||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 июня 2002 г. N 44-о01-211

 

Председ.: Садовенко В.Я.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего Свиридова Ю.А., судей Яковлева В.К., Хинкина В.С. рассмотрела в судебном заседании от 21 июня 2002 года уголовное дело по кассационному протесту государственного обвинителя Трушкова О.А. и кассационным жалобам осужденных С., В., Ш., О., адвоката Шадрина А.В. в защиту осужденного О., на приговор Пермского областного суда от 5 октября 2001 года, которым:

С., <...>, судимый:

1) 24 сентября 1996 года по ст. ст. 144 ч. 2, 15 - 147 ч. 3 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы, освобожден 16 августа 1999 года, в соответствии со ст. 53 УК РСФСР лишение свободы заменено на 7 месяцев 19 дней исправительными работами;

2) 27 августа 2001 года по ст. ст. 162 ч. 3 п. "б", 158 ч. 2 п. "б", 222 ч. 1 УК РФ с применением ст. 69 ч. 3 УК РФ к 14 годам лишения свободы с конфискацией имущества и на основании ст. 70 УК РФ к 14 годам 2 месяцам лишения свободы с конфискацией имущества, -

осужден к лишению свободы:

- по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ - на 13 лет с конфискацией имущества;

- по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ - на 15 лет;

- по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з" УК РФ - на 17 лет;

- по ст. 222 ч. 2 УК РФ - на 4 года.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначено 20 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ частично присоединено наказание по приговору от 27 августа 2001 года в виде 2 лет лишения свободы и окончательно назначено 22 года лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

Ш., 9 января 1977 года рождения, уроженец г. Перми, судимый 27 августа 2001 года по ст. 162 ч. 3 п. "б" УК РФ к 8 годам лишения свободы, -

осужден к лишению свободы:

- по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ - на 9 лет с конфискацией имущества;

- по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з" УК РФ - на 10 лет;

- по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ - на 12 лет;

- по ст. 222 ч. 2 УК РФ - на 3 года.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначено 14 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ частично присоединено наказание по приговору от 27 августа 2001 года в виде 1 года лишения свободы и окончательно назначено 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

В., <...>, судимый:

1) 25 января 1996 года по ст. ст. 144 ч. 3, 146 ч. 3, 224 ч. 4 УК РСФСР к 7 годам лишения свободы, освобожден 27 октября 1999 года условно-досрочно на 1 год 3 месяца;

2) 11 марта 2001 года по ст. 228 ч. 1 УК РФ с применением ст. 70 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы;

3) 27 августа 2001 по ст. 161 ч. 3 п. "б" УК РФ к 9 годам лишения свободы и на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества, -

осужден к лишению свободы:

- по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ - на 13 лет с конфискацией имущества;

- по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ - на 15 лет;

- по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з" УК РФ - на 16 лет;

- по ст. 222 ч. 2 УК РФ - на 4 года.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначено 19 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ частично присоединено наказание по приговору от 27 августа 2001 года в виде 1 года лишения свободы и окончательно назначено 20 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима, с конфискацией имущества.

О., <...>, судимый:

1) 1 июня 1995 года по ст. ст. 15 - 144 ч. 2, 193 ч. 2 УК РСФСР к 2 годам лишения свободы;

2) 2 ноября 1995 года по ст. ст. 144 ч. 2, 145 ч. 2, 146 ч. 2, 208 ч. 3 УК РСФСР к 6 годам лишения свободы, освобожден 24 февраля 1999 года условно-досрочно на 1 год 9 месяцев 26 дней;

3) 27 августа 2001 года по ст. 162 ч. 3 "б" УК РФ к 12 годам лишения свободы и на основании ст. 70 УК РФ к 12 годам 6 месяцам лишения свободы с конфискацией имущества, -

осужден к лишению свободы:

- по ст. 162 ч. 3 п. п. "в", "г" УК РФ - на 10 лет с конфискацией имущества;

- по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ - на 15 лет;

- по ст. 222 ч. 2 УК РФ - на 4 года.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначено 16 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ частично присоединено наказание по приговору от 27 августа 2001 года в виде 2 лет лишения свободы и окончательно назначено 18 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима, с конфискацией имущества.

