||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 мая 2002 г. N 51-кпо02-30

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ

в составе председательствующего Степалина В.П.

судей Верховного Суда РФ Кудрявцевой Е.П. и Шишлянникова В.Ф.

рассмотрела в судебном заседании от 16 мая 2002 года дело по кассационному протесту государственного обвинителя на приговор Алтайского краевого суда от 19 февраля 2002 года, которым

Ю.П., <...>, судимый:

1)30.08.95 г. по ст. 148-1 ч. 2 УК РСФСР к лишению свободы на 4 года;

2) 03.04.00 г. Индустриальным районным судом г. Барнаула по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г", 167 ч. 1, 69 ч. 3 УК РФ к лишению свободы на 3 года 6 месяцев, освобожденный 25.94.01 г. условно-досрочно на 7 месяцев 9 дней,

осужден к лишению свободы с применением ст. 68 ч. 2 УК РФ: по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на 16 лет; по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ - на 12 лет с конфискацией имущества. По совокупности преступлений в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ наказание ему назначено в виде лишения свободы на 18 лет с конфискацией имущества. На основании ст. 70 УК РФ путем частичного сложения с наказанием по приговору Индустриального районного суда г. Барнаула от 3 апреля 2000 года окончательное наказание ему назначено в виде лишения свободы на 18 лет 6 месяцев в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества;

В., <...>, несудимый,

оправдан по ст. 316 УК РФ за недоказанностью его участия в преступлении.

По делу разрешен гражданский иск.

Заслушав доклад судьи Кудрявцевой Е.П., заключение прокурора Смирновой Е.Е., поддержавшей кассационный протест, судебная коллегия

 

установила:

 

Ю.П. осужден за умышленное убийство потерпевшей К., сопряженное с разбоем, и за разбой с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, совершенный неоднократно, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда потерпевшей.

Кроме того, органы предварительного следствия вменяли в вину Ю.П. совершение умышленного убийства Х., а В. - укрывательство этого преступления.

В судебном заседании Ю.П. виновным себя в убийстве К. признал полностью; убийство им Х. отрицал, как и В. укрывательство этого убийства.

В кассационном протесте государственный обвинитель ставит вопрос об отмене приговора как незаконного в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, существенным нарушением уголовно-процессуального закона, повлекших несоответствие назначенного Ю.П. наказания тяжести преступления и его личности вследствие его мягкости.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в кассационном протесте, судебная коллегия находит их подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 71 УПК РСФСР доказательства по делу оцениваются в их совокупности. Никакие доказательства для суда не имеют заранее установленной силы. Требования названного закона по делу при постановлении приговора в связи с обвинением Ю.П. в убийстве потерпевшего Х., а В. - в укрывательстве этого преступления, не выполнены.

Делая вывод о том, что следствием не представлено доказательств вины Ю.П. и В. в этой части, суд дал оценку имеющихся в деле доказательств не в их совокупности, а оценивал каждое доказательство самостоятельно вне их совокупности с другими доказательствами.

Так, изложив показания Ю.П. и В., отрицавших в суде свою причастность к убийству Х., и свидетеля А., подтвердившей "факт общения ее брата в начале сентября 2001 года с В. и похищения в сентябре из квартиры матери и брата телевизора", суд сделал вывод о том, что сам по себе факт общения В. с Х. в период, предшествующий смерти последнего, в отсутствие других доказательств, не свидетельствует о его виновности в совершении инкриминированного ему преступления. Аналогично оценены судом и другие доказательства, в частности, показания Ю.П. и В. на предварительном следствии. В этой связи суд указал следующее: "признательные показания своей вины подсудимыми Ю.П. и В., данные на предварительном следствии, не могут служить основанием для постановления обвинительного приговора, так как они не подтверждаются совокупностью других доказательств".

Делая такой вывод, суд в приговоре в нарушение ст. 314 УПК РСФСР не дал никакой оценки показаниям свидетелей Б., К., С., участвовавших в качестве понятых при проверке показаний Ю.П. и В. на месте происшествия, о том, что при проведении этих следственных действий оба они самостоятельно без какого-либо принуждения рассказывали о совершении ими инкриминированных им деяний.

