||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 июня 2002 г. N 50-о01-94

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего С.А. Разумова

судей Верховного Суда В.С. Коннова и Л.Г. Фроловой

рассмотрела в судебном заседании 20 июня 2002 года

дело по кассационным жалобам осужденных Я., Д.С., Д.В., П., адвоката Якунина С.Л. на приговор Омского областного суда от 13 августа 2001 года, которым

Я.,

<...>, татарин, образование неполное среднее, ранее не судимый, -

осужден:

по ст. 33 ч. ч. 3, 4, 5 и п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к тринадцати годам лишения свободы:

по ч. 4 ст. 150 УК РФ к пяти годам лишения свободы;

по ч. 2 ст. 222 УК РФ к пяти годам лишения свободы;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначено тринадцать лет шесть месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

П.,

<...>, русский, образование среднее, ранее судимый:

- 20 сентября 1990 года по ч. 2 ст. 145 УК РСФСР к пяти годам лишения свободы; освобожден 5 декабря 1994 года по отбытии срока наказания;

- 21 мая 1998 года по ч. 1 ст. 228 УК РФ к двум годам лишения свободы; на основании ст. 73 УК РФ постановлено считать назначенное наказание условным с испытательным сроком в два года, -

осужден:

по ч. 5 ст. 33 и п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к двенадцати годам лишения свободы;

по ч. 2 ст. 222 УК РФ к пяти годам лишения свободы;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено двенадцать лет шесть месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Д.С.,

<...>, русский, образование среднее, ранее судимый:

- 15 февраля 2000 года по п. п. "а", "в" ч. 2 ст. 162 УК РФ к восьми годам лишения свободы, -

осужден:

по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к девяти годам лишения свободы;

по ч. 2 ст. 222 УК РФ к двум годам лишения свободы;

по совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено девять лет три месяца лишения свободы; на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ частично присоединено наказание, назначенное по приговору от 15 февраля 2000 года и окончательно назначено девять лет шесть месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Д.В.,

<...>, русский, образование среднее, ранее не судимый, -

осужден:

по ч. 5 ст. 33 и п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к десяти годам лишения свободы;

по ч. 2 ст. 222 УК РФ к двум годам лишения свободы;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначено десять лет шесть месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Я., П. и Д.В. признаны виновными и осуждены за соучастие в убийстве при отягчающих обстоятельствах потерпевшего Х.А.А., а Д.С. - в убийстве потерпевшего при отягчающих обстоятельствах. Кроме того, все осужденные осуждены за незаконное приобретение, хранение и перевозку огнестрельного оружия и боеприпасов по предварительному сговору группой лиц и неоднократно, а П. - еще и за сбыт огнестрельного оружия. Я. также осужден за вовлечение несовершеннолетнего Д.С. в совершение особо тяжкого преступления.

Преступления осужденными были совершены в июне 1997 года в г. Омске при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда.

В судебном заседании Я., П. и Д.В. виновными себя не признали. Д.С. - признал вину полностью.

В кассационных жалобах основных и дополнительных:

Адвокат Якунин С.Л. в защиту Я. указывает, что между Я. и Х.А.А. не было неприязненных отношений и у него не было оснований к подстрекательству или организации убийства Х.А.А. Долг перед Х.А.А. имел Д.С. и только он имел умысел на устранение потерпевшего. Кроме того, Я. и Х.А.А. были партнерами по бизнесу, Х.А.А. поставлял Я. продукты питания для реализации и ему было не выгодно устранять Х.А.А., поскольку Я. терял источник своего благосостояния. Адвокат Якунин полагает, что утверждение суда о причине убийства Х.А.А. связано с нежеланием Я. возвратить долг Х.А.А. не соответствует фактическим обстоятельства дела.

Также адвокат считает, что поскольку не установлена судьба оружия, из которого было совершено убийство Х.А.А., Я. не может быть осужден за преступление, связанное с оборотом оружия.

Адвокат просит приговор суда отменить и дело в отношении Я. прекратить за недоказанностью участия Я. в совершении преступлений.

Осужденный Я. утверждает, что в основу приговора были положены сомнительные показания осужденного Д.С., которые от него были получены с использованием недозволенных методов следствия. Сам судебный процесс был проведен с обвинительным уклоном, в приговоре не были проанализированы показания свидетелей, опровергавших его участие в совершенных преступлениях.