Постановлено взыскать в пользу потерпевшего Щ.С. компенсацию морального вреда с С. - 20.000 рублей, с Ш. - 50.000 рублей, с В. - 20.000 рублей, с О. - 10.000 рублей и в возмещение материального ущерба в пользу потерпевшего Щ.С. 6106 рублей солидарно с В., С., Ш. и О.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Яковлева В.К., объяснения осужденных В., Ш. О., С., заключение прокурора Мурдалова Т.А., поддержавшего протест и полагавшего приговор отменить с направлением дела на новое судебное рассмотрение, судебная коллегия

 

установила:

 

С., Ш., В. и О. признаны виновными в разбойном нападении на Щ. по предварительному сговору группой лиц, в целях завладения имуществом в крупном размере, с применением оружия, Ш. - также в умышленном причинении смерти Щ., сопряженном с разбоем, а С., В. и О. осуждены за способствование ему в убийстве потерпевшего.

Кроме того, С., В. и Ш. осуждены за совершение разбойного нападения на Щ.М. группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, с целью завладения имуществом в крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей, также С. и В. признаны виновными в умышленном причинении смерти Щ.М., а Ш. в пособничестве им в совершении этого убийства.

С., В., Ш. и О. осуждены также за незаконное перевозку и передачу огнестрельного оружия и боеприпасов к нему в группе лиц по предварительному сговору.

Преступления совершены ими в июле и октябре 2000 года в городе Перми при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании: С. вину в участии в убийстве супругов Щ. и Щ.М. признал частично, утверждая, что сам не убивал их, виновным в разбойном нападении, перевозке и передаче огнестрельного оружия не признал.

Ш. вину в убийстве Щ. и в пособничестве в убийстве его жены признал, в совершении остальных преступлений не признал.

В. вину в совершении убийства и перевозке огнестрельного оружия признал, а совершение разбойного нападения не признал.

О. вину в пособничестве в убийстве признал, в совершении остальных преступлений виновным себя не признал.

В кассационном протесте, не оспаривая приговор в отношении осужденных в части назначенного наказания, поставлен вопрос об исключении из приговора в части осуждения С. по ст. 222 ч. 2 УК РФ, так как за это огнестрельное оружие он осужден по приговору 27 августа 2001 года.

Переквалифицировать действия О. со ст. 162 ч. 3 п. п. "в", "г" УК РФ на ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ, так как он непосредственно в причинении тяжкого вреда здоровью Щ. участия не принимал, судимость его за хищение по приговору от 1 июня 1995 года и 2 ноября 1995 года при квалификации разбоя следует учесть как одна судимость, поскольку по приговору от 2 ноября 1995 года с применением правил ч. 3 ст. 40 УК РСФСР был присоединен приговор от 1 июня 1995 года. Приговор в отношении О. от 27 августа 2001 года не может быть принят во внимание при квалификации его действий по п. "г" ч. 3 ст. 162 УК РФ, поскольку учтен судом при вынесении данного приговора по правилам ст. 69 ч. 5 УК РФ.

Исключить из осуждения Ш., О., С. и В. по эпизоду убийства Щ. квалифицирующий признак "группой лиц по предварительному сговору", поскольку это убийство совершил Ш. один, а остальные осужденные непосредственно участия в убийстве не принимали, лишь способствовали ему. Автор протеста полагает также, что Ш., В. и О. должны нести ответственность только за перевозку огнестрельного оружия, а осудив их по квалифицирующему признаку передача огнестрельного оружия, суд вышел за пределы предъявленного обвинения.

