||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 3 июля 1998 года

 

Дело N 5-В98-75

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Кнышева В.П.,

    судей                                            Зайцева В.Ю.,

                                                         Кебы Ю.Г.

 

рассмотрела в судебном заседании от 3 июля 1998 года протест заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации на решение Коптевского межмуниципального суда г. Москвы от 30 апреля 1997 года, определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 4 июля 1997 года и постановление президиума Московского городского суда от 14 мая 1998 года по делу по иску жилищного комитета Северного административного округа г. Москвы к И. и Департаменту муниципального жилья правительства Москвы о признании недействительными договоров приватизации, свидетельства о праве собственности на квартиру и договора дарения и встречному иску И. о признании права на жилую площадь.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Кнышева В.П., заключение прокурора Гермашевой М.М., полагавшей протест оставить без удовлетворения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

жилищный комитет Северного административного округа г. Москвы обратился в суд с иском к И. и Департаменту муниципального жилья г. Москвы о признании недействительными договора приватизации, свидетельства о праве собственности на квартиру и договора дарения, сославшись на то, что С., умерший в 1996 году, являлся нанимателем комнаты размером 18,7 кв. м в двухкомнатной квартире по адресу: <...>; 10 февраля 1993 года С. в нарушение требований закона приватизировал всю квартиру, получил свидетельство о праве собственности на нее и 12 февраля 1993 года по нотариально удостоверенному договору подарил эту квартиру ответчику.

И., не согласившись с иском, предъявил встречное требование о признании права на жилую площадь, указав, что с 1993 года по день смерти С. проживал в комнате последнего в качестве члена его семьи, поэтому приобрел самостоятельное право на комнату размером 18,7 кв. м в квартире, о которой возник спор.

Решением Коптевского межмуниципального суда г. Москвы от 30 апреля 1997 года иск удовлетворен, во встречном иске отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 4 июля 1997 года решение суда оставлено без изменения.

Постановлением президиума Московского городского суда от 14 мая 1998 года оставлен без удовлетворения протест заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации, в котором ставился вопрос об отмене указанных судебных постановлений в части удовлетворения в полном объеме первоначального иска.

В протесте заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации, внесенном в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, поставлен вопрос об отмене решения Коптевского межмуниципального суда г. Москвы от 30 апреля 1997 года и определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 4 июля 1997 года в части удовлетворения полностью первоначального иска, а также об отмене постановления президиума Московского городского суда от 14 мая 1998 года и вынесении по делу нового решения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации находит протест обоснованным и подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Разрешая спор и удовлетворяя иск жилищного комитета, суд правильно указал на то, что С., являясь нанимателем комнаты, не вправе был приватизировать всю квартиру и подарить ее И.

Суд также сослался на то, что в соответствии со ст. 4 Закона РФ "О приватизации жилищного фонда в РФ" от 4 июля 1991 года, с последующими изменениями и дополнениями, собственники жилищного фонда или уполномоченные ими органы, а также предприятия, за которыми закреплен жилищный фонд на праве полного хозяйственного ведения, и учреждения, в оперативное управление которых передан жилищный фонд, вправе принимать решения о приватизации служебных жилых помещений и коммунальных квартир. Согласно решению малого Совета Московского городского Совета народных депутатов от 14 апреля 1993 года приватизация комнат в коммунальных квартирах может быть произведена с согласия всех нанимателей, проживающих в коммунальной квартире. С., являвшаяся нанимателем второй комнаты в квартире 65 и умершая 15 апреля 1993 года, согласия на приватизацию С.В. его комнаты не давала, следовательно, договоры приватизации и дарения квартиры заключены с нарушением требований Закона.

Такой вывод суда нельзя признать правильным.

Статья 4 названного Закона (в том смысле, в каком ее истолковал и применил суд) противоречит ст. ст. 19 и 55 Конституции РФ, в связи с чем в силу ее ст. 15 и в соответствии с пунктом 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 года N 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" применению не подлежит.

Законом РФ "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" гражданам, занимающим жилые помещения в домах государственного и муниципального жилищного фонда по договору найма или аренды, предоставлено право с согласия всех совместно проживающих совершеннолетних членов семьи приватизировать эти помещения, т.е. получить их в бесплатную собственность (ст. ст. 1, 2).

