||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 мая 2002 г. N 51-кпо02-31

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ

в составе председательствующего Степалина В.П.

судей Верховного Суда РФ Кудрявцевой Е.П. и Микрюкова В.В.

рассмотрела в судебном заседании от 16 мая 2002 года дело по кассационным жалобам осужденного С.С., адвокатов Головенко С.М., Молодцова Д.М. на приговор Алтайского краевого суда от 8 февраля 2002 года, которым

С.С., <...>, житель г. Бийска Алтайского края, несудимый, работавший старшим следователем СУ при УВД г. Бийска, осужден к лишению свободы: по ст. 290 ч. 4 п. п. "в", "г" УК РФ - на 8 лет; по ст. 286 ч. 1 УК РФ - на 1 год; по ст. 301 ч. 1 УК РФ - на 6 месяцев с лишением права занимать любые должности в органах внутренних дел на 3 года. По совокупности преступлений в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательное наказание ему назначено в виде лишения свободы на 9 лет в исправительной колонии строгого режима с лишением права занимать любые должности в органах внутренних дел на 3 года.

Заслушав доклад судьи Кудрявцевой Е.П., объяснения адвоката Щпица Л.Г., поддержавшего кассационные жалобы; заключение прокурора Смирновой Е.Е., полагавшей приговор в части осуждения С.С. по ст. ст. 301 ч. 1, 286 ч. 1 УК РФ отменить с прекращением производства по делу за отсутствием состава преступления, в остальном оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

С.С. осужден за то, что являясь должностным лицом, получил взятку в виде денег лично за действия, входящие в его служебные полномочия, в пользу взяткодателя, совершенные с вымогательством и в крупном размере; за совершение действий, явно выходящих за пределы его полномочий, повлекших существенное нарушение прав и законных интересов общества и государства, а также за заведомо незаконное задержание.

Преступления, как указано в приговоре, он совершил в должности старшего следователя СУ при УВД г. Бийска в августе - сентябре 2001 года.

В судебном заседании С.С. виновным себя не признал.

В кассационных жалобах:

осужденный С.С. приговор считает незаконным и необоснованным из-за несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела; существенного нарушения уголовно-процессуального закона и неправильного применения уголовного закона, а также несоответствия назначенного судом наказания тяжести преступления и его личности. По утверждению С.С., приговор основан на противоречивых доказательствах, добытых с нарушением уголовно-процессуального закона. В этой связи осужденный ссылается на то, что суд в приговоре высказался по поводу невиновности Б.С. еще до принятия решения в отношении него по материалам выделенного в отдельное производство дела в отношении него и М.; что наложение ареста на технику Б.С. является обоснованным и осуществлено по указанию прокуратуры Приобского района; что аресту техники Б.С. способствовали действия последнего по сокрытию своего имущества, что наложение ареста на технику Б.С. не противоречило ст. 175 УПК РСФСР. Задержание Б.С., по утверждению С.С., было осуществлено в соответствии с п. 2 ст. 122 УПК РСФСР с учетом показаний М., Ж., С., М., П. и других о роли Б.С. в подыскании фиктивного места погрузки зерна в интересах Р., предоставления Б.С. Р. фиктивных товарно-транспортных накладных. Суд не дал оценки всем обстоятельствам, связанным с поводом к задержанию Б.С., в том числе и обстоятельствам, свидетельствующим о неявке Б.С. по вызову на допросы. С учетом изложенного осужденный просит об отмене приговора;

адвокат Молодцов Д.М. приговор суда считает незаконным и необоснованным из-за несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, существенного нарушения уголовно-процессуального закона, неправильного применения уголовного закона и несоответствия назначенного наказания тяжести преступлений и личности осужденного. По мнению защиты, в основу приговора положены противоречивые доказательства, добытые с нарушением уголовно-процессуального закона. С учетом изложенного в жалобе поставлен вопрос об отмене приговора с направлением дела на новое рассмотрение в суд;

адвокат Головенко С.М. по тем же основаниям, а также ввиду односторонности и неполноты предварительного и судебного следствия также ставит вопрос об отмене приговора с прекращением производства по делу.

Потерпевший Б.С. с доводами, изложенными в кассационных жалобах, не согласен и просит оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, судебная коллегия находит приговор подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 314 УПК РСФСР в описательной части обвинительного приговора должно содержаться описание преступного деяния с указанием места, времени, способа его совершения. Требования названного Закона при изложении описательной части приговора по ст. 290 ч. 4 п. п. "в", "г" УК РФ судом не выполнены. В частности, в этой связи описание данного преступления изложено в приговоре следующим образом: "26 сентября 2001 года около 14 часов в кафе "Гринфилд" в г. Бийске С.С., осознавая, что получает взятку в виде денег за совершение действий в пользу взяткодателя и желая этого, получил от Б.С. взятку в сумме 100 тысяч рублей. После выхода из кафе С.С. был задержан сотрудниками УСБ ГУВД Алтайского края в районе расчетно-кассового центра с указанной суммой денег". Излагая таким образом описательную часть преступления, суд не указал обстоятельства, при которых была передана взятка.