В кассационных жалобах:

- осужденный С. в своих жалобах просит разобраться в деле и приговор отменить, дело направить на дополнительное расследование, при этом ссылается на то, что предварительное расследование проведено неполно, его допрашивали без адвоката и применялись недозволенные методы ведения следствия, в судебном заседании не все свидетели были допрошены и вывод суда не соответствует фактическим обстоятельствам дела. Суд назначил ему слишком суровое наказание без учета того, что преступления были раскрыты только благодаря написанной им явки с повинной об обстоятельствах совершенного преступления и только после этого был задержан Ш., по вине которого были совершены эти преступления, но назначил ему наказание свыше трех четвертей предусмотренной санкцией статьи, при этом суд также не учел то, что раньше он за корыстные преступления не был судим, признал в его действиях рецидив преступления необоснованно. Утверждает, что ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ уже предусматривает ответственность за убийство с целью получения наживы, поэтому не следовало судить его за разбойное нападение с причинением тяжкого вреда. Кроме того, суд не учел данные о личности, характеризующие его с положительной стороны, наличие на иждивении малолетнего ребенка.

Осужденный В. в своей жалобе и дополнениях к ней просит приговор отменить, дело направить на новое расследование, при этом ссылается на то, что в процессе предварительного расследования к нему применялись сотрудниками милиции недозволенные методы ведения следствия, допрашивали без адвоката, в судебном заседании не все свидетели были допрошены и выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, а назначенное ему наказание не соответствует тяжести содеянного и данным о его личности. Утверждает, что Щ. убили из-за личных неприязненных отношений, но он не имел умысла на его убийство, только участвовал в сокрытии следов преступления, также не участвовал в убийстве Щ.М., а только вытащил ее руки из-под троса, когда С. этим тросом душил ее за шею. Суд ухудшил его положение, так как ему предъявлено обвинение по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з" УК РФ, а суд квалифицировал его действия по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з" УК РФ, также по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ. Также считает, что суд необоснованно осудил его за разбойное нападение. Кроме того В. утверждает, что не проверено его психическое состояние здоровья и просит назначить комплексную стационарную судебно-психиатрическую экспертизу для всестороннего и полного исследования его состояния здоровья.

Осужденный Ш. в основной и дополнительной жалобах просит приговор в части осуждения по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ отменить и дело прекратить, так как эта статья охватывается статьей, предусматривающей ответственность за убийство сопряженное с разбоем, также в части осуждения по ст. 222 ч. 2 УК РФ отменить и дело прекратить за недоказанностью вины, исключить назначение наказания с применением ч. 5 ст. 69 УК РФ и с учетом его явки с повинной, активного способствования раскрытию преступлений, смягчить наказание с применением ст. 64 УК РФ. Считает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Указывает, что преступления по данному приговору были совершены им раньше тех преступлений, за которые осужден по приговору от 27 августа 2001 года, который на момент рассмотрения данного дела не вступил в законную силу, поэтому следует считать, что ранее он не был судим. Утверждает, что в приговоре его показания искажены. При назначении наказания суд не учел как смягчающее наказание обстоятельство то, что преступление он совершил под психологическим воздействием С. и В., которые договорились об убийстве супруг Щ. и Щ.М., при этом ему поручили убить мужа, а жену договорились убить сами. Утверждает, что если бы он не выполнил эти требования, то его ждет такая же участь, как супруг Щ. и Щ.М.

Осужденный О. в основной кассационной жалобе и дополнениях к ней просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд, при этом ссылается на то, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, они основаны на показаниях, полученных в процессе предварительного расследования с нарушением процессуальных норм, явку с повинной написал он в состоянии алкогольного опьянения, адвокат ему своевременно не был предоставлен, процессуальные права не разъяснены и оговорил себя он под воздействием следственных органов. Неоднократно поданные жалобы на применение недозволенных методов ведения следствия не проверялись. Также в результате применения недозволенных методов следствия оговорил его С., в связи с чем следовало эти показания исключить из числа доказательств. Утверждает, что он не принимал участие, когда другие осужденные договаривались о совершении разбойного нападения и убийстве потерпевших, передавая ключи от дачи не знал, что на даче будет совершено убийство. В приговоре показания осужденных искажены. Осужден он за указанные в приговоре преступления необоснованно, также суд неправильно признал его имеющим судимость, так как приговор от 27 августа 2001 года на момент рассмотрения данного дела не вступил в законную силу и не следовало применить ст. 69 ч. 5 УК РФ. Также утверждает, что согласен с протестом государственного обвинителя и просит все действия его переквалифицировать на ст. 316 УК РФ и смягчить наказание с учетом всех данных о его личности и обстоятельств, смягчающих наказание. Кроме того указывает, что со всеми материалами дела его не ознакомили, а ознакомили только с протоколом судебного заседания, а принесенные им замечания на протокол судебного заседания отклонены, чем он также не согласен.

