 ч. 1 УК РФ, совершили в апреле - июле 1995 года.

Эти преступления относятся к категории средней тяжести. Со дня их совершения и до момента вступления приговора в законную силу истекли сроки давности, предусмотренные ст. 78 УК РФ.

При таких обстоятельствах приговор в отношении П. и Г. в части совершения ими преступлений, указанных выше, подлежит отмене, а дело прекращению за истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности.

К.М. в судебном заседании не отрицал, что в лесу по указанию Л. совершил убийство Г.А.

О мотиве этого убийства свидетельствуют показания К.Н., полученные с соблюдением требований закона и признанные судом достоверными, о том, что Л. после того, как Г.А. привезли в лес, стал высказывать претензии, что Г.А. присвоил деньги, выданные ему на покупку оружия. После того, как К.М. совершил убийство Г.А., тот же К.М. и К. раздели труп Г.А. и оттащили в яму.

Доводы жалоб о том, что К. и К.Н. не были посвящены в планы Л., пособничества в убийстве не оказывали, судебная коллегия находит несостоятельными.

Как следует из показаний К.Н., К., У.Л, приведенных в приговоре, убийству Г.А. предшествовала подготовка.

При таких обстоятельствах действия К.Н. и К. по доставке потерпевшего к месту его убийства, участие К. в сокрытии трупа, перевозка снятой с трупа одежды для ее последующего уничтожения судом обоснованно признаны пособничеством в убийстве.

Правовая оценка действий К.Н. и К. по ст. ст. 17 ч. 6 - 102 п. п. "и", "н" УК РСФСР является правильной. Такая квалификация обусловлена тем, что ранее К.Н. и К. были соучастниками умышленных убийств.

Правовая оценка действий К.М. по ст. 102 п. "н" УК РСФСР также правильна.

Из показаний А., полученных с соблюдением требований закона видно, что убийство А.И. с целью угона автомашины совершено им и П. по заданию Л. С этой целью Л. передал А. винчестер. В автомашине потерпевшего П. набросил на шею А.И. удавку, а А. выстрелил в А.И. из ружья. После этого П. вытащил труп водителя из машины и забросал снегом. Затем А. и П. приехали на автомашине к Широкореченскому кладбищу. Утром угнанная машина была передана ими Л.

Как показывал А., машина, которую они угнали, нужна была для лжепокушения на командира ОМОНА.

В ходе предварительного следствия П., подтверждая свое участие в убийстве А.И., показывал о том, что душил водителя веревкой. А.И. был убит выстрелом из ружья. Машину, которую они перегнали к кладбищу, нужна была для Л.

Приведенные доказательства получены с соблюдением требований закона, согласуются между собой, подтверждаются совокупностью других доказательств по делу и поэтому обоснованно положены судом в основу обвинения А., а также П.

У. в ходе предварительного следствия собственноручно написал, что со слов П. ему известно, что тот вместе с "Авророй" совершили убийство, используя винчестер. При этом в судебном заседании А. подтвердил, что у радиостанции на его машине был позывной "Аврора".

У У. было изъято ружье 12 калибра N 20578С.

У. подтвердил тот факт, что при убийстве А.И. использовался именно этот винчестер.

По заключению судебно-медицинского эксперта, смерть А.И. наступила в результате огнестрельного дробового ранения живота. На шее трупа обнаружена прижизненная странгуляционная борозда.

При осмотре автомашины ВАЗ-2106 N <...> на водительском сиденье обнаружены пятна крови, которая могла принадлежать А.И.

Приведенные доказательства опровергают доводы А. о причастности к убийству другого лица, о самооговоре А..

Поскольку П. и А. по предварительному сговору группой лиц совершили убийство А.И. с целью облегчить завладение его автомашиной и одновременно, с целью скрыть это преступление, а затем совершили угон автомашины, то суд правильно квалифицировал их действия по ст. ст. 102 п. п. "е", "н", 212-1 ч. 3 (в редакции 1992 года) УК РСФСР.

Доводы жалоб о том, что К.Н., С. не имели мотива к убийству М., об оговоре С., судебная коллегия находит несостоятельными.

Мотив убийства - с целью сокрытия другого преступления (убийства А.И. и угона его автомашины) подтверждается показаниями К.Н. в ходе предварительного следствия, а также показаниями З.М. об убийстве М. за его предательство.

В ходе судебного разбирательства свидетель З.М. дал подробные показания не только о мотиве убийства М., но и об обстоятельствах этого преступления, а также в отношении участвовавших в убийстве лиц.

