||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 мая 2002 г. N 45-о02-47

 

Председательствующий: Рудакова Н.И.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Каримова М.А.

судей - Пелевина Н.П. и Ворожцова С.А.

рассмотрела в судебном заседании от 17 мая 2002 года дело по кассационным жалобам осужденного К. и адвоката Богочановой М.Н. на приговор Свердловского областного суда от 16 января 2002 года, по которому

К., <...>, русский, со средним образованием, судимый 14 декабря 1999 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "б", "в", "г" УК РФ к 2 годам лишения свободы,

осужден по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 14 годам лишения свободы, и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний по совокупности данных преступлений ему назначено 15 лет лишения свободы с конфискацией имущества;

на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ путем частичного сложения наказаний по настоящему приговору и приговору от 14 декабря 1999 года окончательно К. назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

Заслушав доклад судьи Пелевина Н.П., заключение прокурора Шинелевой Т.Н., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

К. признан виновным в разбойном нападении на Ш., 1943 года рождения с незаконным проникновением в жилище, с применением предмета в качестве оружия и насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, с причинением тяжкого вреда его здоровью, а также его убийстве, сопряженном с разбоем.

Преступления совершены в ночь на 5 мая 1999 года в г. Карпинске Свердловской области при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании К. виновным себя признал частично.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный К. указывает, что судебное следствие проведено односторонне и необъективно, не выявлены причины и условия, способствовавшие совершению преступления, а приговор является незаконным и необоснованным. Не установлено, что палку применил именно он. Потерпевший первым *** его и спровоцировал ответные действия. Доказательств его причастности к убийству Ш. и хищении его вещей, кроме телевизора, по делу не имеется, следов его пальцев на орудиях преступления не найдено. Не было установлено лицо, причинившее потерпевшему смерть и похитившее его имущество. Версии о причастности к убийству потерпевшего других лиц не проверялись. Не дано оценки применению к нему недозволенных методов ведения следствия, причинам противоречий в доказательствах. Не приняты во внимание его доводы о фальсификации доказательств на следствии, а фактические обстоятельства преступления в приговоре искажены. Не установлено, кому принадлежит след обуви, обнаруженный во дворе дома потерпевшего, кто и с какой целью приходил к нему. Не установлена роль Р. в причастности к похищению вещей потерпевшего, судом приняты во внимание лишь доказательства обвинения, его ходатайство о вызове дополнительных свидетелей необоснованно отклонено, чем нарушено его право на защиту, необоснованно отклонено ходатайство о проведении ему дополнительной судебно-психиатрической экспертизы. Не установлено место причинения потерпевшему телесных повреждений, не доказан его умысел на убийство потерпевшего и факт причинения ему смертельной травмы именно им. По приговору от 14 декабря 1999 года он подлежал освобождению от наказания по амнистии, что судом не учтено по настоящему делу. Просит приговор отменить и дело направить на новое расследование.

В кассационной жалобе адвокат Богочанова М.Н. указывает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. К. нанес потерпевшему около 4 ударов по лицу лишь в ответ на его удар и не мог причинить ему смертельных телесных повреждений. Версия о причинении смерти потерпевшему другими лицами не проверялась, хотя умысел К. был направлен лишь на тайное хищение у потерпевшего телевизора, при этом нахождение потерпевшего дома для осужденного было неожиданным. Похищение телевизора было тайным, во время нахождения потерпевшего без сознания. При уходе К. из дома Ш. был жив. Противоречиям в показаниях свидетелей оценки не дано, вина К. в разбое не установлена. Просит переквалифицировать его действия на ст. ст. 112 ч. 1, 158 ч. 2 п. п. "в", "г" УК РФ, считать его освобожденным от наказания по приговору от 14 декабря 1999 года по амнистии и исключение при назначении наказания применение ст. 69 ч. 5 УК РФ.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности К. основаны на исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре доказательствах.

Из показаний осужденного К. в судебном заседании видно, что после распития спиртного Р. предложил ему похитить телевизор у Ш., на что он дал согласие, и они договорились встретиться ночью. Около 12 часов ночи он пришел к дому Ш. и, не дождавшись Р., постучал в дом потерпевшего. О своих дальнейших действиях К. давать показания в судебном заседании отказался, при этом заявил, что подтверждает свои показания, данные на предварительном следствии.

В связи с этим суд обоснованно исследовал его показания на предварительном следствии.

Из этих его показаний следует, что к потерпевшему Ш. он пришел один. Открывший ворота Ш. первым ударил его палкой, а он в ответ около 4 раз ударил потерпевшего кулаком по лицу. Когда тот упал, он затащил его в дом, забрал из комнаты телевизор потерпевшего и ушел (т. 1 л.д. 174 - 175, т. 3 л.д. 45 - 46).

Показания осужденного К. получили в приговоре оценку в совокупности с другими доказательствами.

