||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 мая 2002 г. N 48-О02-68

 

Председательств.: Лавров Г.Н.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего Свиридова Ю.А. судей Яковлева В.К. и Кузьмина Б.С. рассмотрела в судебном заседании от 17 мая 2002 года дело по кассационной жалобе осужденного А. на приговор Челябинского областного суда от 28 сентября 2001 года, которым

А., <...>, судимый 4 июля 1996 года по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 4 года лишения свободы, освобожден условно-досрочно 27 июля 1998 года на 8 месяцев 16 дней, -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на 16 лет лишения свободы; по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ на 10 лет лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 222 ч. 1 УК РФ на 3 года лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 18 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима, с конфискацией имущества.

Постановлено взыскать:

- с А. и Ш. солидарно в пользу потерпевших Е., Е.Е. в возмещение материального ущерба 531.033 рубля 06 коп. и по 10.000 рублей с каждого компенсацию морального вреда.

- с Б. и А. в пользу потерпевшей З. солидарно 63.450 рублей в возмещение материального ущерба и с А. 80.000 рублей, с Б. 20.000 рублей компенсацию морального вреда.

По этому делу осуждены Ш., Ш.М., Б., приговор в отношении которых не обжалован и не опротестован.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Яковлева В.К., объяснения осужденного А., поддержавшего доводы своих жалоб, заключение прокурора Мурдалова Т.А., полагавшего исключить квалифицирующий признак приобретение огнестрельного оружия из осуждения А. по ст. 222 ч. 1 УК РФ, в остальном приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

А. признан виновными в том, в 1993 году незаконно приобрел у неустановленного следственными органами и судом лица огнестрельное оружие - нарезной автоматический пистолет самодельно переделанный из газового оружия и боеприпасы, перевозил их и хранил до изъятия сотрудниками правоохранительных органов 11 января 2001 года.

Кроме того, А. признан виновным в том, что 29 декабря 1999 года совершил разбойное нападение на Е.Е. и Е. и похитил имущества на общую сумму 581.033 руб. 06 копеек, 28 ноября 2000 года совершил разбойное нападение на Г. и похитил имущества на 60.000 рублей, по предварительному сговору группой лиц, с незаконным проникновением в жилище, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, с применением огнестрельного оружия, в крупном размере и умышленно причинил смерть потерпевшему Г., сопряженное с разбоем.

Преступления совершены в гор. Челябинске при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании А. вину в приобретении, хранении и перевозке огнестрельного оружия и боеприпасов признал, в разбойном нападении виновным и умышленном причинении смерти не признал, пояснив, что убил потерпевшего по неосторожности.

В кассационной жалобе осужденный А. не приводя каких-либо доводов, указывает о своем несогласии с приговором.

Потерпевшие Е.Е. и Е. указывают, что не согласны с жалобой осужденного и просят приговор суда оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив кассационную жалобу и возражения потерпевших, судебная коллегия находит вывод суда о виновности А. в совершении указанных в приговоре преступлений обоснованным, подтвержденным исследованными судом доказательствами, анализ которых дан в приговоре, а доводы жалоб - несостоятельными.

Так, виновность А. в разбойном нападении на Е.Е. и Е. установлена тщательно исследованными материалами дела.

Из материалов дела видно, что выдвинутые А. доводы о том, что он не совершал разбойного нападения на Е.Е. и Е., в судебном заседании проверены, оценены в совокупности со всеми материалами дела и обоснованно отвергнуты.

Осужденный по данному делу Ш. в процессе предварительного следствия подтвердил, что разбойное нападение на квартиру Е.Е. и Е. он и А. совершили по предложению последнего, при этом у Алексеева был пистолет.

Потерпевшие Е.Е. и Е. опознали А. по телосложению и форме носа как одного из участников разбойного нападения, который угрожал им пистолетом.

Как установлено судом, осужденный А. дружил с К., являющейся подругой потерпевшей Е.Е. и потерпевшие подтвердили, что Е.Е. рассказывала К. о имевшемся в квартире "тайничке", где они хранили доллары. Осужденный А. встречался с подругой потерпевшей, К., а при совершении разбойного нападения, как видно из показаний потерпевших, преступники искали и спрашивали о "тайничке", затем нашли его и похитили доллары и другое имущество.

При обыске на квартире А. были обнаружены, наряду с похищенными из квартиры Г. вещами, женская норковая шуба, а свидетель Ш.А. показала, что указанную шубу подарил ей осужденный А. в феврале 2000 года.

Указанную шубу потерпевшие Е.Е. и Е. уверенно опознали как свою, похищенную осужденными в ходе разбойного нападения.

При установленных обстоятельствах, оценив все эти и другие доказательства по делу, в том числе и показания свидетеля К. подтвердившей о том, что осужденный подарил ее дочери похищенный из квартиры Е.Е. и Е. золотой браслет, суд обоснованно сделал вывод о доказанности вины А. в совершении разбойного нападения на Е.Е. и Е. и опроверг доводы самого осужденного о его непричастности к этому преступлению.