Адвокат Шадрин А.В. в кассационной жалобе и дополнениях к ней просит приговор в отношении осужденного О. отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение, при этом ссылается на то, что вина его в совершении разбойного нападения как на предварительном следствии, так и в суде не доказана. Суд положил в основу приговора о доказанности вины показания, данные осужденными в процессе предварительного следствия, которые являются противоречивыми, а С. оговорил его. Утверждает, что О. не знал, что остальные осужденные намереваются совершить разбойное нападение и убийство потерпевших, передавая ключи от дачи он не имел умысла на совершение этих преступлений, затем только замывал следы крови. На перевозку огнестрельного оружия он не договаривался и его действия следовало квалифицировать лишь по ч. 1 ст. 222 УК РФ. Кроме того, судом нарушено право О. на защиту, поскольку отклонив заявленное им ходатайство об отказе от адвоката не был разрешен вопрос о предоставлении ему другого адвоката.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационного протеста и кассационных жалоб осужденных, также адвоката Шадрина А.В. судебная коллегия находит приговор суда подлежащим отмене с направлением дела на новое судебное рассмотрение, по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, органами следствия В. обвинялся в разбойном нападении, в способствовании в умышленном убийстве Щ. по предварительному сговору группой лиц, сопряженном с разбоем, также в убийстве Щ.М. и незаконной перевозке и передаче огнестрельного оружия и боеприпасов к нему в группе лиц по предварительному сговору.

В описательной части приговора суд указал, что вина В. в совершении указанных преступлений доказана.

В то же время, в резолютивной части приговора суд признал В. виновным по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. п. "б", "в" УК РФ, а наказание назначил по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ.

При таких обстоятельствах, когда фактическим обстоятельствам дела, установленным в судебном заседании, суд дал неправильную квалификацию и резолютивная часть приговора не соответствует описательной части, то этот приговор суда признать законным и обоснованным нельзя и он подлежит отмене.

Кроме того, судом нарушено право на защиту О., поскольку отклонив заявленное им ходатайство об отказе от конкретного адвоката ввиду расхождения с ним в определении позиции по делу, мотивируя тем, что по делам данной категории участие адвоката обязательно, суд не обсудил вопрос об обеспечении О. другим адвокатом.

Учитывая, что действия В. и О. по всем инкриминируемым деяниям тесно связаны между собой и с действиями Ш., С., судебная коллегия считает необходимым отменить поставленный обвинительный приговор в отношении всех осужденных в полном объеме и дело направить на новое судебное разбирательство.

Поскольку дело направляется на новое судебное разбирательство, при новом рассмотрении дела суду надлежит в соответствии со ст. 20 УПК РСФСР всесторонне, полно и объективно исследовать все обстоятельства дела, в том числе проверить доводы, содержащиеся в кассационном протесте и в кассационных жалобах осужденных и адвоката Шадрина А.В. и в зависимости от полученных данных решить вопрос о виновности или невиновности С., Ш., В. и О. по предъявленному им обвинению.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 332, 339, 346 ч. 2 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Пермского областного суда от 5 октября 2001 года в отношении С., Ш., В., О. отменить и дело направить на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд в ином составе судей.

Меру пресечения С., Ш., В. и О. оставить прежнюю, содержание под стражей.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"