||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 мая 2002 года

 

Дело N 5-о01-22

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                          Кузнецова В.В.,

    судей                                             Бурова А.А.,

                                                      Лаврова Н.Г.

 

рассмотрела 21 мая 2002 года в судебном заседании дело по кассационным жалобам осужденных Ш., В., адвокатов Качалова Ю.А., Кувшинкиной А.А. и Роу М.М. на приговор Московского городского суда от 18 октября 2000 года, по которому Ш., <...>, ранее судимый: 03.12.1986 по ст. 206 ч. 2 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы с применением ст. 24.2 УК РСФСР; 03.11.1988 по ст. 145 ч. 2 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы, с частичным присоединением неотбытого наказания по предыдущему приговору окончательно к 5 годам лишения свободы; освобожден 7 августа 1993 года по отбытии наказания, осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ на 15 лет; по ст. 167 ч. 1 УК РФ на 1 год 6 месяцев.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

В., <...>, ранее судимый 17.05.1989 по ст. 117 ч. 3 УК РСФСР к 6 годам лишения свободы; освобожден 23 февраля 1995 года условно-досрочно на 2 месяца 24 дня, осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ на 15 лет; по ст. 167 ч. 1 УК РФ на 1 год 6 месяцев.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

На основании ст. 70 УК РФ путем частичного присоединения неотбытого наказания по предыдущему приговору окончательно В. назначено 16 лет 1 месяц лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

Они же по ст. ст. 166 ч. 2 п. "а", 166 ч. 4 УК РФ оправданы за недоказанностью участия в преступлении.

Заслушав доклад судьи Лаврова Н.Г, объяснения осужденных Ш., В., адвоката Роу М.М., поддержавших доводы жалоб, заключение прокурора Башмакова А.М., полагавшего приговор в части осуждения Ш. и В. по ст. 167 ч. 1 УК РФ отменить и дело прекратить, исключить назначение В. наказания по совокупности приговоров, а в остальной части приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Ш. и В. признаны виновными в умышленном причинении смерти С., совершенном группой лиц по предварительному сговору, а также в умышленном повреждении чужого имущества, повлекшего причинение значительного ущерба.

Преступление совершено 13 июля 1997 года в г. Москве при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Ш. и В. вину не признали. В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

- осужденный Ш. указывает, что предварительное и судебное следствие проведено односторонне и неполно, с обвинительным уклоном, а выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. По его мнению, не проверена версия о причастности к данному убийству других лиц, а также версия о наркотическом отравлении потерпевшего. Ставит под сомнение вывод судебно-медицинской экспертизы о причине смерти потерпевшего. Полагает, что по делу допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, а показания на предварительном следствии он давал в результате применения к нему незаконных методов ведения следствия и без участия адвоката. Считает, что органами следствия и судом не установлен мотив убийства, а уголовный закон применен неправильно. Просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение;

- осужденный В., ссылаясь на те же обстоятельства, что и осужденный Ш., просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение. Указывает также, что показания на предварительном следствии он давал вынужденно в результате применения к нему незаконных методов ведения следствия;

- адвокат Кувшинкина А.А. в защиту интересов осужденного В. без приведения каких-либо мотивов просит об отмене приговора;

- адвокат Качалов Ю.А. в защиту интересов осужденного В. считает, что вывод суда о виновности В. основан лишь на показаниях осужденных, данных на предварительном следствии, которые получены с нарушением закона, и не подтверждается другими доказательствами. Указывает, что принадлежность обнаруженных на месте происшествия клока волос и следа пальца с поверхности заднего стекла автомашины не установлена. По его мнению, органами следствия не установлен мотив убийства и не проверена версия о причастности к убийству С. других лиц. Анализируя приведенные в приговоре доказательства, делает вывод о недоказанности вины В. Просит приговор отменить, а дело прекратить;

- адвокат Роу М.М. в защиту интересов осужденного В. указывает, что судебное следствие проведено неполно и односторонне, а выводы суда носят предположительный характер и не основаны на материалах дела. По ее мнению, в основу обвинения В. положены лишь противоречивые показания осужденных, данные на предварительном следствии без участия адвоката, не проверена версия о причастности к убийству потерпевшего других лиц, остался неисследованным вопрос о состоянии здоровья потерпевшего, не проведена дополнительная экспертиза с участием врача нарколога. Полагает, что не установлены причина смерти потерпевшего и мотив преступления. Просит приговор отменить, а дело направить на новое расследование.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит вывод суда о виновности Ш. и В. в совершении убийства С. основанным на исследованных в судебном заседании доказательствах, анализ которых содержится в приговоре.

