||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 мая 2002 г. N 32-кпо02-14

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Степалина В.П.,

судей Верховного Суда РФ Зырянова А.И., Микрюкова В.В.,

рассмотрела в судебном заседании от 15 мая 2002 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденных М. и К. на приговор Саратовского областного суда от 19 ноября 2001 года, которым

М., <...>, ранее не судимый,

осужден к лишению свободы: по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "к" на 12 лет 6 месяцев; 158 ч. 1 на один год 6 месяцев; 116 УК РФ на 4 месяца исправительных работ с ежемесячным удержанием из заработка 20% в доход государства. По совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательное наказание ему определено в виде лишения свободы сроком на 13 (тринадцать) лет 6 (шесть) месяцев в исправительной колонии строгого режима.

К., <...>, ранее не судимый,

осужден к лишению свободы: по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "к" на 12 лет; 158 ч. 1 на один год 6 месяцев; 116 УК РФ на 6 месяцев исправительных работ с ежемесячным удержанием из заработка 20% в доход государства. По совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательное наказание ему определено в виде лишения свободы сроком на 12 (двенадцать) лет 1 (один) месяц в исправительной колонии строгого режима.

На основании ст. 97 ч 1 п. "г" УК РФ постановлено назначить М. и К. принудительные меры медицинского характера в виде лечения от алкоголизма.

По делу решен вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Зырянова А.И., объяснения осужденного М., по доводам кассационной жалобы, а также заключение прокурора Соломоновой В.А., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

М. и К. при обстоятельствах, изложенных в приговоре, признаны виновными в том, что 25 апреля 2001 года, в ходе ссоры, возникшей в процессе совместного распития спиртных напитков на территории центрального рынка Заводского района города Саратова, подвергли избиению Х., а затем с целью сокрытия данного преступления, группой лиц по предварительному сговору, совершили убийство потерпевшего Х. При этом М. признан виновным и в краже имущества потерпевшего на общую сумму 1 300 рублей.

В судебном заседании М. виновным себя признал полностью, а К. виновным себя признал частично.

В кассационных жалобах:

осужденный М., не оспаривая правильности квалификации его действий, в то же время подвергает сомнению выводы судебно-психиатрической экспертизы о признании его нуждающимся в противоалкогольном лечении, и считает их необоснованными, поэтому просит приговор в этой части изменить, исключить указание о применении к нему принудительной меры медицинского характера в виде лечения от алкоголизма, а также настаивает на смягчении меры наказания до возможных пределов.

Осужденный К. приводит доводы о том, что суд необоснованно положил в основу приговора противоречивые показания М., который оговаривает его в причастности к убийству потерпевшего Х. Далее К. утверждает о применении к нему недозволенных методов ведения следствия и ссылается на односторонность и неполноту судебного разбирательства, выразившуюся в частности в том, что ему было необоснованно отказано в проведении стационарной судебно-психиатрической экспертизы, тогда как он являлся участником боевых действий и имеет травму головы. Кроме того, К. считает, что суд неправильно назначил ему принудительную меру медицинского характера в виде лечения от алкоголизма, так как он алкоголиком не является. Исходя из этого, К., просит об отмене приговора и направлении дела на дополнительное расследование.

Проверив материалы дела и, обсудив доводы кассационных жалоб и возражения на них, судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности осужденных в инкриминируемых им деяниях, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах и, в частности подтверждаются:

данными протокола осмотра места происшествия о следах преступления, протоколами обнаружения и изъятия похищенных кроссовок;

заключениями судебно-медицинских экспертиз о характере, количестве и тяжести телесных повреждений, обнаруженных на трупе Х. и, причине наступления смерти последнего в результате механической асфиксии от сдавления шеи тупыми твердыми предметами. При этом на трупе обнаружены тупая травма головы с множественными ссадинами, кровоподтеками и ушибленными ранами лица с кровоизлияниями в подлежащих мягких тканях волосистой части головы, множественные ссадины на груди, животе и верхних конечностях, кровоподтеки на спине;

показаниями свидетелей Р., С., Б., А., которые изобличают осужденных в содеянном, применительно к обстоятельствам, изложенным в приговоре;

показаниями самих осужденных М. и К., данными в ходе предварительного следствия, в той части, которой суд признал их достоверными и обоснованно положил в основу приговора, где каждый из них в отдельности полностью изобличает друг друга в инкриминируемых деяниях.

