||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 июня 2002 г. N 6-кпо02-20

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ

в составе председательствующего Степалина В.П.

судей Верховного Суда РФ Кудрявцевой Е.П. и Микрюкова В.В.

рассмотрела в судебном заседании от 20 июня 2002 года дело по кассационным жалобам осужденных Х., Ж., адвокатов Калуцкой Е.М. и Титовой В.Р. на приговор Рязанского областного суда от 25 марта 2002 года, которым

Ж., <...>, несудимый,

осужден к лишению свободы: по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 12 лет с конфискацией имущества; по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "н" УК РФ - на 18 лет; по ст. 324 УК РФ - к исправительным работам на 1 год с удержанием в доход государства 20% заработка. По совокупности преступлений в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательное наказание ему назначено в виде лишения свободы на 24 года в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

Х., <...>, несудимая,

осуждена к лишению свободы: по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 10 лет с конфискацией имущества; по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "н" УК РФ - на 15 лет; по ст. 167 ч. 2 УК РФ - на 3 года. По совокупности преступлений в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательное наказание ей назначено в виде лишения свободы на 20 лет в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества.

Постановлено:

- Ж. по ст. 167 ч. 2 УК РФ оправдать;

- применить в отношении Х. принудительные меры медицинского характера в виде принудительного лечения от алкоголизма.

По делу разрешен гражданский иск.

Заслушав доклад судьи Кудрявцевой Е.П., заключение прокурора Хамицкой Т. полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Ж. и Х. осуждены за разбой, совершенный по предварительному сговору группой лиц, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, неоднократно, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших; за умышленное убийство, совершенное группой лиц, неоднократно и сопряженное с разбоем. Кроме того, Х. осуждена за умышленное уничтожение чужого имущества путем поджога дома, причинившего значительный материальный ущерб на сумму 100117 рублей, а Ж. - за незаконный сбыт государственных наград СССР, принадлежавших потерпевшему К.

Преступления ими совершены, как указано в приговоре, 19 - 20 октября 2000 г.

В судебном заседании Ж. виновным себя признал частично, а Х. виновной не признала себя.

В кассационных жалобах:

осужденная Х., отрицая свою причастность к убийству потерпевших К. и В., утверждает, что была лишь свидетельницей убийств, совершенных Ж., и "невольной участницей разбоя", а поджог дома совершила по неосторожности, "не соображая, что делает". С учетом изложенного она просит о смягчении назначенного ей наказания, обращая при этом внимание на наличие у нее детей;

адвокат Калуцкая Е.М. считает, что вина Х. основана на показаниях осужденного Ж., "к которым следовало отнестись скептически". По мнению защиты, действия Х. подлежат квалификации по ст. 168 УК РФ, а назначенное Х. наказание является чрезмерно суровым. С учетом изложенного защита просит об изменении приговора с переквалификацией содеянного ею на ст. ст. 33, 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "н", 168 УК РФ со смягчением наказания с применением ст. 64 УК РФ;

осужденный Ж. в своих возражениях с доводами, изложенными в кассационной жалобе Х., не согласен и просит оставить их без удовлетворения. В своих кассационных жалобах осужденный Ж. приговор считает слишком суровым, поскольку он отрицает свою вину в совершении преступления, предусмотренного ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ. Он отрицает предварительный сговор и корыстные мотивы содеянного. Осужденный ссылается на нарушения уголовно-процессуального закона, выражающиеся в том, что на следствии ему не разъяснялись его права, материалы дела исследованы неполно и необъективно, что он не ознакомлен полностью с материалами дела и у него было мало времени на подготовку к процессу и ему "поменяли защитника", с которым он не успел согласовать свои вопросы. По мнению осужденного наказание ему назначено без учета его положительной характеристики, его активного способствования раскрытию преступления и его раскаяния в содеянном. С учетом изложенного он просит "оправдать" его по ст. 162 ч. 3 УК РФ и смягчить наказание. В дополнительной кассационной жалобе, кроме того, он просит об исключении п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ;

адвокат Титова В.Р. приговор в отношении Ж. считает необоснованным, а выводы суда, изложенные в нем, не соответствующими фактическим обстоятельствам дела. При этом защита оспаривает как умысел Ж. на совершение инкриминированных ему преступлений, так и сговор с Х. на их совершение, а также само совершение этих преступлений. Кроме того, по мнению защиты, назначенное осужденному наказание является чрезмерно суровым. С учетом изложенного в жалобе поставлен вопрос об отмене приговора в отношении Ж. по ст. 162 ч. 3 УК РФ; об исключении из ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "н" УК РФ квалифицирующего признака убийства - убийство, сопряженное с разбоем и предварительного сговора с назначением более мягкого наказания.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным. Вина осужденных в содеянном установлена показаниями осужденных, уличавших друг друга в совершении инкриминированных им преступлений.

