||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 мая 2002 г. N 78-О02-11

 

Председательствующий: Туманова И.П.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Каримова М.А.

судей - Ворожцова С.А. и Куменкова А.В.

рассмотрела в судебном заседании 16 мая 2002 года уголовное дело по кассационной жалобе осужденного П. на приговор Санкт-Петербургского городского суда от 12 ноября 2001 года, которым -

П., <...>, ранее не судимый -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 13 годам лишения свободы;

по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 11 годам лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 14 лет лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

На основании ст. 97 ч. 1 п. "г", 99 ч. 2 УК РФ назначена принудительная мера медицинского характера - лечение от наркомании в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра.

По делу решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Ворожцова С.А., заключение прокурора Шаруевой М.В., полагавшей необходимым оставить приговор без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

П. признан виновным и осужден за то, что совершил разбойное нападение на Х. с незаконным проникновением в жилище с применением предметов, используемых в качестве оружия и за то, что совершил убийство Х., сопряженное с разбоем.

Преступления П. совершены 24 июля 2000 года в кв. <...> при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

Вину в совершении преступлений П. не признал, приговор обжаловал в кассационном порядке.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный выражает несогласие с приговором и просит его отменить.

Обосновывая такую просьбу, осужденный в жалобе указывает, что преступлений он не совершал. Те материалы, которые были представлены в суд органами предварительного следствия - не должны были браться во внимание.

Доказательств его вины в материалах дела нет, а те доказательства, которые положены в основу приговора его вину не подтверждают.

Судебная экспертиза не могла определить чья кровь и какой давности была обнаружена на телевизоре.

Одежды в которую он был одет в тот день согласно приговору, у него не было.

Осужденный в жалобе ссылается на фамилии лиц, которые должны были быть допрошены по делу, но в судебное заседание не вызывались.

По мнению П. потерпевшая вела неправильный образ жизни, поэтому ее мог убить кто-нибудь другой.

Свидетели Р. и Д. в суде изменили свои показания.

Потерпевшая Х.Т. принесла свои возражения на жалобу, в которых выражает свое согласие с приговором.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит вину П. установленной проверенными в судебном заседании и приведенными в приговоре доказательствами.

Судом достоверно установлено, что П. и Х., хотя и прекратили близкие отношения, но иногда встречались.

Таким образом, выводы суда о том, что П., достоверно знал о графике работы Х.Т., матери потерпевшей, (уходившей из дома утром и возвращавшейся около 21 часа), о наличии в их квартире нового, приобретенного в сентябре 1999 года, телевизора "SAMSUNG", являются правильными.

Правильным является и вывод суда о том, что П., освобожденный из следственного изолятора в апреле 2000 года, имел героиновую зависимость, нуждался в дозе 0,5 г наркотика в сутки, которую принимал примерно по 0,1 г каждые 4 часа. Он не работал, как пояснили в судебном заседании его отчим - Я. и сестра - Я.С., родственники денег на приобретение наркотиков ему не давали. Имевшиеся у него ценные вещи были им уже проданы. К вещам родителей и сестры он доступа не имел, поскольку в связи с его неоднократными кражами, дверь каждой комнаты в квартире запиралась на замок. Кроме того, как показал сам П., он должен был своему знакомому, данные которого не назвал, 1.000 рублей.

24 июля 2000 года, как следует из показаний П. он принял последнюю имевшуюся у него дозу наркотика около 12 часов, знал, что ему необходимо было принять следующую дозу около 16 часов, однако ни наркотика, ни денег у него не было.

Свидетели Р. и М. показали, что 24 июля 2000 г., когда П. принес к М. телевизор, он говорил, что плохо себя чувствует, нуждается в приеме наркотика, поэтому просил срочно продать или заложить телевизор за любую сумму.

Следовательно, суд пришел к правильному выводу о том, что 24 июля 2000 года, П., страдая наркотической зависимостью, крайне нуждался в деньгах.

Из показаний потерпевшей Х.Т., матери погибшей, и свидетеля Д., ее подруги, видно, что за время проживания в квартире Х. и Х.Т., П. и в то время употреблявший наркотики, неоднократно похищал их вещи, что вызывало недовольство Х.Т. и послужило причиной того, что она запретила им проживать у нее. П. знал о таком отношении к нему со стороны Х.Т.

В этой связи суд обоснованно посчитал надуманной версию подсудимого о том, что он рассчитывал попросить у Х. телевизор ее матери для того, чтобы заложить его с последующим выкупом.

Как правильно отмечено в приговоре, для П. было очевидно, что потерпевшая, знавшая его образ жизни, и осознававшая, что денег для выкупа телевизора у него не будет, не могла дать ему телевизор матери для залога.