Из показаний свидетеля Т. видно, что 4 мая 1999 года его дядя Ш. должен был прийти к нему, но не пришел, и на следующий день он пошел к нему домой. Войдя во двор через незапертые ворота, он обнаружил во дворе тапок потерпевшего и следы волочения, ведущие от ворот в дом. В прихожей дома он обнаружил труп Ш., под головой которого была лужа крови. Об этом он сообщил в милицию и вместе с ее сотрудниками вернулся в квартиру потерпевшего, где вещи были разбросаны, дверцы шкафов открыты, в комнате отсутствовал телевизор. Позднее была обнаружена пропажа других вещей потерпевшего.

Его показания подтвердила потерпевшая Т.Н.

Факт обнаружения трупа Ш. со следами насильственной смерти, других следов преступления и беспорядка в доме подтверждается протоколом осмотра места происшествия (т. 1 л.д. 58 - 65).

Из акта криминалистической экспертизы усматривается, что изъятые с места происшествия два фрагмента деревянной палки ранее составляли единое целое (т. 2 л.д. 95).

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта, смерть Ш. наступила в результате открытой черепно-мозговой травмы, несовместимой с жизнью; кроме того, на трупе установленные другие множественные телесные повреждения, описанные в акте экспертизы и приговоре, различной степени тяжести и локализации (т. 2 л.д. 27 - 30).

Из акта повторной судебно-медицинской экспертизы следует, что телесные повреждения на голове Ш. возникли от множественных ударов тупыми твердыми предметами, возможно, сломанной деревянной палкой или частями сломанного стула, изъятыми с места происшествия (т. 2 л.д. 34 - 43).

Согласно выводам судебно-биологической экспертизы, на фрагменте палки, изъятой в комнате потерпевшего, обнаружена кровь человека, которая могла произойти от Ш. (т. 2 л.д. 48 - 56, 61 - 65).

С учетом выводов экспертиз, суд обоснованно пришел к выводу об использовании палки, обломки которой обнаружены на месте происшествия, в качестве орудия преступления.

Надлежащая оценка в приговоре дана и тем доказательствам, которые подтверждают причастность к содеянному осужденного К.

Из акта дактилоскопической экспертизы видно, что обнаруженный на полимерном пакете в комнате потерпевшего след оставлен большим пальцем правой руки К. (т. 2 л.д. 85 - 89).

Из показаний свидетеля З. усматривается, что в мае 1999 года он сказал К. о своем желании приобрести телевизор. Через несколько дней осужденный принес ему телевизор. Через несколько дней осужденный принес ему телевизор "Окари" с пультом и паспортом, сказал, он принадлежит его знакомому, уезжающему в Германию. Он приобрел телевизор за 2000 рублей, который позднее был у него изъят, что подтверждает и протокол изъятия телевизора во время обыска и протокол его осмотра (т. 1 л.д. 128 - 131).

Согласно показаниям свидетеля В. на предварительном следствии, исследованным в судебном заседании, К. рассказал ему, что он с парнем по имени Костя похитили у Ш. телевизор, прижав потерпевшего к земле (т. 1 л.д. 98 - 100).

Свидетель Р. на предварительном следствии, дополняя показания В., со слов осужденного показал, что К. и Костя избили потерпевшего Ш. и похитили у него телевизор (т. 1 л.д. 90 - 97, т. 3 л.д. 23 - 24).

Из показаний свидетеля П. в ходе предварительного следствия видно, что от К. ему стало известно, что осужденный со знакомым парнем во время совершения кражи убили какого-то мужчину, а затем похитили его телевизор (т. 4 л.д. 65 - 67, 72 - 73, 78 - 79).

Приведенные выше показания получили полную и мотивированную оценку в совокупности с другими доказательствами.

Доводы кассационных жалоб о неполноте и необъективности судебного следствия не соответствуют материалам дела, а их доводы об отсутствии доказательств причастности К. к убийству Ш. опровергаются именно теми доказательствами, которые положены в основу приговора, в том числе и показаниями самого осужденного К. Оснований для проверки версии о совершении убийства другими лицами у суда не имелось.

Несостоятельными являются и доводы осужденного о неправомерном поведении потерпевшего, а также о применении к нему недозволенных методов следствия, мотивированно отвергнутых судом.

Юридическая квалификация действий К. по ст. ст. 162 ч. 3 п. "в", 105 ч. 2 п. "з" УК РФ является правильной и мотивированной, оснований для применения амнистии по приговору от 14 декабря 1999 года не имеется. Существенных нарушений процессуального закона по делу не установлено, наказание соответствует содеянному и данным о личности К.

Оснований для удовлетворения жалоб по их доводам и смягчения наказания не имеется.

Ввиду изложенного и руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Свердловского областного суда от 16 января 2002 года в отношении К. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

Председательствующий

КАРИМОВ М.А.

 

Судьи

ПЕЛЕВИН Н.П.

ВОРОЖЦОВ С.А.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"