||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 23 июня 1998 года

 

Дело N 55-Г98-2

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Кнышева В.П.,

    судей                                             Жилина Г.А.,

                                                      Нечаева В.И.

 

рассмотрела в судебном заседании от 23 июня 1998 года дело по заявлению прокурора Республики Хакасия о признании недействительными ч. ч. 1, 2, 3 ст. 76 Конституции Республики Хакасия, ст. ст. 31, 32, 33 Закона Республики Хакасия "О статусе народного депутата Республики Хакасия" и ч. ч. 1, 2, 3 ст. 5 Закона Республики Хакасия "О Верховном Совете Республики Хакасия" по кассационной жалобе Верховного Совета Республики Хакасия на решение Верховного Суда Республики Хакасия от 10 апреля 1998 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Кнышева В.П., заключение прокурора Корягиной Л.Л., полагавшей решение суда оставить без изменения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

25 мая 1995 года Верховным Советом Республики Хакасия была принята Конституция Республики Хакасия. Ч. ч. 1, 2, 3 ст. 76 названной Конституции установлены неприкосновенность депутатов Верховного Совета в сфере уголовного, уголовно-процессуального, административного и административно-процессуального права в виде особых условий привлечения их к уголовной и административной ответственности, а также иные исключения из общих правил уголовного и уголовно-процессуального законодательства, касающиеся порядка задержания, ареста, обыска, личного досмотра и допроса.

Указанные исключения установлены и в ст. ст. 31 - 33 Закона Республики Хакасия "О статусе народного депутата Республики Хакасия" от 13 октября 1995 года. и в ч. ч. 1, 2, 3 ст. 5 Закона "О Верховном Совете Республики Хакасия" от 19 сентября 1995 года. В соответствии с названными Законами указанные в них меры уголовного и административного принуждения в отношении депутатов могут быть приняты лишь с согласия Верховного Совета Республики Хакасия, которым решается и вопрос о лишении депутата неприкосновенности по представлению прокурора Республики Хакасия.

Прокурор Республики Хакасия обратился в суд с заявлением о признании недействительными названных норм Законов Республики Хакасия, как противоречащих Конституции Российской Федерации и федеральному законодательству, сославшись на то, что Верховный Совет Республики Хакасия превысил свои полномочия, разрешив вопросы, которые отнесены к федеральному законодательству.

Верховный Суд Республики Хакасия, рассмотрев данное дело в качестве суда первой инстанции, решением от 10 апреля 1998 года заявление прокурора Республики Хакасия удовлетворил.

В кассационной жалобе, поданной Верховным Советом Республики Хакасия, поставлен вопрос об отмене решения по тем основаниям, что суд неправильно применил нормы материального и процессуального права и постановил незаконное решение.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения жалобы и отмены решения, постановленного в соответствии с установленными в суде обстоятельствами и требованиями закона.

Принимая решение об удовлетворении заявления прокурора, суд правильно определил юридически значимые обстоятельства и обоснованно пришел к выводу, что оспариваемые прокурором Законы Верховного Совета Республики Хакасия противоречат Конституции Российской Федерации и Федеральным законам и приняты Верховным Советом Республики Хакасия с превышением полномочий, предоставленных ему законом.

Этот вывод мотивирован, и оснований для признания его неправильным не установлено.

Согласно ст. 71 п. "о" Конституции Российской Федерации уголовное, уголовно-процессуальное и уголовно-исполнительное законодательство находятся в ведении Российской Федерации и по данным предметам ведения Российской Федерации принимаются законы федерального уровня, имеющие прямое действие на всей территории Российской Федерации.

Поскольку по указанным предметам ведения субъекты Российской Федерации не могут принимать собственные законодательные акты, постольку Верховный Совет Республики Хакасия не имел право самостоятельно урегулировать уголовно-правовые аспекты статуса своих депутатов, их неприкосновенности.

Что касается административного и административно-процессуального законодательства, находящегося в силу ст. 72 п. "к" Конституции Российской Федерации в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Федерации, то в соответствии со ст. 76 п. 5 Конституции Российской Федерации законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам. В случае противоречия между федеральным законом и иным актом, изданным в Российской Федерации, действует федеральный закон.

В принятых же Верховным Советом Республики Хакасия Законах, оспариваемых прокурором, как установил суд, предусмотрен иной, чем установлено уголовным, уголовно-процессуальным, административно-процессуальным законодательством, порядок привлечения депутата Верховного Совета к таким видам ответственности.

Исключив возможность привлечения депутата к уголовной и административной ответственности, налагаемой в судебном порядке, а также задержания, ареста, обыска, личного досмотра или допроса без согласия Верховного Совета, Конституция Республики Хакасия, Законы Республики Хакасия "О статусе народного депутата Республики Хакасия" и "О Верховном Совете Республики Хакасия", как правильно указал суд в решении, установили особый, не предусмотренный Конституцией Российской Федерации и федеральным законом порядок осуществления правосудия и судопроизводства. Между тем по смыслу ст. ст. 71 п. "о", 118 ч. 3, 120 ч. 1 Конституции Российской Федерации порядок организации и деятельности судебной власти, осуществление правосудия относятся к исключительной компетенции Российской Федерации.

