||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 мая 2002 г. N 44-о02-48

 

Председательствующий: Айвазян С.А.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Свиридова Ю.А.

судей Червоткина А.С. Мезенцева А.К.

рассмотрела в судебном заседании от 17 мая 2002 года дело по кассационному протесту прокурора, кассационным жалобам осужденных Г. и К., законных представителей несовершеннолетних осужденных Л. и Л.Т., адвокатов Гадельшиной И.С. и Масловой Ж.Ю. на приговор Пермского областного суда от 23 января 2002 года, по которому

З., <...>, несудимый, -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж" УК РФ на четырнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Г., <...>, несудимый, -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж" УК РФ на десять лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

К., <...>, судимый 04.04.2001 г. по ст. ст. 30 ч. 3, 158 ч. 2 п. п. "в", "г", 73 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года, -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж" УК РФ на восемь лет лишения свободы.

На основании ч. 5 ст. 74 УК РФ условное осуждение отменено и в соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров назначено девять лет лишения свободы в воспитательной колонии.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Червоткина А.С., заключение прокурора Асанова В.Н., поддержавшего протест, судебная коллегия

 

установила:

 

З., Г. и К. признаны виновным в совершении убийства Н. и С. группой лиц.

Преступление совершено 23 июня 2001 года в г. Березники Пермской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденные Г. и К. виновными себя признали частично, З. - не признал.

В кассационном протесте заместитель прокурора Пермской области Ваньков В.А. просит приговор изменить: назначить для отбывания лишения свободы Г. исправительную колонию общего режима вместо строгого, а в отношении К. - исключить из приговора назначение наказания по правилам, предусмотренным ст. 70 УК РФ, поскольку он подлежит освобождению от наказания по предыдущему приговору в связи с Постановлением Государственной Думы от 30.11.2001 г. "Об объявлении амнистии в отношении несовершеннолетних и женщин".

В кассационных жалобах:

Адвокат Маслова Ж.Ю. просит приговор в отношении З. отменить с прекращением производства по делу, указывая на то, что он постановлен на показаниях, данных в ходе предварительного следствия осужденным Г., от которых тот впоследствии отказался, а также на противоречивых показаниях осужденного К., который оговорил З. Показания З. о том, что в момент совершения преступления он на месте происшествия не находился, материалами дела не опровергнуты.

Осужденный Г. выражает несогласие с приговором, просит объективно разобраться в деле. Указывает, что на предварительном следствии он дал правдивые показания, которые в суде изменил, чтобы помочь З. Просит учесть, что драку спровоцировали сами потерпевшие, один из них набросился на него с ножом, что один из потерпевших скончался не на месте происшествия, а в больнице. В жалобе также содержится просьба об изменении вида режима исправительной колонии, а также о снижении наказания с применением правил, предусмотренных ст. 64 УК РФ, с учетом того, что он совершил преступление впервые, в несовершеннолетнем возрасте, в содеянном раскаялся, характеризуется положительно, состоял на учете у психотерапевта.

Законный представитель Л. просит приговор в отношении Г. изменить, снизить назначенное наказание с учетом того, что он страдает хроническим психическим заболеванием, не способен полностью контролировать свое поведение. Просит учесть, что Г. находился в состоянии необходимой обороны от нападавшего на него с ножом Н., а участия в избиении С. он не принимал, указывает на те же смягчающие обстоятельства, что и сам осужденный.

Адвокат Гадельшина И.С. просит приговор в отношении Г. изменить, переквалифицировать его действия на ст. 113 УК РФ и снизить наказание, указывая на то, что он превысил пределы необходимой обороны от нападавшего на него с ножом Н. В то же время из показаний осужденного К. следует, что потерпевшего С. Г. не избивал и, следовательно, осужден за его убийство необоснованно.

Осужденный К. выражает несогласие с приговором, просит объективно разобраться в деле, указывая на то, что смерть потерпевших наступила не от его действий, так как когда они покидали место происшествия, потерпевшие были живы, но З. и Г. возвращались, чтобы добить потерпевших. Просит переквалифицировать его действия на ст. 111 ч. 4 УК РФ и снизить наказание с учетом того, что он - единственный мужчина в семье, его больная мать и две сестры - инвалиды нуждаются в его помощи.

Законный представитель Л.Т. просит о пересмотре приговора в отношении ее сына К. с учетом его показаний о том, что смерть потерпевших наступила не от его действий, добивать их ходили З. и Г.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Виновность осужденных в совершении преступления, установленного приговором подтверждена доказательствами, исследованными в судебном заседании.

Г. в ходе предварительного следствия давал подробные показания о том, что в ходе конфликта в детском саду З. и К. избивали на асфальтированной дорожке одного мужчину (Н.), а он - на веранде - другого (С.) затем менялись местами - он избивал Н., а З. с К. - С.

В судебном заседании он свои показания изменил и стал утверждать, что потерпевших избивали они с К. вдвоем, без участия З. Однако в своей кассационной жалобе он указывает, что в ходе предварительного следствия давал правдивые показания, а в судебном заседании солгал, пытаясь помочь З.