Так, из показаний осужденных Ш. и В., данных в ходе предварительного следствия, следует, что после употребления спиртных напитков они вывезли находящегося в наркотическом опьянении С. на его автомашине к пруду, и с целью убийства последнего обмотали шею С. проводом и вдвоем тянули за концы проводки. Провод оборвался. Тогда они поочередно нанесли обнаруженной в багажнике автомашины лопатой удары по голове С., а затем автомашину, в салоне которой находился С., столкнули в пруд.

Признавая эти показания осужденных достоверными, суд обоснованно указал, что они согласуются между собой и соответствуют другим приведенным в приговоре доказательствам: данным протоколов осмотра места происшествия, согласно которым в пруду был обнаружен автомобиль "Мерседес", в салоне которого находился труп С.; акту судебно-медицинской экспертизы о характере телесных повреждений, обнаруженных при исследовании трупа С., механизме их образования и причине его смерти; заключениям медико-криминалистической и биологической экспертиз, подробно изложенными в приговоре.

Доводы осужденных Ш. и В. о том, что убийство С. они не совершали, а также изложенные в жалобе защитников доводы о недоказанности вины В. в совершении убийства С. опровергаются приведенными выше доказательствами и обоснованно признаны судом несостоятельными.

Изложенные в кассационных жалобах осужденных доводы о том, что показания на предварительном следствии они давали под давлением работников милиции, а также о незаконных методах ведения следствия, тщательно исследовались судом и обоснованно признаны несостоятельными с приведением в приговоре мотивов, с которыми у судебной коллегии нет оснований не согласиться.

Как правильно указано в приговоре, показания осужденных, данные на предварительном следствии об обстоятельствах совершения ими убийства потерпевшего, получены с соблюдением всех требований уголовно-процессуального закона, поскольку перед началом допроса им разъяснялось право не свидетельствовать против себя и иметь адвоката, которым они не воспользовались. По первому требованию Ш. и В. им были предоставлены адвокаты, которые участвовали в следственных действиях.

Изложенные выше показания Ш. и В. давали неоднократно, в том числе и при проведении следственного эксперимента с участием понятых, поэтому суд обоснованно пришел к выводу о допустимости этих доказательств.

Доводы жалоб о том, что смерть потерпевшего могла наступить в результате наркотического отравления, опровергаются заключением судебно-медицинской экспертизы, согласно которому смерть С. наступила от механической асфиксии в результате закрытия дыхательных путей водой.

То обстоятельство, что не установлена принадлежность волос и следа пальца руки, обнаруженных на месте происшествия, не опровергает вывод суда о совершении Ш. и В. вмененного им преступления, о чем правильно указано в приговоре. Согласно акту судебно-биологической экспертизы происхождение обнаруженных на месте происшествия волос не исключается от потерпевшего С.

Органами следствия при производстве предварительного расследования и судом при рассмотрении дела в судебном заседании каких-либо нарушений УПК РСФСР, влекущих отмену приговора, допущено не было, дело расследовано и рассмотрено всесторонне, полно и объективно.

Все доказательства, положенные в основу приговора, получены в соответствии с законом.

Квалификация действий Ш. и В. по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ является правильной.

Наказание осужденным Ш. и В. назначено в соответствии с требованиями уголовного закона, с учетом тяжести содеянного, всех обстоятельств дела и данных о их личности.

Вместе с тем вывод суда о том, что Ш. и В. совершили умышленное повреждение чужого имущества, повлекшее причинение значительного ущерба потерпевшему, не основан на материалах дела.

Обосновывая вывод о виновности Ш. и В. в умышленном повреждении чужого имущества, повлекшем причинение значительного ущерба, суд указал, что в результате их действий автомобиль потерпевшего, который они столкнули в пруд, был поврежден, чем причинен значительный ущерб на сумму 12 миллионов рублей в ценах на 31 декабря 1997 года.

Однако, как видно из материалов дела, указанная автомашина была приобретена потерпевшим за 2 тысячи долларов США, то есть за 12 миллионов рублей, извлечена из пруда и в настоящее время находится на стоянке, данных об уничтожении или повреждении этой автомашины в материалах дела не имеется.

При таких обстоятельствах приговор в части осуждения Ш. и В. по ст. 167 ч. 1 УК РФ подлежит отмене с прекращением дела за отсутствием состава преступления.

Кроме того, подлежит исключению из приговора указание о назначении В. наказания по совокупности приговоров, поскольку В., как видно из материалов дела, 23 февраля 1995 года был условно-досрочно освобожден на неотбытый срок 2 месяца 24 дня, и на момент совершения инкриминируемого ему преступления наказание по предыдущему приговору отбыл.

Руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Московского городского суда от 18 октября 2000 года в отношении Ш. и В. в части их осуждения по ст. 167 ч. 1 УК РФ отменить и дело прекратить за отсутствием состава преступления.

Исключить из приговора указание о назначении В. наказания по совокупности приговоров в порядке ст. 70 УК РФ.

Тот же приговор в части осуждения Ш. и В. по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 15 годам лишения свободы в исправительной колонии особого режима каждого оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"