С.С. утверждал, что он денег не брал, получил в указанном кафе от Б.С. папку, полагая, что в ней были обещанные Б.С. документы, касающиеся расследуемой С.С. кражи гречихи.

В обоснование вины С.С. в получении им взятки суд сослался на показания потерпевшего Б.С., свидетелей Р., Г., по-разному излагавших обстоятельства получения С.С. взятки. В частности, по показаниям Б.С., он передал С.С. деньги в черной папке. При этом сам положил свою папку в папку С.С., которую тот не открывал. После этого они оба вышли из кафе. По показаниям свидетелей Р. и Г., С.С. сам вложил переданную ему Б.С. папку в свою папку.

Из показаний свидетелей Ф., К. следует, что С.С. был задержан сотрудниками УСБ после получения им денег. Согласно этим доказательствам С.С. к деньгам, находившимся в двух папках, не прикасался.

Между тем, в обоснование его вины во взяточничестве органы следствия сослались на протокол смыва с рук С.С. и заключение химической экспертизы, в соответствии с которыми на ватных тампонах, на внешней и внутренней поверхностях папки черного цвета, на внешней поверхности папки синего цвета находится вещество, имеющее голубую люминесценцию. Из дела усматривается, что черная папка, в которой принес деньги Б.С., принадлежала последнему. При этом следственные органы не указали при каких обстоятельствах люминесцентный порошок оказался на руках С.С. и наружной части его папки, при условии если папка с деньгами Б.С. была вложена в папку С.С. не им, а Б.С. Кроме того органы следствия не указали также, каким образом люминесцентный порошок, находивший на внешней стороне папки Б.С. оказался на наружной стороне папки С.С., а не на ее внутренней стороне.

Признавая в качестве недопустимого доказательства протокол смыва с рук С.С., суд сослался на то, что смыв с рук следователь осуществил, не закончив изъятия денег. При этом суд оставил в числе допустимых доказательств протокол осмотра места происшествия, которое осуществлялся с участием тех же понятых другим работником милиции в то же время, в которое проводил с этими же понятыми другое следственное действие другой работник милиции. Обосновывая такое решение. Суд указал, что эти действия проводились в одном месте, длительное время, одни и те же понятые имели реальную возможность наблюдать проведение как выемки, так и осмотра места происшествия. Сделав вывод о том, что в данном случае, как время проведения этих следственных действий, так и проведение этих следственных действий с участием одних и тех же понятых, но разными работниками милиции не являются основанием для признания протоколов выемки денег и осмотра места происшествия недопустимыми доказательствами, суд не указал каким образом одновременное проведение следственных действий с одними и теми же понятыми влияет на признание протокола такого следственного действия недопустимым доказательством, в другом случае - не влияет.

Как признал установленным суд, умысел на вымогательство взятки у С.С. возник уже 03.08.01 г., когда он, не имея доказательств вины Б.С. в краже гречихи, наложил арест на технику фермерского хозяйства Б.С. Делая вывод о том, что С.С. наложил арест на имущество Б.С. с целью вымогательства взятки, суд не привел соответствующих доказательств и оставил в нарушение ст. 314 УПК РСФСР без какой-либо оценки обстоятельства, связанные с наличием неоднократных указаний прокурора Приобского района г. Бийска и до и после принятия дела к своему производству С.С., в том числе и указаний от июля 2001 г., содержавших и требования дать юридическую оценку содеянного главами крестьянских хозяйств, в том числе Б.С. и других, и о наложении ареста на их имущество (т. 1, л.д. 95 - 96).

Отменяя 3 августа 2001 г. постановление о прекращении уголовного дела по обвинению Р., вынесенного С.С. 1 августа 2001 г. в связи со смертью последнего, прокурор того же района со ссылкой на данные письменные указания потребовал их выполнения в полном объеме (т. 1, л.д. 105). В этот же день С.С. вынес постановление о наложении ареста на имущество главы крестьянского хозяйства Б.С. и наложил арест на его имущество (т. 12, л.д. 107 - 111). Это же требование содержалось и в постановлении прокурора об отмене постановления следователя С.С. о прекращении уголовного дела в отношении Р. от 03.09.01 г. (т. 1, л.д. 136 - 137). В последующем прокурор отменил также постановление и следователя П. о прекращении уголовного дела в отношении Р. в связи со смертью последнего, в отношении Б. - за недоказанностью его вины, Б.С. и М. - за отсутствием состава преступления со ссылкой на те же указания и нарушение в связи с этим положений ст. 20 УПК РСФСР (т. 1, л.д. 140 - 150).