На основании этих, а также других указанных в приговоре доказательств, которым дана надлежащая оценка, суд правильно квалифицировал действия осужденных М. и К. в содеянном.

Судом установлено, что по истечении значительного промежутка времени после нанесения осужденными М. и К. побоев потерпевшему Х., у М. сформировался умысел на убийство Х. С целью его реализации, М. предложил К. лишить потерпевшего жизни, с целью сокрытия ранее совершенного ими преступления. Заручившись согласием К., М. сел потерпевшему Х. на грудь, и, удерживая правой ногой и левой рукой руки потерпевшего, сдавил своей правой рукой горло потерпевшему. В это время К., действуя согласованно с М., пытался подавить сопротивление Х., в частности, удерживал потерпевшего за руку и нанес ему рукой и подобранной на месте происшествия палкой несколько ударов в область головы. В результате совместных действий осужденных потерпевший Х. скончался на месте происшествия.

Таким образом, судом обоснованно признано, что осужденные М. и К. действовали группой лиц с прямым умыслом на лишение жизни потерпевшего и от их согласованных действий, потерпевшему Х., были причинены телесные повреждения несовместимые с жизнью, от чего и наступила смерть.

С учетом изложенного, с доводами кассационной жалобы осужденного К. о необоснованности приговора и, в частности, о неправильном применении закона к его действиям, согласиться нельзя, поскольку они опровергаются исследованными судом доказательствами.

Доводы в жалобе осужденного К. об односторонности и неполноте предварительного и судебного следствия, судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку из материалов дела следует, что при окончании предварительного и судебного следствия каких-либо ходатайств о дополнении, выяснении обстоятельств, имеющих значение для дела, от К. и защиты не поступило (т. 2 л.д. 118 - 120, т. 3 л.д. 37 - 38).

Из протокола судебного заседания следует, что в судебном заседании было обеспечено равенство прав сторон, которым суд, сохраняя объективность и беспристрастие, создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. Все представленные суду доказательства были исследованы, все заявленные ходатайства рассмотрены в установленном законом порядке. Все участники процесса, в том числе осужденный К. и его адвокат, были согласны закончить судебное следствие и не заявили каких-либо ходатайств о дополнении, вызове дополнительных свидетелей и выяснении обстоятельств, имеющих значение для дела.

Каких-либо данных о применении незаконных методов ведения следствия и оговоре, судом не установлено, поэтому и в этой части доводы жалобы осужденного К. являются не состоятельными.

Психическое состояние осужденных судом проверено. По заключениям судебно-психиатрических экспертиз, М. и К. психическим заболеванием не страдали и не страдают, в полной мере осознавали фактический характер и общественную опасность своих действий и руководили ими. При таких обстоятельствах суд правильно, признал осужденных вменяемыми.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами в жалобах М. и К. о неправильном применении к ним принудительного лечения от алкоголизма. В соответствии с заключениями судебно-психиатрических экспертиз они страдают синдромом зависимости от алкоголя 2 стадии и нуждаются в принудительном лечении, которое не противопоказано. У суда не было оснований, сомневаться в данных заключениях, и осужденным обоснованно было назначено принудительное лечение от алкоголизма.

Наказание осужденным М. и К. назначено в соответствии со ст. ст. 60 - 62 УК РФ, с учетом степени общественной опасности содеянного, совокупности всех смягчающих наказание обстоятельств, а также данных о личности, в том числе и тех, которые перечислены в кассационной жалобе, поэтому доводы жалобы осужденного М. о чрезмерно строгом наказании, являются не состоятельными.

Оснований для отмены и изменения приговора по доводам, изложенным в кассационных жалобах, судебная коллегия не усматривает.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу также не имеется. Материалы дела исследованы полно, всесторонне и объективно.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339, 351 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Саратовского областного суда от 19 ноября 2001 года в отношении М. и К. оставить без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"