Осужденный Д.С. просит смягчить ему назначенное наказание. Считает, что суд не учел его несовершеннолетний возраст в момент совершения преступлений, чистосердечное признание вины и способствование раскрытию преступления, его заболевание туберкулезом.

Осужденный Д.В. полагает, что суд необоснованно взял во внимание показания осужденного Д.С., проигнорировав другие показания. Судом за основу обвинения взята только часть показаний Д.С., другая же часть его показаний признана противоречивой, чем нарушен принцип состязательности процесса. Утверждает, что на него было оказано психологическое воздействие со стороны органов следствия, в результате чего он оговорил себя и других осужденных. Д.В. ссылается на нарушение права на защиту, поскольку не на всех следственных действиях присутствовал адвокат. Он отрицает какой-либо сговор на совершение преступления и утверждает, что обо всем узнал только со слов сына, в отношении которого он, как отец, не обязан давать показания. В то же время Д.В. не отрицает своей вины в преступлении, связанном с оборотом оружия, однако перевозил оружие не полагая, что оно предназначено для лишения жизни человека. Просит отменить приговор в отношении осуждения его по ст. 105 УК и смягчить назначенное наказание по ст. 222 УК РФ.

Осужденный П. утверждает, что никакой договоренности на лишение жизни Х.А.А. между ним и другими осужденными не было. Полагает, что его вина только в том, что он не сообщил органам о совершенном преступлении. Он пытался остановить Д.С. от совершения убийства, однако не смог этого сделать, испугался за свою жизнь и скрылся с места преступления. Полагает, что не доказана его вина и по ч. 2 ст. 222 УК РФ, поскольку он продал З. пистолет, части которого были у З. обнаружены. Однако это запасные части не от того пистолета, которым было совершено убийство. Он подтверждает в этой части показания З., что продал ему пистолет марки ИЖ, а не ПМ. Показания отца и сына Д. в отношении него он считает недостоверными. Просит приговор отменить и освободить его из-под стражи.

В дополнительной жалобе П. просит переквалифицировать его действия со ст. 105 на ст. 316 УК РФ. Утверждает, что показания, где он признавал свою вину были получены от него путем применения недозволенных методов следствия, в частности в обмен за наркотики.

Считает, что судом неправильно установлен в его действиях особо опасный рецидив преступлений, т.к. считает свои прежние судимости погашенными.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ С.А. Разумова, объяснения осужденного П., поддерживающего доводы своих жалоб, заключение прокурора Шаруевой М.В., полагавшей приговор суда оставить без изменения, изучив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Вина осужденных нашла свое подтверждение собранными и исследованными в судебном заседании доказательствами.

Так, осужденный Д.С. в судебном заседании показал, что в июне 1997 года Я. предложил ему убить Х.А.А., пообещав за это денежное вознаграждение. Согласившись с предложением Я., он, в свою очередь привлек к этому своего знакомого П. У себя дома Я. на видеопленке показал им Х.А.А. Я. пообещал приобрести оружие и через два дня передал им, когда они приехали на машине под управлением Д.В., сумку с оружием, которое они увезли к П.

Через несколько дней на стадионе "Авангард" в качестве тренировки он выстрелил несколько раз из пистолета, переданного ему Я., затем пистолет был передан П., который хранил его вместе с обрезом из ружья.

В дальнейшем Я. показал им квартиру Х.А.А. На автомашине "Ниссан-Лаурель", которой управлял Д.В., они подъехали к дому, где находилась квартира Х.А.А. Через несколько минут из подъезда вышел Я., передал им ключи от квартиры Х.А.А. и сообщил, что потерпевший находится дома один. Вооружившись пистолетом и обрезом ружья он и П. пытались проникнуть в квартиру Х.А.А., но не смогли ее открыть, вернулись в поджидавшую их машину, которой управлял его отец - Д.В., и разъехались по домам.