Этими же доказательствами подтверждаются выводы суда о том, что, хотя Х. 24 июля 2000 г. находилась у П. в гостях примерно с 14 до 15 часов, П. у себя дома не заводил с нею разговора о телевизоре. Вместе с тем, почти сразу после того, как она направилась домой, где никого не было, о чем П. было известно, он последовал за нею.

Согласно выводам судебно-медицинских экспертов, степень выраженности трупных явлений, зафиксированных при осмотре трупа на месте его обнаружения в 23 часа 50 минут 24.07.2000 г. соответствует давности смерти в 6 - 8 часов, т.е. ее смерть наступила в период с 15 час. 50 мин до 17 час. 50 мин.

Выводы экспертизы в этой части полностью согласуются с исследованными доказательствами.

Так, мать потерпевшей - Х.Т. пояснила, что дочь звонила ей в 15 часов 42 мин., сказала, что она дома и после дождя пойдет гулять с собакой. В 18 часов, когда она, Х.Т. позвонила домой, трубку никто не снял.

Свидетель Я.С. показала, что около 15 - 15.30 она видела, как Х. шла по направлению к своему подъезду. Именно в это время, т.е. около 16 часов к Х. пришел П., что не оспаривает он сам и подтверждают свидетели Р. и М., видевшие его уже с телевизором в период времени с 16 до 17 часов.

Из протокола осмотра места происшествия следует, что замки и двери квартиры Х. и Х.Т. повреждений не имеют. По делу установлено, что ключи от квартиры не пропадали.

В связи с этим правильны выводы суда и о том, что Х. сама впустила в квартиру хорошо знакомого ей человека, т.е. П., который, уходя, закрыл за собой дверь на ригельный замок, поскольку, как пояснил он сам, проживая у Х., знал, что замок можно закрыть и без ключа, придерживая ригели.

Доводы П. о том, что после категорического отказа предоставить ему телевизор для залога, Х. пошла гулять с собакой, оставив его в своей квартире, что позволило ему совершить кражу, суд обоснованно признал несостоятельными.

Так, потерпевшая Х.Т. и свидетель Д., хорошо знавшие погибшую, утверждали, что Х. после просьбы П. отдать ему телевизор, ни в коем случае не оставила бы его в квартире одного, зная о его склонности к совершению краж, и, соответственно, опасаясь за сохранность телевизора, принадлежавшего ее матери. В случае обнаружения после ухода П. пропажи телевизора, она, несомненно, заподозрила бы его в совершении кражи. П. не мог не знать о последствиях совершения им кражи.

Анализируя изложенное, учитывая показания Х.Т. о том, по поведению их собаки-болонки, давно живущей в семье, повадки которой она хорошо знает, 24.07.2000 г., вечером она поняла, что ее в тот день не выгуливали, суд пришел к обоснованному выводу о том, что потерпевшая Х. в тот день около 16 часов, достоверно зная, что П. имеет намерение завладеть телевизором ее матери, не выходила на улицу с собакой и не оставляла П. одного в квартире, а после его ухода из квартиры была, уже мертва.

Из показаний потерпевшей Х.Т. установлено, что она периодически, не менее 2-х раз в неделю производила уборку в квартире, в том числе и стирала пыль с телевизора; 23 июля 2000 года вечером она смотрела телевизор, при этом никаких пятен ни на корпусе, ни на экране телевизора не было.

Из показаний П. видно, что похитив телевизор, он завернул его в покрывало, в таком виде принес к М., а М. с Р. в том же покрывале отнесли телевизор к Д.

По делу точно установлено, что на протяжении этих перемещений никто из перечисленных лиц телевизор не рассматривал, и, соответственно, ничем не пачкал. Д., решив проверить исправность телевизора, включила его, и только тогда обнаружила на корпусе пятна, как она пояснила, похожие на подсохший кофе. В тот же день телевизор опять был завернут в покрывало, продан Н., который, не разворачивая, поставил его на балкон, откуда телевизор и был изъят 25 июля 2000 года.

Согласно протоколу осмотра вещественных доказательств - телевизора "SAMSUNG", на его корпусе обнаружены мазки вещества бурого цвета, похожего на кровь: на верхней плоскости корпуса, у правого края - размерами 2,5 x 1,5 см; там же, в 7 см от левого края - 0,8 x 0,9 см. У левого края - прерывистого характера, размерами 2 x 4,5 см. На экране, в 3 см от верхнего края ив 17 см от левого края экрана - 0,4 x 1,2 см.