Из показаний З.М. видно, что в конце февраля 1994 года в лес Б. и С. привезли М. на автомашине УАЗ. Как говорил Б., в машине С. ударил М. пистолетом по голове. Связанного М. вытащили из машины и привели в чувство. Б., Л., П. стали предъявлять претензии М., обвиняя в предательстве. Л. и П. отрезали М. по уху. После этого в М. стали стрелять из пистолета Л., Б., К.Н., П. и С. Когда М. зашевелился, то С. подошел к нему, достал пистолет и два - три раза выстрелил в М. Труп М. после убийства сбросили в ручей.

Доводы жалоб об оговоре С. со стороны З.М. несостоятельны.

Из показаний К.Н. и П. при допросе их в качестве обвиняемых с участием их защитников следует, что С. принял непосредственное участие в убийстве М., стреляя в него из пистолета.

Как показывал К.Н., М. узнал об убийстве водителя автомашины ВАЗ-2106 и мог "проболтаться". Б., С., Л. испугались этого и решили убить М.

К.Н. не отрицает, что тоже стрелял в М. П. показывал о том, что стреляли в М. все присутствовавшие, в том числе и К.Н.

Приведенные данные получены с соблюдением требований закона и доводы жалоб о недопустимости этих доказательств не могут быть приняты во внимание.

З.М. показал также о том, что после всего случившегося из г. Невьянска его увез в г. Екатеринбург водитель по кличке "Береза".

В судебном заседании свидетель С.Ю. подтвердил свои показания в ходе следствия о том, что в конце февраля 1994 года по указанию С. подъехал к частному дому на окраине г. Невьянска, а затем отвез в г. Екатеринбург З.М.

Эти данные в совокупности с показаниями З.М., К.Н., П. опровергают алиби С. по факту убийства М.

Из показаний К.Н., П., З.М. усматривается, что убийство М. было совершено в конце февраля - начале марта 1994 года. При таких обстоятельствах вывод суда о том, что убийство М. было совершено в конце февраля 1994 года, не противоречит требованиям ст. 254 УПК РСФСР, поскольку сделан на основе доказательств, имеющихся в материалах дела.

По заключению судебно-медицинской экспертизы, смерть М. могла наступить в результате огнестрельных ранений с повреждением головного мозга, сердца, легких, печени, образовавшихся в результате 6 - 8 выстрелов.

Поскольку перед лишением М. жизни соучастники, действуя с умыслом на убийство, издевались над ним (отрезали оба уха), причиняя особые страдания, то суд правильно пришел к выводу о наличии особой жестокости в действиях С., К.Н., а также П.

О предварительном сговоре на убийство М., как верно установил суд, свидетельствует подготовка убийства, подыскание места убийства и сокрытия трупа, приготовление орудий убийства, согласованный характер действий двух групп соучастников преступления.

Правовая оценка действий С. по ст. 102 п. п. "г", "е", "н" УК РСФСР, К.Н. по ст. 102 п. п. "г", "е" УК РСФСР, П. по ст. 102 п. п. "г", "е", "н", "и" УК РСФСР является правильной.

О наличии у К. и П. предварительного сговора на убийство С.Т. свидетельствуют показания И. в ходе следствия, которые он давал с участием защитника.

Из показаний И. следует, что Л. сказал ему, П., К. о необходимости убить С.Т., так как она украла деньги и какие-то документы. Он, П., К. вышли из дома и сели в машину. Когда пришла С.Т., П. посадил ее в машину. В лесу они остановились. К. сразу ударил С.Т. кулаком по лицу, а П. стал наносить ей удары ножом. После убийства П. и К. оттащили труп дальше в лес и забросали снегом, а П. затем сжег ее вещи.

Об указании Л. совершить убийство С.Т. показывал и П. в ходе следствия при допросе с участием адвоката.

По показаниям П., убийство С.Т. было совершено им и К. в лесу. После этого К. доложил Л., что все исполнено.

Факт совершения К. и П. убийства С.Т. подтверждается также показаниями К.Н., свидетеля У.В.

Как показал К.Н., при разговоре с Л. К. сказал, что ударил С.Т. и она сразу же отключилась.

О распределении ролей при убийстве между П. и К. свидетельствуют показания И. о том, что когда они приехали в лес, то П. предложил К. ударить С.Т., а затем он сделал свое дело.

По заключению судебно-медицинского эксперта, смерть С.Т. наступила в результате множественных проникающих колото-резаных ранений грудной клетки с повреждением сердца и легких.

На основе приведенных данных суд обоснованно пришел к выводу о том, что П. и К. по предварительному сговору группой лиц совершили убийство С.Т.

Правовая оценка действий П. и К. по ст. 102 п. "н" УК РСФСР, а П. также по п. "и" ст. 102 УК РСФСР является правильной.

Доказательства, положенные в основу обвинения К., получены с соблюдением требований закона и сомнений не вызывают.

Доводы жалоб о том, что Г., Р., К.М. не совершали убийство Л., У.А., о том, что имела место инсценировка убийства, судебная коллегия находит несостоятельными.