18 июня 1997 года Я. рассказал им, что Х.А.А. будет поздно вечером ставить машину в гаражном кооперативе на Иртышской набережной, где и предложил им убить Х.А.А. На место преступления его и П. привез отец - Д.В. Наблюдая за гаражом в ночь на 19 июня 1997 года, увидели Х.А.А., который ставил машину в один из боксов гаража. Они с П. забрались на крышу гаражей, там П. передал ему пистолет. Подойдя к кромке крыши, он с расстояния полутора метров из пистолета выстрелил в голову Х.А.А., который закрывал ворота гаража. Потерпевший упал на землю около ворот. Они спустились с крыши, пистолет он вернул П., сели в машину Д.В., который их дожидался. Поездив некоторое время на машине, они вернулись к гаражам, убедились, что Х.А.А. мертв после чего поехали домой к Я. и сообщили ему о совершенном убийстве.

Осужденные П., Я. и Д.В. в судебном заседании дали показания, которые находились в противоречии с теми показаниями, которые они давали в ходе предварительного расследования. В соответствии с УПК РСФСР судом были исследованы и проанализированы показания указанных осужденных, данные ими как в ходе предварительного расследования, так и в судебном заседании.

Так, осужденный П. в судебном заседании показал, что он был знаком с Я. и отцом и сыном Д., однако в убийстве потерпевшего Х.А.А. он участия не принимал и ничего об этом не знал. Однако несколько позже также в судебном заседании П. показал, что в ночь на 19 июня 1997 года за ним на машине заехали отец и сын Д. и они вместе поехали к гаражам на Иртышской набережной. Вместе с Д.С. он вышел из машины, а Д.В. остался в машине. Д.С. с пистолетом в руках залез на крышу гаражей и оттуда через некоторое время послышался выстрел, после чего Д.С. вернулся к нему, они сели в машину и уехали с места преступления. По его настоянию, спустя некоторое время, они подъехали вновь к гаражам чтобы посмотреть жив ли потерпевший и при необходимости оказать ему помощь, однако Х. лежал на земле около одного из гаражей и не подавал признаков жизни. Д. увезли его домой. П. отрицал передачу пистолета Д.С. В то же время не отрицал того, что имеющийся у него газовый пистолет марки "ИЖ" он продал З.

Свои показания в ходе предварительного расследования, в который он признавал свою вину в соучастии убийства Х.А.А., объясняет тем, что их он давал в обмен на представляемые работниками следствия наркотики, которыми он злоупотреблял.

Осужденный Д.В. в суде показал, что он в июне 1997 года неоднократно возил П. и своего сына Сергея на автомашине "Ниссан-Лаурель" в том числе и на ул. Иртышская набережная. Однажды ночью сын попросил его остановиться у гаражей и вместе с П. они уходили к гаражам, в руках у сына и П. была какая-то сумка. Вернулись они минут через 15, сели в машину и поехали домой, однако через некоторое время сын попросил вернуться к гаражам, где они опять вместе с П. выходили и очень быстро вернулись. Только через два дня из разговора сына и П. он узнал, что они убили у гаражей человека по просьбе Я.

Осужденный Я. показал, что он был должен Х.А.А. 14 тысяч долларов США за купленную машину "Гран-Чироки", но когда в 1997 году выяснилось, что машина краденая, то вместе с Х.А.А. решили искать возможность погасить долг, в том числе и путем продажи автомашины. Поскольку Я. такую же сумму был должен Д.С., то они с Х.А.А. договорились, что он свой долг переведен на Д.С., который и должен будет рассчитываться с Х.А.А. Он знал, что Х.А.А. в последнее время предпринимал активные попытки вернуть долг с Д.С. и полагает, что с целью уклонения от уплаты долга Д.С. и убил Х.А.А. Он же к этому преступлению не имеет никакого отношения, других осужденных не подстрекал и не склонял к совершению убийства потерпевшего.

18 июля 1997 года вечером он вместе с приятелем Б. находился в квартире Х.А.А., последний отвез Б. и его по домам на машине. Об убийстве Х.А.А. узнал 19 июня.