Вина А. в разбойном нападении на Г. и умышленном причинении смерти потерпевшему, сопряженном с разбоем, установлена показаниями осужденного по этому же делу Б., подробно рассказавшего, как он с А. совершили разбойное нападение на потерпевшего, в ходе которого А., по его просьбе, убил Г., производя выстрелы из имевшегося у него пистолета. Затем они связали труп и перенесли его в ванную. После чего похитили из квартиры потерпевшего компьютеры, видеомагнитофон, мужские женские шубы, музыкальный центр и другие вещи.

Осужденный А. подтвердил показания Б. и показал, что действительно выстрелил в потерпевшего из пистолета.

Эти показания соответствуют установленным по делу обстоятельствам и подтверждены протоколом осмотра места происшествия, заключением судебно-медицинской экспертизы и другими доказательствами, поэтому судом обоснованно признаны правдивыми.

Судом проверялись доводы А. о том, что выстрелы в потерпевшего он произвел случайно, в состоянии аффекта и оценив эти доводы с другими доказательствами, обоснованно признал несостоятельными.

Из протокола осмотра места происшествия видно, что труп потерпевшего обнаружен в ванной комнате с двумя огнестрельными ранениями в области груди и головы, руки, ноги и рот потерпевшего обмотаны скотчем, на полу квартиры имеются следы рассыпанного стирального порошка.

В квартире также изъята ложка со следами жировых наслоений и заключением судебно-химической экспертизы установлено, что на ложке имеется следы опия.

Заключением судебно-медицинской экспертизы установлено, что смерть потерпевшего наступила от огнестрельных ранений головы и живота.

По месту жительства А. обнаружен и изъят пистолет, который, согласно заключению баллистической экспертизы является нарезным автоматическим пистолетом, самодельно переделанным из газового оружия. Данный пистолет пригоден к производству выстрелов штатными к пистолету Макарова патронами, без нажатия на спусковой крючок выстрел произойти не может.

Кроме того, из квартиры А. изъяты кроссовки, электрический утюг, норковая шуба, которые опознала мать убитого как принадлежащие им вещи, которые были похищены в ходе разбойного нападения на Г.

Свидетель Б. подтвердил, что осужденный А. продавал ему компьютер, принадлежащий Г., а из показания свидетеля Б.А. видно, что она купила у осужденных видеомагнитофон, который, как установлено судом, был также похищен из квартиры потерпевшего.

Потерпевшая З. все обнаруженные и изъятые вещи, как у А., так и у свидетелей, опознала как похищенные из ее квартиры в день убийства ее сына, несостоятельными.

При установленных обстоятельствах, оценив все эти и другие доказательства по делу в их совокупности, суд обоснованно пришел к выводу о доказанности вины Алексеева в совершении разбойного нападения на Г. и умышленном причинении смерти потерпевшему, сопряженном с разбоем.

Действия А. правильно квалифицированы судом по ст. ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в", 105 ч. 2 п. "з" УК РФ, как разбойное нападение с целью завладения чужим имуществом в крупном размере, по предварительному сговору группой лиц, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего и соединенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, совершенное с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего неоднократно, с незаконным проникновением в жилище, с применением огнестрельного оружия, также как умышленное причинение смерти потерпевшему, сопряженном с разбоем.

Выводы суда мотивированы и основаны на всесторонне, полно и объективно исследованных доказательствах, не вызывающих сомнений, поскольку собраны они с соблюдением процессуальных норм.

Применение недозволенных методов ведения следствия в процессе предварительного следствия к А., не установлено.

Вина А. в незаконном хранении и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов до 11 января 2001 года также установлена, кроме признания вины самим осужденным, показаниями потерпевших Е.Е. и Е., подтвердивших, что разбойное нападение на них было совершено осужденным с использованием пистолета, материалами дела о совершении разбойного нападения на Г. и причинения потерпевшему смерти производя выстрелы из этого пистолета, протоколом обнаружения на квартиры А. и изъятия указанного пистолета, являющегося огнестрельным оружием и другими доказательствами.

При установленных обстоятельствах судом правильно квалифицированы действия А. по ч. 1 ст. 222 УК РФ как незаконное хранение и перевозка огнестрельного оружия, что самим осужденным и не оспаривается.

Вместе с тем приговор в части приобретения А. огнестрельного оружия подлежит исключению из приговора в связи с истечением срока давности, поскольку пистолет и боеприпасы к нему были приобретены им, как бесспорно установлено судом, в 1993 году и истек срок давности.

Психическое состояние осужденного А. проверено надлежащим образом и установлено, что преступления совершены им во вменяемом состоянии.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, органами следствия и судом не допущено, адвокатом на следствии и в суде осужденный был обеспечен, положения ст. 51 Конституции РФ ему разъяснялись, данных о применении недозволенных методов расследования из материалов дела не усматривается.

Наказание осужденному назначено в соответствии с требованиями закона с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, также данных о его личности. Оснований для смягчения ему меры наказания не имеется.

Гражданский иск разрешен правильно, размер материального ущерба и компенсации морального вреда определен судом в реальных пределах, с учетом степени нравственных страданий потерпевших.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Челябинского областного суда от 28 сентября 2001 года в отношении А. изменить, исключить квалифицирующий признак приобретения огнестрельного оружия из осуждения по ст. 222 ч. 1 УК РФ.

В остальном приговор оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"