В судебном заседании свидетели С.С., Ф.А., явившиеся очевидцами убийства, показали, что в сауне К., Р., Г., К.М. выстрелами из автоматов и пистолетов совершили убийство Л. и У.А. Трупы потерпевших положили в автомашину "Нива" и вывезли, а в сауне был наведен порядок.

Показания указанных свидетелей полностью согласуются с другими доказательствами по делу.

Из показаний К. и П., полученных с соблюдением требований закона, следует, что они, а также Г. и Р. находились в спортзале. Приехавший К.М. сообщил, что разыскиваемый ими Л. находится в сауне Невьянского кирпичного завода. Все четверо они вооружились двумя автоматами и двумя пистолетами. Когда они подошли к сауне, то согласно договоренности, К.М. открыл им дверь, сказав, что Л. и У.А. в парилке. Как показали К. и П., в убийстве потерпевших принимали участие, кроме них, Р., Г., К.М., стреляя в Л. и У.А. из пистолетов и автоматов.

Из показаний К. также следует, что после убийства трупы на машине были вывезены в лес, где П. застрелил Ф. и сжег машину.

В судебном заседании П. не отрицал, что участвовал в убийстве всех трех потерпевших.

О мотиве действий осужденных, который установил суд, свидетельствуют показания К., полученные с соблюдением требований закона.

На основе приведенных, а также других, изложенных в приговоре доказательств, суд обоснованно пришел к выводу о том, что К., П., К.М., Р., Г. по предварительному сговору группой лиц совершили убийство Л. и У.А., действуя совместно и согласованно, с единым умыслом на убийство указанных лиц.

Вместе с тем, на основе имеющихся в деле доказательств, судом установлено, что лицо, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, в июле 1994 года, полагая, что Л. присваивает денежные суммы, выделяемые на финансирование Н. Тагильского филиала АО "Новая Гильдия", принимает решение об убийстве Л. Далее судом установлено, что К., П., Г., Р. и К.М., получив задание на убийство Л., обсудили план убийства.

Эти данные свидетельствуют о том, что предварительной договоренности на убийство Ф. указанные выше лица не имели.

Более того, как установил суд, К., К.М., Р., Г. каких-либо действий, направленных на лишение жизни Ф., не совершали, а это убийство совершил П. с целью сокрытия убийства Л. и У.А.

При таких обстоятельствах из обвинения К., К.М., Р., Г. следует исключить убийство Ф.

Что касается П., то суд правильно квалифицировал его действия по ст. ст. 102 п. п. "з", "н", "и" УК РСФСР, ст. 167 ч. 2 УК РФ.

По заключению судебно-медицинской экспертизы, костные останки, обнаруженные в сгоревшей автомашине, могли принадлежать трем лицам: Ф., Л., У.А.

Среди предметов, обнаруженных в сгоревшей машине, потерпевшие опознали предметы, вещи, принадлежавшие Л., Ф., У.А. С.С. показал, что он видел на теле Л. следы от выстрелов.

С учетом эти данных, а также доказательств, приведенных выше, суд обоснованно отверг версию об инсценировке убийства.

В ходе судебного разбирательства, давая показания относительно обстоятельств убийства К.Е., З. не отрицал, что П. в лесу потребовал задушить К.Е. Не отрицал З. и того, что он принимал участие в убийстве К.Е., в сокрытии трупа.

Из показаний Г. в ходе предварительного следствия, полученных с соблюдением требований закона, следует, что в лесу П. расспрашивал К.Е., где находятся деньги и оружие, принадлежащие Л., а У. и З. отправил к машине за лопатой и бензином. Потом З. накинул на шею К.Е. веревку и по команде П. задушил ее.

О мотиве убийства К.Е. свидетельствуют не только показания Г., но и показания З. о том, что П. расспрашивал К.Е. о деньгах и ценностях Л., говорил если она не расскажет, то из леса не уедет.

Доводы жалоб о том, что Г. не оказывал пособничества в убийстве К.Е., судебная коллегия находит несостоятельными.

Как установил суд, пособничество Г. в убийстве потерпевшей выразилось в том, что Г. участвовал в допросе К.Е. с угрозами ей убийством за отказ предоставить нужные им сведения, участвовал в сокрытии трупа и одежды.

Эти данные подтверждаются показаниями У., З.

В частности, из показаний З. при допросе в качестве подозреваемого с участием адвоката, на которые есть ссылка в приговоре, следует, что в лесу П. говорил К.Е., что Л. давно нет в живых, она должна понимать зачем ее привезли в лес.

Г. находился в это время рядом с К.Е., говорил, чтобы она все рассказала. П. угрожал убийством. Г. также спрашивал, где находятся деньги и квартиры Л. Г. держал К.Е. на веревке, накинутой на шею. После этого К.Е. была убита, в сокрытии трупа и одежды участвовали все.