В ходе предварительного расследования:

П. показывал, что в июне 1997 года к нему приезжали отец и сын Д. и Д.С. предлагал заработать деньги путем совершения убийства человека, за что его родственник обещал заплатить 50 млн. рублей и отдать автомобиль ВАЗ-21099. На следующий день Д. приехали с Я., который и заказал убийство своего приятеля Х.А.А. У себя дома Я. показал им видеопленку с записью дня рождения, на которой показал им Х.А.А., он же снабдил их оружием - обрезом, изготовленным из ружья и пистолетом марки ПМ, а также боеприпасами к ним. Все вместе они подъехали к дому, где проживал Х.А.А., Я. велел его ждать около дома, а сам ушел к Х.А.А. Через некоторое время Я. вышел из дома и передал им ключи от квартиры Х.А.А., сказав, что потерпевший находится дома один. Вооружившись обрезом и пистолетом, он и Д.С. пытались открыть квартиру переданными Я. ключами, но не смогли этого сделать, т.к. дверь была закрыта изнутри. На следующий день Я. предложил другой план убийства в гараже Х.А.А., куда он ставит машину. Я. показал гараж Х.А.А., около которого они в ночь на 19 июня 1997 года и поджидали потерпевшего. Во время ожидания Д.В. спросил, кто будет стрелять в Х.А.А. и это вызвался сделать Д.С. Дождавшись Х.А.А., он и Д.С. залезли на крышу гаражей, в руках Д.С. был пистолет, переданный ему им, П. Д.С. подполз к краю крыши гаража и когда Х.А.А. закрывал дверь гаража, произвел в него выстрел. Х.А.А. упал на землю, а они слезли с крыши, сели в машину и уехали с места, преступления. Однако он не были уверены, что Х.А.А. убит, поэтому через некоторое время вернулись к гаражам, увидели Х.А.А., лежащего в луже крови, убедились, что он умер, после чего поехали к Я. и Д.С. сообщил ему о совершенном убийстве. Он спросил Д.С. когда Я. будет с ними рассчитываться, на что Д.С. сказал, что утром Я. снимет со счета деньги и рассчитается. В то же время Д.С. советовал с Я. некоторое время не встречаться, т.к. начнется по факту убийства следствие. Я. уклонялся от оплаты выполненной ими работы, он ему неоднократно звонил, но не мог застать дома, тогда в счет оплаты он продал пистолет и обрез, а деньги оставил себе.

Указанные показания в ходе предварительного расследования П. давал неоднократно, в том числе и после разъяснений ему положений ст. 51 Конституции РФ. Он подтвердил их в ходе очной ставки с Д.С. Эти показания полностью совпадают с показаниями Д.С., и подтверждают обстоятельства содеянного осужденными. Как и Д.С. П. изобличает указанными показаниями Я. и Д.В. в пособничестве совершения убийства Х.А.А.

Кроме того, П. при опознании твердо опознал Я., как лицо, заказавшее убийство Х.А.А.

Суд обоснованно положил эти показания П. и показания Д.С., данные в ходе судебного разбирательства, в основу обвинительного приговора в отношении всех осужденных.

Показания П. и Д.С. опровергают доводы жалоб о том, что между осужденными не было предварительного сговора на совершение преступления.

Изменению П. показаний суд дал в приговоре соответствующую оценку.

В судебном заседании проверялись и доводы П. о том, что он давал показания в обмен на наркотические средства, которые передавались ему работниками милиции. По данному заявлению была проведена соответствующая проверка, в судебном заседании исследовались показания свидетеля К., которая показала, что в условиях следственного изолятора она никогда не наблюдала у П. состояния наркотического опьянения или его признаков.

Судом исследовались показания Д.В., данные им в ходе предварительного расследования.

Так, Д.В. показывал, что Я. в июне 1997 года предложил ему и сыну убить человека за вознаграждение, на что они согласились, и привлекли к этому П., который также на это дал согласие. Спустя некоторое время Д.С. показал ему пистолет, который они хранили в машине под задним сидением и который все вместе вчетвером испытали на стадионе "Авангард".

18 июня 1997 года Я. сказал им, что он будет находиться у Х.А.А. и тот поздно вечером будет ставить машину в гараж. Я. показал им гараж и в этом месте предложил расправиться с потерпевшим. Около 23 часов он привез сына и П. к гаражу и стали там ожидать Х.А.А. Когда они увидели подъехавшего Х.А.А., Д.С. и П. вышли из машины, взяв с собой оружие, забрались на крышу гаражей, а он остался ожидать их в машине. Через некоторое время прозвучали выстрелы и сын с П. вернулись к машине. С места преступления они уехали и некоторое время находились в районе железнодорожного вокзала. Затем П. предложил поехать и проверить, жив ли Х.А.А. Подъехав к гаражам, он остановился перед въездом в них, а П. пошел смотреть. Вернувшись, он сообщил, что Х.А.А. лежит в луже крови без признаков жизни. После этого они поехали к Я. и сообщили о совершенном убийстве.