Показания осужденных по обстоятельствам содеянного объективно подтверждаются протоколами осмотра места происшествия, в соответствии с которыми:

в доме К. нарушен общий порядок, в доме обнаружен труп с затянутой на шее петлей веревки, которая была привязана к батарее отопления;

дом потерпевшего В. - в обгоревшем состоянии, не пригодном для жилья. Там же обнаружен обгоревший труп В. с телесными повреждениями. Кроме того, в доме В. обнаружена спортивная вязаная шапочка, принадлежащая Ж.

По заключениям судебно-медицинских экспертиз:

смерть потерпевшего К. наступила от механической асфиксии вследствие сдавления органов шеи при удавлении;

смерть В. наступила от резаной раны шеи, проникающей в ротоглотку с повреждением мягких тканей шеи и яремной вены.

По заключению судебно-биологической экспертизы, на одежде и обуви Х. и обуви Ж. обнаружена кровь человека, происхождение которой от потерпевшего В. не исключается.

Свидетель С. подтвердил высказывания Х. о намерении поехать к В. за деньгами, а в случае отказа убить его. По его показаниям, он выбил из рук Х. молоток, которым она собиралась нанести удар потерпевшему и ушел из дома, оставив там Х. и Ж.

Из показаний потерпевшей С.Г. следует, что ее отец - К., был участником Великой Отечественной войны и имел орден и медали, которые вместе с двумя электробритвами, деньгами и продуктами питания пропали после его убийства.

Совокупность изложенных доказательств опровергает доводы об отсутствии у осужденных корыстных мотивов при совершении инкриминированных им действий.

Оценив всю совокупность доказательств, суд обоснованно пришел к выводу о виновности осужденных в содеянном и дал правильную юридическую оценку их действий. Что касается доводов об отсутствии у них предварительного сговора на убийство потерпевших, то она не основана на материалах дела. Из приговора усматривается, что квалифицирующий признак умышленного убийства - совершение его по предварительному сговору из их обвинения исключен. Оснований для переквалификации содеянного осужденными по делу не имеется.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, в том числе и указанных в кассационных жалобах, по делу не имеется. Материалы дела исследованы полно, всесторонне и объективно. Исследованным в судебном заседании доказательствам, добытым с соблюдением уголовно-процессуального закона, судом дана оценка в приговоре в соответствии со ст. ст. 71, 314 УПК РСФСР.

Ссылка на нарушение права на защиту в связи с заменой адвоката в судебном заседании является необоснованной. Из сообщения заведующего юридической консультацией усматривается, что адвокаты, оказывавшие юридическую помощь осужденным на следствии в силу производственной необходимости не могли явиться в суд (т. 2, л.д. 318). Осужденные в судебном заседании согласились на замену их защитников (т. 2, л.д. 326). Дело в связи с этим было отложено на 23.05.01 г. Вновь вступивший в дело адвокат 21.05.01 г. получил разрешение на свидание с Ж. в условиях следственного изолятора (т. 2, л.д. 333, 335). Аналогично решался вопрос с защитой и у Х. В судебном заседании 23 - 24 мая 2001 осужденные подтвердили свое согласие на участие в деле предоставленных им адвокатов. В судебном заседании защите предоставлялось время для подготовки письменного ходатайства о проведении судебно-психиатрической экспертизы в отношении Х. (т. 2, л.д. 351). После проведения стационарной судебно-психиатрической экспертизы Х. перед рассмотрением дела осужденные по их ходатайствам были ознакомлены с материалами дела в полном объеме, о чем имеется собственноручная запись Ж. (т. 2, л.д. 388). Кроме того, Ж. по его ходатайству было предоставлено время с начала судебного заседания и до 15 часов 19.03.02 г. для ознакомления с материалами дела вместе с адвокатом (т. 2, л.д. 395). Не имелось по делу и нарушений ст. 201 - 203 УПК РСФСР при ознакомлении Ж. с материалами дела по окончании предварительного следствия. Из протокола этого следственного действия усматривается, что и Ж. и его адвокат с материалами данного дела ознакомлены полностью (т. 2, л.д. 270).

Проверено по делу и психическое состояние осужденных. По заключениям экспертов-психиатров оба они по своему психическому состоянию могли руководить своими действиями и отдавать в них отчет. С учетом изложенного и обстоятельств совершения преступлений они обоснованно признаны вменяемыми в отношении инкриминированных им деяний.

Наказание им назначено с учетом степени общественной опасности содеянного ими, обстоятельств, касающихся личности осужденных, которые злоупотребляли спиртным, воспитанием детей не занимались. Между тем, суд все-таки признал в качестве смягчающего их наказание обстоятельства наличие у них несовершеннолетних детей. Обстоятельств, свидетельствующих об активном способствовании, как Ж., так и Х. раскрытию преступлений по делу не имеется. Оснований для смягчения назначенного им наказания по делу не имеется.

Гражданский иск и применение в отношении Х. принудительного лечения от алкоголизма основано на материалах дела и законе.

Оснований как для отмены приговора, так и для его изменения, судебная коллегия не усматривает.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Рязанского областного суда от 25 марта 2002 года в отношении Ж., Х. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"