Таким образом, на основе доказательств, полученных с соблюдением требований закона, суд обоснованно пришел к выводу о том, что З. совершил убийство К.Е., а П. руководил и совместно с Г. оказал пособничество в убийстве К.Е.

Правовая оценка действий З. по ст. 103 УК РСФСР, П. по ст. ст. 17 ч. ч. 4, 6 - 102 п. "и" УК РСФСР, Г. по ст. 17 ч. 6 - 102 п. "и" УК РСФСР является правильной.

Все осужденные отрицают не только свое участие в банде, но и сам факт наличия банды.

Между тем, суд правильно квалифицировал действия Г., К., К.Н., П., Р., С., К.М. по ст. 209 ч. 2 УК РФ, как участие в банде и совершаемых ею нападениях.

Приведенными в приговоре доказательствами установлено, что на базе службы безопасности АО "Новая Гильдия" из сотрудников этой и других служб была организована устойчивая вооруженная группа (банда), ставящая своей целью нападение на отдельных лиц.

Вооруженность банды подтверждается не только использованием при совершении убийств автоматов и пистолетов, но и показаниями свидетелей Ч. и Л.В. о перевозке в ноябре 1993 года из г. Ижевска в г. Н. Тагил от Г.А. к Л. не менее пяти автоматов Калашникова.

Об устойчивости банды свидетельствует стабильность ее состава, тесная взаимосвязь между ее членами, согласованность действий, длительность существования и количество совершенных преступлений. При этом каждый член банды участвовал не менее чем в двух эпизодах убийств.

Что касается С. и Р., то они участвовали, каждый из них, в тщательно подготовленных убийствах, сознавая, что принимают участие в преступлении, совершаемой бандой.

Доводы жалоб о фальсификации доказательств, о незаконных методах ведения следствия несостоятельны.

Ряд протоколов следственных действий подписал не следователь Б.Т., их проводивший, а следователь Я., возглавлявший следственную группу.

Сам по себе этот факт не может быть признан существенным, нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим отмену приговора. Помимо этого в материалах дела содержится и в приговоре приведены другие достаточные и допустимые доказательства, свидетельствующие о виновности осужденных.

Как видно из материалов дела, К.М. и его защитнику были представлены для ознакомления все материалы.

Как К.М., так и защитник с материалами дела были ознакомлены полностью.

При таких обстоятельствах нет оснований полагать, что следственными органами нарушены требования ст. 201 УПК РСФСР. Право К.М., а также К. на защиту в ходе следствия и судебного разбирательства нарушено не было.

Что касается Р., то действия следователя при ознакомлении Р. с материалами дела полностью соответствуют положениям ст. 201 УПК РСФСР. Права Р. нарушены не были.

Назначенное А., Г., З., К., К.Н., П., Р., С., К.М. наказание соразмерно содеянному ими и данным, характеризующим их личности.

Несмотря на внесенные в приговор изменения, уменьшение объема обвинения, судебная коллегия не находит оснований для смягчения наказания кому-либо из осужденных.

Начало срока отбытия наказания всем осужденным исчислено правильно.

В частности, из материалов дела (т. 14 л.д. 5, т. 16 л.д. 70, т. 23 л.д. 37) видно, что срок отбытия наказания С. должен исчисляться с 11 марта 1995 года, Р. с 26 июня 1997 года, З. с 9 ноября 1995 года. Оснований к изменению приговора в данной части не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Свердловского областного суда от 28 декабря 2000 года в отношении П. в части осуждения по ст. ст. 167 ч. 2, 222 ч. 1, 30 ч. 3 - 222 ч. 1 УК РФ, в отношении Г. в части осуждения по ст. 222 ч. 1 УК РФ отменить, дело прекратить на основании ст. 5 ч. 1 п. 3 УПК РСФСР, ст. 78 УК РФ за истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности.

Этот же приговор в отношении К.М., К., Р., Г. изменить, исключить из осуждения К., К.М. по ст. 102 п. п. "з", "н", "и" УК РСФСР, Р., Г. по ст. 102 п. п. "з", "н" УК РСФСР совершение ими убийства Ф.

На основании ст. 40 ч. 1 УК РСФСР назначить наказание: П. по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 102 п. п. "г", "е", "з", "и", "н", ст. ст. 17 ч. ч. 4, 6 - 102 п. "и", 212-1 ч. 3 УК РСФСР, ст. 209 ч. 2 УК РФ пятнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Г. по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 102 п. п. "з", "н", 17 ч. 6 - 102 п. "и" УК РСФСР, ст. 209 ч. 2 УК РФ пятнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

В остальном приговор в отношении П., Г., К.М., К., Р., и тот же приговор в отношении С., З., А., К.Н. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

Председательствующий

КАРИМОВ М.А.

 

Судьи

РУДАКОВ С.В.

СЕРГЕЕВ А.А.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"