||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 мая 2002 г. N 45-о01-254

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Каримова М.А.,

судей - Куменкова А.В. и Сергеева А.А.

рассмотрела в судебном заседании от 20 мая 2002 года дело по кассационным жалобам осужденных К. и Г., адвокатов Проскуряковой С.В. и Свинцицкой В.В. на приговор Свердловского областного суда от 15 октября 2001 года, которым

К., <...>, судимый,

осужден по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ к 11 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ч. 4 ст. 111 УК РФ - к 13 годам лишения свободы, а на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к 14 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества,

Г., <...>,

осужден по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ к 11 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ч. 4 ст. 111 УК РФ - к 13 годам лишения свободы, а на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к 14 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

С осужденных взысканы указанные в приговоре суммы.

К. и Г. признаны виновными в разбое и умышленном причинении тяжкого вреда здоровью. Преступления совершены в ночь на 23 февраля 1999 года при установленных судом обстоятельствах.

В кассационной жалобе К. утверждает о недоказанности его вины в преступлениях, за которые он осужден и считает, что приговор постановлен на предположениях. Утверждает, что первоначальные показания "был вынужден подписать" в результате незаконных действий работников милиции, а исследованные судом показания свидетелей его вину не подтверждают. Просит отменить приговор и направить дело на новое судебное рассмотрение.

Адвокатом Проскуряковой в защиту К. подана кассационная жалоба с аналогичной просьбой. Адвокат считает, что выводы суда о конкретных действиях осужденных основаны на предположениях, орудие преступления не установлено, свидетели С., С.С., К.А. не допрошены, не выяснены причины противоречий в показаниях ряда свидетелей относительно слов П. о нападавших. Адвокат отрицает доказанность вины подзащитного и считает, что взысканная с того сумма компенсации морального вреда завышена.

В кассационных жалобах, поданных Г. и адвокатом Свинцицкой в его защиту, говорится о недоказанности вины Г. в преступлениях, за которые он осужден и ставится вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение. В обоснование жалоб утверждается, что потерпевшая П.Е. допрошена 15 марта 1999 года с нарушением закона, показания П.О. искажены судом, показаниями свидетелей подтверждается только вина Г. в краже имущества из школы, а на его одежде отсутствует кровь потерпевших.

Заслушав доклад судьи Сергеева А.А., объяснения осужденного К. по доводам его жалобы, заключение прокурора Шинелевой Т.Н., просившей оставить приговор без изменения, судебная коллегия считает, что приговор подлежит изменению лишь в части размера компенсации морального вреда.

Доводы кассационных жалоб о недоказанности вины осужденных в совершенных преступлениях опровергаются рассмотренными в судебном заседании доказательствами.

В показаниях, данных К. и Г. на предварительном следствии, они уличали друг друга в разбойном нападении на потерпевших с применением молотка и завладении школьным имуществом.

Из показаний свидетеля С.С. усматривается, что К. говорил об избиении и связывании им и Г. потерпевших в помещении школы и хищении имущества. Свидетель С. тоже давала показания о признании К. вины в избиении школьного сторожа и хищении имущества.

Согласно показаниям потерпевших С.А. и П.О., свидетелей Г.П., К.Т., Г.К. и Н., потерпевший П. говорил, что на него и бабушку напали два человека и он видел как один из них - бывший школьный слесарь по имени Г.Р. - наносил удары. Г. подтвердил в судебном заседании, что ранее работал в школе слесарем и знал обоих потерпевших.

Свидетель Р. дал показания о задержании Г. с похищенным имуществом.

Показаниями свидетелей Р., Б., В., Г.К., Н., С.С., С. подтверждается наличие крови на руках и одежде К. и Г.

Как следует из заключения эксперта-биолога, на куртке Г. и фуфайке К. обнаружены пятна крови, которая могла произойти от потерпевших и не могла от осужденных.

Выводы суда об избиении потерпевших обоими осужденными и применении ими молотка в качестве орудия преступления подтверждаются показаниями К. и Г. на предварительном следствии, приведенными выше, а также заключениями судмедэксперта, согласно которым П. повреждения причинены тупым твердым предметом в результате не менее трех ударных воздействий, а П.Е. - тупым твердым предметом с ограниченной поверхностью соударения не менее, чем пятью ударными воздействиями.

Доводы кассационных жалоб о незаконных методах расследования, в результате которых К. и Г. давали уличающие друг друга показания, несостоятельны. К. неоднократно давал такие показания, в том числе в присутствии адвоката, однако заявлений о вынужденном их характере не делал. Г. также неоднократно давал эти показания разным следователям, называя при этом неизвестные следствию обстоятельства. Проведенными судебно-медицинскими экспертизами каких-либо повреждений у К. и Г. не обнаружено. Никаких иных доказательств, подтверждающих выдвинутую осужденными версию, в материалах дела не имеется.

Показания свидетелей, слышавших слова П.О. о напавших на него и П.Е. лицах противоречий не содержат. Не опровергают их и показания свидетелей, не присутствовавших при этих словах потерпевшего или не обративших на них внимание.

Изложенные в приговоре показания П. соответствуют протоколу судебного заседания, замечаний на который никем не подавалось.

Свидетели С., С.С. и К.А. в связи с неизвестностью места их нахождения и невозможностью вследствие этого быть вызванными в судебное заседание, судом не допрошены.

В соответствии с положениями ст. 286 УПК РСФСР их показания, данные на предварительном следствии, были оглашены на суде.

Утверждения об отсутствии на одежде Г. крови потерпевших опровергаются приведенными выше результатами биологической экспертизы.

Допрос потерпевшей П.Е. 15 марта 1999 года проведен с нарушением требований п. 3 ч. 1 ст. 211 УПК РСФСР о письменном характере указаний прокурора о производстве отдельных следственных действий, однако это не влияет на правильность выводов суда о виновности К. и Г., подтверждающихся совокупностью других приведенных выше доказательств.

Наказание осужденным назначено с учетом требований закона и оснований для его смягчения не имеется.

Из материалов дела усматривается, что потерпевшей П.О. был предъявлен гражданский иск о взыскании с осужденных компенсации морального вреда в размере 10.000 рублей. Признав иск обоснованным, суд пришел к выводу о его удовлетворении в полном объеме. В резолютивной же части приговора суд указал о взыскании с каждого из осужденных по 10.000 рублей. Поскольку суд безмотивно вышел за пределы исковых требований, взысканная сумма компенсации морального вреда подлежит уменьшению до размеров исковых требований.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

приговор Свердловского областного суда от 15 октября 2001 года в отношении К. и Г. изменить, уменьшив размер взысканной с них компенсации морального вреда до пяти тысяч рублей каждому.

В остальном приговор в отношении К. и Г. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

Председательствующий

М.А.КАРИМОВ

 

Судьи

А.В.КУМЕНКОВ

А.А.СЕРГЕЕВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"