Признавая протоколы проверки показаний Ю.П. и В. на месте происшествия "ущербными", суд сослался в приговоре на нарушения уголовно-процессуального закона при проведении этих следственных действий, связанные с частичным участием понятых при их проведении. В этой связи суд указал на то, что понятые были приглашены в квартиру Ю.П., когда осужденные уже были там. При этом суд не указал, каким образом приглашение понятых в квартиру Ю.П. для проведения следственных экспериментов с их участием, после того как Ю.П. и В. были уже доставлены в эту квартиру и все следственные действия в отношении Ю.П. и В. на месте происшествия, отразилось на достоверности и допустимости данных протоколов. Из дела усматривается, что место происшествия Ю.П. и В. было известно: Ю.П. - в силу того, что тот жил по этому адресу, а В. систематически бывал у Ю.П. дома. По показаниям свидетелей Ш., проживавшей в этом же доме, понятых Б. и К., все обстоятельства проверки показаний названных лиц происходили в их присутствии (т. 3, л.д. 92 - 95, 101 - 102, 105 - 106). Никакого принуждения на Ю.П. и В. работники милиции не оказывали, показывали и рассказывали они самостоятельно. Однако этим обстоятельствам суд в приговоре оценки не дал.

Суд в нарушение положений ст. ст. 71, 314 УПК РСФСР не дал оценки и показаниям свидетеля Ю.А. (матери осужденного) том, что после 6 сентября 2001 г. ее сын передал ей нож и попросил выбросить его, а затем при проверке его показаний в их доме сообщил, что он убил потерпевшего Х. в ночь на 6 сентября 2001 г. (т. 3, л.д. 39 - 40).

Из дела также следует, что Ю.П. 18 сентября 2001 года дал явку с повинной, в соответствии с которой он в ночь на 6 сентября 2001 года у себя в квартире убил потерпевшего Х., нанеся ему ножевые ранения (т. 2, л.д. 158). Подтвердил он это и в процессе его допроса в качестве подозреваемого 18.09.01 г., детализировав свои действия, а также при проверке его показаний на месте происшествия в тот же день (т. 2, л.д. 163, 171, 174 - 179).

Механизм причинения телесных повреждений и характер этих телесных повреждений до получения комиссионного заключения экспертов-медиков 8 января 2002 года органам предварительного следствия известен не был в силу того, что труп был обнаружен в подвальном помещении дома вблизи труб отопления, завернутым в ткани и целлофановый пакет и в состоянии выраженного гниения (т. 2, л.д. 78 - 79, 95, 111 - 128).

Принимая решение о недостоверности показаний Ю.П. на предварительном следствии, суд не указал источник информированности Ю.П. по обстоятельствам совершения преступления, не известным органам предварительного следствия на момент принесения им явки с повинной и допроса его в качестве подозреваемого.

В обоснование оправдательного приговора суд сослался на показания свидетеля К. о том, что в начале сентября примерно около 3-х часов несколько человек, которых было более 2-х, несли что-то тяжелое и через несколько дней в подвале их дома был обнаружен труп мужчины.

Между тем, из протокола судебного заседания усматривается, что названный свидетель утверждала, что не может сказать, сколько человек несли это "что-то". Аналогично она давала показания и при допросе ее на предварительном следствии (т. 3, л.д. 17, 89). Лишь на неоднократно поставленный в этой части перед ней вопрос она дала предположительный ответ следующего содержания: "..я думаю, что шло более 2-х человек..., что больше 2-х человек шло я думаю, но сколько шло точно, я не знаю" (т. 3, л.д. 91). В приговоре ее показания в этой части изложены в категорической утвердительной форме.

В соответствии со ст. 314 УПК РСФСР в описательную часть оправдательного приговора не допускается включение формулировок, ставящих под сомнение невиновность оправданного.

Между тем, суд, оправдывая Ю.П. и В. в этой части обвинения, в приговоре сделал выводы предположительного характера. В частности, оценивая показания свидетеля Ч., суд указал в приговоре, что обстоятельства, изложенные свидетелем "может свидетельствовать как о том, что она видела действия, не связанные с Х., так и о том, что эти действия были связаны с ним, но при других обстоятельствах, чем установил следователь". Оценивая показания свидетеля А., суд указал в приговоре, что "поиски В. Х. после даты установленной следствием смерти потерпевшего, при отсутствии других доказательств вины, может служить скорее доказательством его невиновности, чем виновности".

При таких обстоятельствах в протесте обоснованно указано на существенное нарушение судом уголовно-процессуального закона, препятствующее постановлению законного и обоснованного приговора.

С учетом положений ст. 26 УПК РСФСР приговор в отношении Ю.П. и В. подлежит отмене в полном объеме. При новом рассмотрении дела суду надлежит устранить указанные нарушения.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Алтайского краевого суда от 19 февраля 2002 года в отношении Ю.П. и В. отменить с направлением дела на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

Меру пресечения в отношении Ю.П. оставить прежнюю - содержание под стражей.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"