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 122 УПК РСФСР одним из оснований для задержания является указание очевидца на данное лицо, как на совершившее преступление. Делая вывод о том, что С.С. незаконно задержал Б.С. в порядке ст. 122 УПК РСФСР, суд в приговоре в нарушение ст. 314 УПК РСФСР не дал оценки показаниям свидетелей Ж., М. о том, что к ним приезжал Б.С. и просил помочь его знакомому Р., у которого "не в порядке с документами", подтвердив, что тот брал зерно у них. Они согласились сделать это "из-за хороших отношений с Б.С." и подтвердили прибывшим к ним работникам милиции, что Р. грузился зерном у них. Узнав, что зерно ворованное, они поехали к следователю и сообщили тому, что Р. у них зерно не загружал. В судебном заседании Б.С., как и на следствии, подтвердил показания М. в изложенной части. По показаниям Б.С., он действительно искал для Р. людей, которые подтвердили бы отгрузку зерна. Не дано в этой же связи оценки и тому обстоятельству, что задержан был Б.С. после очередного указания прокурора района относительно юридической оценки действий названных свидетелей и Б.С.

Кроме того, судом признано установленным, что Б.С. обратился в УСБ ГУВД с заявлением о вымогательстве у него С.С. взятки. Из заявлений Б.С. от 12 августа и 21 сентября 2001 г. в указанны орган милиции усматривается, что он обратился по поводу фальсификации в отношении него уголовного дела, связанного с хищением продукции по ОАО "Бийский элеватор", незаконного ареста его сельскохозяйственной техники, вымогательства у него денег в погашение недостачи по названному элеватору, называя при этом разную сумму: в рукописном заявлении - 900.000 рублей, в печатном тексте заявления - 1 млн. 600 рублей. Согласно этим заявлениям Б.С., Б.С. обещал ему прекращение уголовного, увязывая это обещание не с получением взятки, а с возмещением ущерба предприятию, с которого была совершена кража (т. 1, л.д. 2 - 3). Согласно постановлению старшего оперуполномоченного по ОВД УСБ ГУВД Алтайского края от 22 сентября 2001 года о проведении оперативного эксперимента поводом к проведению оперативного эксперимента в отношении С.С. явилось вымогательство у Б.С. С.С. и С. денег в сумме 900.000 рублей в счет погашения недостачи от хищения в ОАО "Бийский элеватор" в сумме 1 млн. 600 тысяч рублей (т. 2, л.д. 27).

По делу не представляется возможным установить в какие правоохранительные органы были поданы названные заявления. Оба заявления адресованы начальнику УСБ ГУВД Алтайского края А. На заявлении от 12.08.01 г. не имеется никаких отметок о его регистрации и поручений какому-либо должностному лицу для соответствующей работы. На заявлении от 21.09.01 г. имеется резолюция и.о. прокурора района от 26.09.01 г. с поручением зарегистрировать это заявление и передать "З. для принятия решения в порядке ст. 109 УПК РСФСР". В этот же день, т.е. 26.09.01 г. следователь прокуратуры Восточного района г. Бийска З. возбудила уголовное дело в отношении С.С. по поводу получения им взятки в сумме 100.000 рублей. Основанием к возбуждению уголовного дела указано заявление Б.С. Из постановления о представлении результатов оперативно-розыскной деятельности органам следствия усматривается, что в прокуратуру г. Бийска в числе материалов розыскной деятельности заявление Б.С. не приобщалось (т. 2, л.д. 26). Данных о том, что заявление Б.С. от 21.09.01 г. направлялось из прокуратуры в УСБ не имеется. В этой связи судом не выяснялось кем и на основании чего было поручено Ф. проведение оперативного эксперимента. Таким образом, судом не выяснено:

на основании чего 22.09.01 г., т.е. еще до решения прокуратурой по заявлению от 21.09.01 г., было вынесено постановление о проведении оперативного эксперимента, хотя выяснение данных обстоятельств имеет существенное значение в силу того, что в силу ст. 7 ч. 2 п. 1 Федерального Закона "Об оперативно-розыскной деятельности" одним из оснований для проведения оперативно-розыскной деятельности, являются сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, ставших известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела;

на основании чего следователем возбуждено уголовное дело о вымогательстве взятки в сумме 100.000 рублей при наличии заявления о незаконном требовании компенсации в возмещение ущерба от кражи в ОАО "Бийский элеватор" 900.000 рублей и при условии предоставления в прокуратуру г. Бийска результатов оперативно-розыскной деятельности органам следствия только 05.10.01 г. (т. 2, л.д. 25).

При таких обстоятельствах приговор подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд, в ходе которого необходимо устранить указанные нарушения уголовно-процессуального закона. В случае постановления обвинительного приговора наказание назначить с учетом положений ст. 60 УК РФ.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Алтайского краевого суда от 8 февраля 2002 года в отношении С.С. отменить с направлением дела на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

Меру пресечения в отношении С.С. оставить содержание под стражей.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"