В соответствии с выводами биологической и молекулярно-генетической экспертизы, эти пятна образованы кровью человека женского генетического типа, каким могла быть потерпевшая Х.

Таким образом, суд сделал правильный вывод о том, что пятна крови на верхней плоскости телевизора и на его экране, могли образоваться от попадания на него крови потерпевшей 24 июля 2000 г. в квартире Х., т.е. до выноса оттуда телевизора П. и, следовательно, после нанесения ей телесных повреждений.

Согласно протоколу осмотра места происшествия, труп потерпевшей с множественными ранениями обнаружен в комнате N 3, вокруг трупа имеются обильные следы крови, в то время как в комнате N 1, откуда похищен телевизор, таких следов нет. Учитывая выводы эксперта о том, что после полученных телесных повреждений потерпевшая не могла совершить каких-либо самостоятельных действий, суд считает, что пятна крови в виде мазков на верхнюю поверхность корпуса и экран могли быть, привнесены только лицом, совершившим убийство и упаковавшим телевизор в покрывало, т.е. П.

Свидетель Р. пояснил, что когда он встретил около 16 часов П. у парадной с телевизором, тот был в чем-то темном, одежда была испачкана. Далее Р. и М. утверждали, что после того, как телевизор был заложен и на вырученные деньги они приобрели и употребили наркотик, около 18 часов П. пошел домой, пояснив, что ему нужно переодеться, после чего вернулся в голубых джинсах и в клетчатой рубашке, т.е. в другой одежде.

П. категорически отрицал, что он ходил домой переодеваться, однако его показания в этой части опровергаются показаниями его сестры Я.С., которой со слов отца известно, что брат ушел из дома примерно за 15 минут до ее прихода, т.е. около 18 часов.

Свидетель Я. показал, что не видел когда уходил и приходил его пасынок, поскольку не выходил из своей комнаты, однако слышал, что кто-то вышел из квартиры около 18 часов. Учитывая показания Я.С. о том, что и она и ее мать вернулись после 18 часов, суд считает установленным, что из квартиры около 18 часов, до их прихода, мог уйти только П., что согласуется с показаниями Р. и М.

При таких обстоятельствах отсутствие следов крови потерпевшей на одежде П. - голубых брюках и голубой джинсовой куртке, а также отсутствие на ногтевых срезах потерпевшей волокон, совпадающих с волокнами этой одежды, как правильно отметил в приговоре суд, не может свидетельствовать о непричастности подсудимого к убийству, поскольку установлено, что при совершении преступления он был в другой, не обнаруженной следствием и не исследованной экспертами одежде.

Из показаний сестры П. - Я.С., видно, что просматривая одежду после его ареста они не обнаружили, в частности, серого шерстяного свитера.

Кроме того, показания свидетелей Р. и М. о том, что П., принесший телевизор сильно нервничал, а также показания Д. о том, что вечером 24.07.2000 г., еще до приезда сотрудников милиции, она именно от П. узнала о смерти Х., в совокупности с перечисленными выше доказательствами также свидетельствуют о виновности П. не только в завладении телевизором Х., но и в ее убийстве.

Такие выводы суда судебная коллегия также признает обоснованными.

Оснований не доверять показаниям потерпевших и свидетелей у суда не имелось. Суд сделал правильный вывод и о том, что оснований для оговора П. у свидетелей не имелось.

Оценив исследованные в суде доказательства, суд сделал правильный вывод о том, что у П., являющегося наркоманом, обладающего, согласно выводам эксперта - психолога такими индивидуально-психологическими особенностями, как эмоциональная неустойчивость, плохая переносимость и пренебрежение общепринятыми правилами и ценностями, тенденцией к избежанию ответственности, стремлением к получению удовольствия, настойчивостью в реализации собственных желаний и остро нуждающийся в тот день в деньгах, П. совершил разбойное нападение и убийство.

При этом правильным является вывод суда и о том, что умысел на совершение этих преступлений у П. возник до прихода в квартиру Х., поскольку орудие убийства им было принесено с собой.

Юридическая оценка содеянного П. судом определена правильно.

Каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлечь за собой отмену приговора, по делу не допущено.

Все необходимые свидетели по делу были допрошены. Показаниям всех их в приговоре дана надлежащая оценка.

Таким образом, все доводы кассационной жалобы о том, что по делу не добыто доказательств его вины, судебная коллегия признает несостоятельными.

Проверены по делу и данные о личности потерпевшей.

Таким образом, судебная коллегия признает несостоятельными и доводы жалобы П. о том, что Х. мог убить кто-нибудь другой.

Учитывая изложенное, руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Санкт-Петербургского городского суда от 12 ноября 2001 года в отношении П. оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"