В связи с лишением депутата неприкосновенности ст. 76 Конституции Республики Хакасия устанавливает также особые полномочия и порядок деятельности прокурора Республики Хакасия, тогда как согласно ч. 5 ст. 129 Конституции Российской Федерации полномочия, организация и порядок деятельности прокурора определяются федеральным законом.

Согласно ст. 51 Конституции Российской Федерации никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется законом; федеральным законом могут устанавливаться иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания (ч. 2).

Учитывая, что Конституция Российской Федерации допускает установление только Федеральным законом "иных случаев" освобождения лица от свидетельских показаний, то Верховный Совет, установив в ст. 33 Закона "О статусе народного депутата Республики Хакасия" право депутата отказаться от свидетельских показаний по гражданскому или уголовному делу об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с выполнением депутатских обязанностей, как правильно указал суд в решении, вторгся в исключительную компетенцию Российской Федерации по вопросам, обозначенным ст. 51 ч. 2 и ст. 71 п. "о" Конституции Российской Федерации, и не вправе был самостоятельно регулировать указанные вопросы, чем превысил предоставленные ему полномочия.

При разбирательстве дела судом проверены доводы представителя Верховного Совета о том, что оспариваемые прокурором Законы приняты в соответствии с действующим законодательством и, в частности, с учетом ст. ст. 37 - 39 Закона СССР "О статусе народных депутатов в СССР", и обоснованно признаны несостоятельными, поскольку данный Закон противоречит Конституции Российской Федерации и действующему федеральному законодательству, принятых после издания названного Закона СССР.

Суд обсудил и довод представителя Верховного Совета Республики Хакасия о том, что данный спор неподведомствен судам общей юрисдикции и относится к компетенции только Конституционного Суда Российской Федерации, и правильно не согласился с ним.

Действительно, согласно ст. 125 Конституции Российской Федерации и ст. 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" Конституционный Суд Российской Федерации разрешает дела о соответствии Конституции Российской Федерации конституций республик, уставов, а также законов и иных нормативных актов субъектов Российской Федерации, изданных по вопросам, относящимся к ведению органов государственной власти Российской Федерации и совместному ведению органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти субъектов Российской Федерации.

Однако поводом к рассмотрению таких дел в Конституционном Суде Российской Федерации является обращение в этот Суд указанных в законе субъектов, а основанием - обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации закон или иной нормативный акт (ст. 125 Конституции Российской Федерации, ст. ст. 36 - 84 названного Федерального конституционного закона).

По настоящему делу с заявлением в суд общей юрисдикции о признании недействительными ч. ч. 1, 2, 3 ст. 76 Конституции Республики Хакасия, а также указанных в заявлении Законов Республики Хакасия обратился прокурор, который в качестве субъекта обращения в Конституционный Суд Российской Федерации ни в Конституции Российской Федерации, ни в Законе "О Конституционном Суде Российской Федерации" не указан.

При этом прокурор ссылается не на обнаружившуюся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Российской Федерации оспариваемые им правовые акты, а ставит вопрос о признании их недействительными по мотивам противоречия не только Конституции Российской Федерации, но и другим федеральным законам.

В соответствии со ст. 129 Конституции Российской Федерации полномочия, организация и порядок деятельности прокуратуры Российской Федерации определяются федеральным законом.

Согласно ст. ст. 1, 11, 15, 21 - 23, 35 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" и ст. 41 Гражданского процессуального кодекса РСФСР прокурор Республики Хакасия, входящий в единую систему органов прокуратуры Российской Федерации и осуществляющий надзор за исполнением законов на территории Республики, вправе оспорить в суд общей юрисдикции нормативные правовые акты, принятые представительным (законодательным) органом Республики, если они противоречат действующему законодательству, в частности, если этого требует защита охраняемых законом интересов общества или государства.

Учитывая эти требования закона, суд правильно указал в решении, что прокурор обратился в суд в пределах своей компетенции.

Ссылка в жалобе на то, что суд неправильно применил нормы материального и процессуального права, что привело или могло привести к неправильному разрешению дела, в том числе и те, на которые имеется ссылка в кассационной жалобе судом не допущено.

Дав анализ действующему законодательству, суд правильно применил нормы материального и процессуального права, и оснований к отмене правильного решения не установлено.

На основании изложенного и руководствуясь п. 1 ст. 305 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Верховного Суда Республики Хакасия от 10 апреля 1998 года оставить без изменения, а кассационную жалобу Верховного Совета Республики Хакасия - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"