Указанные показания Д.В. в ходе расследования давал неоднократно, в том числе и после разъяснений ему положений ст. 51 Конституции РФ, в присутствии защитника и прокурора.

Доводы Д.В. о том, что к нему применялись недозволенные методы следствия, проверялись как в ходе предварительного расследования, так и в судебном заседании, они не нашли своего подтверждения и в приговоре этому обстоятельству дана соответствующая оценка.

Сами показания Д.В., данные им в ходе расследования дела, соответствуют фактически установленным обстоятельствам по делу и соответствуют показаниям П. и Д.С.

Суд обоснованно положил показания Д.В. и П., данные ими в ходе предварительного расследования, в основу обвинительного приговора, поскольку они подтверждены не только показаниями Д.С., но и совокупностью других доказательств исследованных в судебном заседании.

Так, из протокола осмотра места происшествия видно, что Х.А.А. был обнаружен мертвым у гаража N 58, который ему принадлежит, с признаками насильственной смерти. Рядом с трупом находились ключи от гаража. Примерно в 8 метрах от потерпевшего была обнаружена гильза от патрона, а при медицинском исследовании трупа Х.А.А., из его головы была изъята пуля. Гильза и пуля составляли единое целое пистолетного патрона к пистолету системы Макарова калибра 9 мм.

Изложенное подтверждается показаниями Д.С., о произведенном выстреле в Х.А.А. из пистолета системы Макарова в тот момент, когда потерпевший закрывал ворота гаража. Эти обстоятельства подтверждал и осужденный П. в своих первоначальных показаниях.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта смерть Х.А.А. наступила от огнестрельного ранения головы с причинением тяжкого вреда здоровью в виде повреждения головного и спинного мозга. Выстрел был произведен из пистолета пулей диаметром 9 мм. с близкого расстояния, по характеристике раневого канала выстрел был произведен сверху вниз. Эти обстоятельства подтверждаются показаниями Д.С. о произведенном выстреле в Х.А.А. с крыши гаража, когда потерпевший закрывал ворота гаража.

Доводы осужденного Я. и адвоката Якунина о том, что у Я. не было повода для убийства Х.А.А. и что такой повод, скорее всего, был у Д.С., который должен был Х.А.А. крупную сумму денег, опровергается рядом обстоятельств, исследованных в судебном заседании.

Так, сам Д.С. отрицал наличие какого-либо долга Х.А.А., П., Д.С. и Д.В. показывали, что они ранее не знали Х.А.А. и "знакомы" с ним были только по видеозаписи, которую показал им Я. В то же время в судебном заседании были допрошены потерпевшие Х.М.Г. и Х.А.Р., свидетели Б., Б., которые подтвердили, что крупную сумму денег, примерно 14 - 15 тысяч долларов США Х.А.А. должен был Я., о которых Х.А.А. ему напоминал и Я., признавая наличие долга обещал его вернуть, однако с отдачей все время затягивал.

Кроме того, об организаторской роли Я. в убийстве потерпевшего свидетельствуют показания потерпевшей Х.М.Г., показавшей, что 16 июня 1997 года, возвратившись домой, она от потерпевшего Х.А.А., который впоследствии был убит, узнала, что у него в этот день были друзья, в том числе и Я. После их ухода пропали ключи от квартиры. Вскоре они были возвращены Я., который объяснил, что взял ключи по ошибке.

Эти показания Х.М.Г. подтверждают показания П. и Д. о том, что Я. отдавал им ключи от квартиры Х.А.А. 15 июня 1997 года с целью проникновения ими в квартиру и совершения убийства потерпевшего, однако они не сумели проникнуть в квартиру, т.к. дверь была закрыта изнутри, о чем, сообщили Я., вернув ему ключи.