Целью этого Закона является создание условий для осуществления права граждан на свободный выбор способа удовлетворения потребностей в жилье, а также улучшения использования и сохранности жилищного фонда (часть 2 его преамбулы).

В силу ст. 19 Конституции РФ все равны перед законом и судом.

Следовательно, исходя из этого конституционного положения, право на бесплатную приватизацию занимаемых гражданами жилых помещений должно быть предоставлено законом в равной мере всем нанимателям и членам их семей (с их согласия), независимо от того, является ли предметом договора найма отдельная квартира либо изолированное жилое помещение в коммунальной квартире.

Исключение из приватизации жилищного фонда нанимателей жилых помещений в коммунальных квартирах лишает их предоставленного права и возможности достижения указанной цели, ставит их в неравное положение с нанимателями, проживающими в более благоприятных условиях - в отдельных квартирах, в зависимость от соседей по коммунальной квартире, которые в силу тех или иных причин могут не желать приватизировать занимаемые ими жилые помещения, лишая этим указанного права других нанимателей.

В силу ч. 3 ст. 55 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Ограничение права нанимателя жилого помещения в коммунальной квартире на самостоятельную (независимо от других нанимателей) приватизацию занимаемого им жилого помещения не отвечает ни одной из предусмотренных Конституцией РФ целей, поэтому является недопустимым. Такая приватизация не ущемляет прав нанимателей жилых помещений в той же коммунальной квартире, поскольку у собственника приватизированного жилого помещения не возникает в связи с этим никаких дополнительных прав на места общего пользования в этой квартире и, тем более, на жилые помещения, занимаемые соседями.

Более того, ситуация, когда в одной коммунальной квартире часть жилых помещений используется по договору найма, а часть - по праву собственности, допускает другой Закон РФ - "Об основах федеральной жилищной политики". В силу его ст. 16 освобождающееся в коммунальной квартире жилое помещение при отсутствии в квартире граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, или граждан, имеющих жилую площадь менее установленной нормы на одного человека, передается иным нанимателям этой квартиры по договору аренды или купли-продажи, т.е. (в последнем случае) в собственность. В результате применения этого Закона получается, что в одной коммунальной квартире одновременно оказываются наниматели и собственники жилых помещений. В данном случае законодатель нарушений прав нанимателей жилых помещений в коммунальных квартирах не усмотрел.

В результате применения судом ст. 4 Закона РФ "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" и принятого в соответствии с этой статьей решения малого Совета Московского городского Совета народных депутатов от 14 апреля 1993 года оказались нарушенными права С. на приватизацию занимаемой им по договору жилищного найма комнаты размером 18,7 кв. м и И., которому С. после приватизации подарил жилое помещение.

Учитывая установленные по делу обстоятельства и принимая во внимание, что судом допущена ошибка в применении и толковании норм материального права, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации считает необходимым решение в части удовлетворения полностью первоначального иска отменить и, не передавая дела на новое рассмотрение, вынести новое решение, которым признать недействительными договор приватизации от 10 февраля 1993 года, свидетельство о праве собственности на квартиру 65 от 10 февраля 1993 г. и договор дарения этой квартиры от 12 февраля 1993 года в части комнаты размером 9,2 кв. м, а в части признания недействительными договора приватизации С. комнаты размером 18,7 кв. м и договора ее дарения С. И. отказать.

Отмене в указанной части подлежат кассационное определение Московского городского суда, а также полностью постановление президиума того же суда, так как допущенная судом первой инстанции ошибка в применении и толковании норм материального права необоснованно оставлена без внимания при рассмотрении дела в кассационном и надзорном порядке.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 329, 330 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Коптевского межмуниципального суда г. Москвы от 30 апреля 1997 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 4 июля 1997 года в части удовлетворения полностью первоначального иска, а также постановление президиума Московского городского суда от 14 мая 1998 г. отменить и вынести новое решение, которым иск жилищного комитета САО удовлетворить частично, признав недействительными договор приватизации от 10 февраля 1993 года, свидетельство о праве собственности на квартиру N 65 от 10 февраля 1993 года и договор дарения от 12 февраля 1993 года в части комнаты размером 9,2 кв. м; в части признания недействительными договора приватизации С. комнаты размером 18,7 кв. м и договора ее дарения С. И. отказать.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"