Как видно из показаний, данных в судебном заседании осужденным К., они втроем подвергли избиению Н., при этом Г. бросал в лежащего на асфальтовой дорожке Н. кирпичи. Потом он и З. на веранде подвергли избиению С. Бил ли его Г., он не видел.

Таким образом, из показаний осужденных Г. и К. следует, что они с участием З. подвергли избиению потерпевших Н. и С., доведя их до бессознательного состояния, после чего оставили лежащими на территории детского сада.

Этими показаниями, а также показаниями свидетелей К.А., Г.А., З.А. и Б., которым осужденные, в том числе и З. рассказывали об участии последнего в совершении преступления вместе с К. и Г., опровергаются изложенные в кассационной жалобе адвоката Масловой Ж.Ю. доводы о непричастности З. к совершению данного преступления.

Доводы осужденных об отсутствии у них умысла на убийство потерпевших, а также об избиении последних при защите от их нападения, в состоянии необходимой обороны, опровергаются материалами дела.

Согласно заключениям судебно-медицинской экспертиз: смерть Н. наступила от тупой сочетанной травмы тела в виде переломов костей черепа, с кровоизлияниями под оболочки головного мозга, переломов ребер; смерть С. наступила от сочетанной травмы тела в виде кровоизлияний под мозговые оболочки и множественных переломов ребер с разрывом левого легкого (т. 1, л.д. 35 - 40, 44 - 49).

Из материалов дела видно, что осужденные втроем избивали каждого из потерпевших в отдельности, при этом потерпевшие находились в лежачем положении, никакого сопротивления не оказывали, а тем более, не нападали на осужденных.

Нанося большое количество ударов, в том числе ногами и посторонними предметами, в область жизненно важных органов человека, осужденные осознавали общественно опасный характер своих действий, предвидели наступление смерти потерпевших и сознательно допускал ее наступление. При таких обстоятельствах тот факт, что С. скончался не на месте происшествия, как Н., а в больнице, не может повлиять на правовую оценку действий всех осужденных.

Изложенные в кассационных жалобах законного представителя осужденного Г. (Л.) и его адвоката Гадельшиной И.С. доводы о том, что Г. не принимал участия в избиении С. и непричастен к его смерти, опровергаются подробными и последовательными показаниями самого Г. о том, что именно он начал избивать С. на веранде, в то время как К. и З. избивали Н. Показания осужденного К. о том, что он не видел, как избивал С. Г., при таких обстоятельствах не может свидетельствовать о невиновности последнего в причинении смерти С.

Доводы осужденного К. и его законного представителя Л. о том, что его действия не находятся в причинной связи со смертью потерпевших, так как после конфликта с потерпевшими З. и Г. возвратились на место происшествия и добили их, не могут быть признаны обоснованными.

Из показаний самого осужденного К., а также осужденного Г.Т. следует, что К. наносил множественные удары, в том числе ногами, каждому из потерпевших, в том числе и в жизненно важные органы. По заключению судебно-медицинских экспертиз смерть потерпевших наступила от тупой сочетанной травмы головы и тела. То обстоятельство, что З. и Г. вдвоем возвращались на территорию детского сада и добили потерпевших, своего подтверждения в судебном заседании не нашло.

Судом дана надлежащая оценка совокупности имеющихся по делу доказательств и сделан обоснованный вывод о виновности З., Г. и К. в убийстве группой лиц двух человек, их действиям дана правильная правовая оценка.

Наказание за совершенное преступление всем осужденным назначено в соответствии с законом, соразмерное содеянному, с учетом данных о личности каждого из них, всех обстоятельств дела, и оснований для его снижения не имеется.

В то же время, назначая К. наказание по совокупности приговоров, суд не учел того обстоятельства, что в соответствии с п. 5 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 30 ноября 2001 года "Об объявлении амнистии в отношении несовершеннолетних и женщин" он подлежал безусловному освобождению от наказания, назначенного по приговору от 04 апреля 2001 года.

Поэтому приговор в отношении К. подлежит изменению, из него подлежит исключению указание на назначение наказания с применением правил предусмотренных ст. 70 УК РФ, по совокупности приговоров.

Подлежит изменению приговор и в отношении Г., назначенное ему лишение свободы подлежит отбыванию в исправительной колонии общего, а не строгого, как назначено судом, режима, поскольку преступление он совершил в несовершеннолетнем возрасте, а взрослым стал лишь ко времени вынесения приговора.

Руководствуясь ст., ст. 332, 339, 350 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Пермского областного суда от 23 января 2002 года в отношении Г. и К. изменить:

- исключить указание о назначении К. наказания с применением правил предусмотренных ст. 70 УК РФ, по совокупности приговоров;

- назначить Г. для отбывания лишения свободы исправительную колонию общего режима вместо строгого.

В остальном приговор в отношении З., Г., а также К. об осуждении его по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж" УК РФ на восемь лет лишения свободы оставить без изменения, а их кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"