Доводы осужденных о том, что между ними не было никакой договоренности на совершение убийства потерпевшего, опровергаются их же показаниями, совместными согласованными действиями, как до совершения убийства, так и после него. Вместе с тем, следует отметить, что квалифицирующий признак убийства "по предварительному сговору группой лиц" из обвинения осужденных исключен в связи с отказом от этого обвинения государственным обвинителем и в силу того, что убийство Х.А.А. было совершено одним лицом.

Доводы Д.В. о неосведомленности действий Д.С. и П. опровергаются его же показаниями в ходе предварительного расследования, признанием им своей вины в хранении пистолета в машине. Кроме того, Д.В. не мог не понимать содеянного его сыном и П., когда подвез их к гаражам, наблюдая, как они с оружием в руках, дождавшись возвращения в гараж Х.А.А., вышли из машины и направились в сторону гаражей, когда после услышанных выстрелов и возвращения в машину Д.С. и П. отвез их к железнодорожному вокзалу, а затем вместе с ними возвращался к месту совершенного преступления и заезжал к Я. для сообщения тому о выполненном заказе на убийство.

Исходя из исследованных в судебном заседании доказательств, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о том, что Я., имея мотив и цель избавиться от крупного долга, который он имел перед Х.А.А., выступил в качестве организатора, пособника и подстрекателя убийства потерпевшего из корыстных побуждений и по найму. При этом П. и Д.В. выступили в качестве пособников совершенного убийства, а Д.С. явился исполнителем убийства Х.А.А.

Суд правильно квалифицировал:

действия Я. по ч. ч. 3, 4, 5 ст. 33 и п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ;

действия Д.В. и П. по ч. 5 ст. 33 и п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ;

действия Д.С. по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Не вызывает сомнений и обоснованность осуждения Я. по ч. 4 ст. 150 УК РФ, поскольку Я. знал о несовершеннолетнем возрасте Д.С., что в судебном заседании подтвердила свидетель К. - сожительница Я., которой Д.С. являлся двоюродным братом, и он часто общался с Я. Преступление, совершенное Д.С., относится к категории особо тяжких.

Суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о виновности осужденных в незаконном приобретении, передаче, хранении, ношении и перевозке огнестрельного оружия и боеприпасов к нему без соответствующего разрешения.

Доводы осужденных и адвоката Якунина о недоказанности вины осужденных в преступлении, связанном с оборотом огнестрельного оружия в силу того, что само оружие не было обнаружено, не могут быть признаны состоятельными.

В ходе предварительного расследования и в судебном заседании с достоверностью было установлено, что убийство Х.А.А. было совершено из пистолета системы Макарова калибра 9 мм. Д.С. и П. указывали в своих показаниях, о том, что именно такой пистолет был передан им Я., а Д.В. показывал, что именно пистолет системы Макарова хранился в его машине под задним сиденьем и с этим пистолетом П. и его сын пошли на убийство Х.А.А. и этот пистолет был в руках П., когда они вернулись к машине после совершенного убийства.

При судебно-медицинском исследовании трупа Х.А.А. было установлено, что в голове потерпевшего имелась пуля калибра 9 мм., которая могла быть выстрелена из пистолета системы Макарова.

Изложенные обстоятельства свидетельствуют об использовании при убийстве пистолета Макарова, на приобретение, ношение и иные действия с указанным оружием у осужденных не было разрешения.

Доводы П., Я. и адвоката Якунина об отсутствии состава преступления при отсутствии самого оружия не основаны на законе, поскольку наличие соответствующих доказательств, представленных суду и исследованных в судебном заседании, свидетельствует о наличии такого оружия и совершении с ним осужденными неправомерных действий, запрещенных законом.

Действия всех осужденных по данному эпизоду судом правильно квалифицированы ч. 2 ст. 222 УК РФ.

При назначении наказания осужденным суд учел характер и степень общественной опасности совершенных ими преступлений, роль каждого в их совершении, данные о личности каждого из осужденных, а также все обстоятельства, смягчающие и отягчающие их наказание. Оснований для отмены или изменения приговора как в части квалификации, так и назначенного наказания, судебная коллегия не усматривает.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Омского областного суда от 13 августа 2001 года в отношении Я., П., Д.С. и Д.В. оставить без изменения, а кассационные жалобы адвоката и осужденных - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"