||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 июня 2002 г. N 66-О02-9

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Разумова С.А.,

судей: Чакар Р.С., Дубровина Е.В.

рассмотрела в судебном заседании от 20 июня 2002 г. дело по кассационной жалобе адвоката Сизых С.В. на приговор Иркутского областного суда от 11 декабря 2001 года, которым

Г., <...>, с неполным средним образованием, -

осужден по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 9 годам лишения свободы в воспитательной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи Чакар Р.С., заключение прокурора Титова В.П., полагавшего необходимым изменить приговор, судебная коллегия

 

установила:

 

Г. осужден за убийство, совершенное с особой жестокостью.

Преступление совершено 15 февраля 2001 года в поселке Бадарминске в отношении П. при изложенных в описательной части приговора обстоятельствах.

В судебном заседании Г. признал себя виновным частично.

В кассационной жалобе адвокат Сизых С.В. в защиту интересов осужденного Г. просит отменить приговор и направить дело на новое рассмотрение из-за неполноты, односторонности судебного следствия. Считает, что доводы Г. о том, что преступление совершено им в состоянии аффекта, вызванного оскорблениями со стороны потерпевшей, а также отсутствии в его действиях особой жестокости, не опровергнуты судом. Судом в восполнение пробелов следствия не назначена судебно-психологическая экспертиза.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению по следующим основаниям.

Вина Г. в содеянном установлена и подтверждается исследованными в судебном заседании доказательствами, оцененными в совокупности и приведенными в приговоре.

В числе этих доказательств показания самого осужденного, в которых он не отрицает нанесение им ударов ножом в область шеи потерпевшей.

Наступление смерти П. от обильной кровопотери вследствие причинения ей множественных колото-резаных ранений шеи, грудной клетки, области головы и резаных ран подтверждено заключением судебно-медицинской экспертизы.

По заключению судебно-биологической экспертизы на одежде Г. обнаружена кровь, происхождение которой от П. не исключается.

Суд обоснованно отверг как несостоятельные доводы Г. о совершении им действий в отношении потерпевшей в состоянии аффекта, так как на предварительном следствии Г. показал, что П. разозлилась, замахнулась на него бутылкой, кричала на него, он выхватил у нее бутылку и ударил ее по голове, ударил ногой по лицу. Взял на кухне нож с тем, чтобы попугать ее, она стала говорить, что он не ударит ее и говорила: "Бей!". Он разозлился, нанес удары в шею, оставил нож в шее, побежал домой.

Вывод суда о совершении осужденным убийства в ссоре из неприязненных отношений подтверждается приведенными в приговоре доказательствами.

Вместе с тем, судом ошибочно без достаточных для этого оснований признано, что Г. совершил преступление с особой жестокостью.

Сам Г. и на предварительном следствии, и в судебном заседании показал, что цели причинить особые страдания он не преследовал, нанес удары ножом, оставил нож в шее и убежал.

В приговоре не приведено данных, свидетельствующих о том, что умыслом виновного охватывалось совершение убийства с особой жестокостью.

Нанесение большого количества телесных повреждений само по себе не свидетельствует о наличии признака особой жестокости убийства.

Указав в приговоре, что Г. нанесено ножом большое количество телесных повреждений потерпевшей, осознававшей характер и степень опасности посягательства, суд сослался на показания самого Г. о том, что уходя слышал, как потерпевшая хрипела, помыл руки, посмотрелся в зеркало и пошел домой, где лег спать (л.д. 25, 142 - 143).

Однако, на л.д. 25 имеются показания Г. о том, что "после удара она захрипела, но когда я уходил, она еще дышала. В тот момент, когда я бил ее ножом, я не понимал, что делаю".

На л.д. 142 - 143 запротоколированы показания Г. о том, что "после причинения телесных повреждений П. я нож оставил у нее в шее, затем на кухне помыл руки, дома у нее никого не видел, затем посмотрелся в зеркало и ушел из дома. Со мной никого не было".

Последние показания даны Г. в ответ на вопрос следователя о том находился он в доме П. один.

При таких обстоятельствах, нельзя признать, что судом установлено наличие у Г. умысла, охватывающего совершение убийства с особой жестокостью.

В связи с изложенным действия Г. подлежат переквалификации с п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Существенных нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не усматривается.

Заключение стационарной судебно-психиатрической экспертизы не вызывает сомнений в обоснованности.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 332 - 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Иркутского областного суда от 11 декабря 2001 года в отношении Г. изменить, переквалифицировать его действия с п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 105 УК РФ, назначив по этой статье 8 лет лишения свободы в воспитательной колонии.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

Председательствующий

С.А.РАЗУМОВ

 

Судьи

Р.С.ЧАКАР

Е.В.ДУБРОВИН

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"