||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 мая 2002 г. N 32-кпо02-13

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Степалина В.П.,

судей Верховного Суда РФ Зырянова А.И. Микрюкова В.В.,

рассмотрела в судебном заседании от 15 мая 2002 года уголовное дело по кассационным жалобам адвокатов Перцевой Т.В. и Шепелева В.И. на приговор Саратовского областного суда от 10 декабря 2001 года, которым

Т.Н., <...>, ранее не судимый,

осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ на 10 (десять) лет в исправительной колонии строгого режима.

К.А., <...>, ранее не судимый,

осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ на 15 (пятнадцать) лет в исправительной колонии строгого режима.

По данному делу осужден также М.В., приговор, в отношении которого не обжалован и не опротестован.

По делу разрешены гражданские иски в пределах, установленных в приговоре, а также решен вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Зырянова А.И., объяснения осужденного К.А., по доводам кассационной жалобы, а также заключение прокурора Соломоновой В.А., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Т.Н. и К.А. при обстоятельствах, изложенных в приговоре, признаны виновными в том, что 23 сентября 2001 года, в доме N 7 по 15 Увекскому проезду в городе Саратове, группой лиц по предварительному сговору совершили убийство Т.А.

В судебном заседании Т.Н. и К.А. виновными себя признали частично.

В кассационных жалобах:

адвокат Шепелев В.И. ссылается на то, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и, что приговор в отношении К.А. постановлен на доказательствах, полученных с нарушением закона. Далее защита приводит доводы о том, что предварительного сговора на совершение убийства и самого намерения убивать Т.А. не было и, что мотивом совершения этого преступления, явилось противоправное поведение самого потерпевшего Т.А., который ранее участвовал в избиении К.А. Исходя из этого, защита настаивает на отмене приговора в отношении осужденного К.А. и направлении дела на новое судебное рассмотрение.

Адвокат Перцева Т.В. просит об изменении приговора и переквалификации действий Т.Н. со ст. 105 ч. 2 УК РФ на ст. 111 ч. 3 п. "а" УК РФ, поскольку считает, что по делу не собрано достаточных доказательств того, что Т.Н. во время драки с Т.А. использовал имеющийся у него нож для рубки мяса, к тому же по делу не добыто и доказательств свидетельствующих об умысле Т.Н. на убийство потерпевшего.

Проверив материалы дела и, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности осужденных в совершении преступления, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах и, в частности подтверждаются:

данными протоколов осмотра места происшествия о следах преступления,

заключениями судебно-медицинских экспертиз о характере, количестве и тяжести телесных повреждений, обнаруженных на трупе Т.А., 1973 года рождения и, причине наступления смерти последнего в результате острой массивной кровопотери, развившейся вследствие обильного наружного и внутреннего кровотечения, явившегося результатом резаных ранений шеи с повреждением сосудов шеи справа, хрящей гортани, глотки и множественных проникающих колото-резаных ранений груди, живота с повреждением левого легкого, диафрагмы, печени, селезенки, аорты, петель и корня брыжейки тонкого кишечника.

При этом ушибленные раны на голове N 1 - 7, ушибленная рана на передней поверхности правой голени в проекции перелома большой берцовой кости могли возникнуть в результате травмирующих воздействий изъятым обухом топора. Не исключена возможность возникновения ран на голове N 1, 3, 4, 5, 6, 7 в результате воздействия изъятым металлическим прутом. Резаные раны на шее N 8 и 9, а также резаные раны в проекции левого грудино-ключичного сочленения на левом плече, правом предплечье, тыле правой и левой кистей, тыле пальцев правой кисти могли возникнуть в результате травмирующих воздействий изъятым ножом для рубки мяса. Тринадцать колото-резаных ранений груди, живота (раны N 10 - 22) возникли в результате действий колюще-режущего орудия с односторонней на определенном протяжении заточкой клинка с длиной погруженной части клинка около 10 - 12 см и шириной клинка на определенном протяжении 2 см;

показаниями потерпевшей М.И., что ее брат Т.А. примерно за две недели до убийства рассказывал ей о конфликте, произошедшем между ним и К.А. и, что последний высказывал в адрес ее брата Т.А. угрозы убийством; показаниями свидетелей У.М., У.Н., У.Л., применительно к обстоятельствам, изложенным в приговоре;

показаниями самих осужденных К.А., Т.Н. и М.В. в той части, в которой суд признал их достоверными и обоснованно положил в основу приговора, где они взаимно изобличали друг друга, в том, что они втроем, по предварительному сговору между собой, принимали участие в лишении жизни потерпевшего Т.А.

На основании этих, а также других указанных в приговоре доказательств, которым дана надлежащая оценка, суд правильно квалифицировал действия осужденных К.А. и Т.Н. в содеянном.

Судом, в частности установлено, что 23 сентября 2001 года М.В., К.А. и Т.Н. в процессе распития спиртных напитков, из чувства мести к Т.А. вступили в предварительный сговор на его убийство. С целью реализации задуманного все трое заранее вооружились предметами, обладающими максимальным травмирующим эффектом. Далее, действуя согласованно, осужденные целенаправленно пришли на место преступления, где совместно нанесли потерпевшему Т.А. опасные для жизни телесные повреждения, от которых последний скончался на месте.

Судом также обоснованно установлено, что осужденные действовали как соисполнители по убийству Т.А., поскольку они заранее об этом договорились, распределили между собой роли, в частности, в процессе лишения жизни потерпевшего осужденные совместно нанесли потерпевшему удары топором, ножом, металлическим предметом и ножом для рубки мяса в жизненно важные органы: в голову, грудь, живот и в область шеи.

Таким образом, судом обоснованно признано, что осужденные действовали группой лиц по предварительному сговору с прямым умыслом на лишение жизни потерпевшего Т.А. и от их согласованных действий, потерпевшему были причинены множественные телесные повреждения, от которых и наступила его смерть.

С учетом изложенного, с доводами кассационных жалоб адвокатов Перцевой Т.В. и Шепелева В.И. о необоснованности приговора и, в частности, о неправильном применении закона к действиям осужденных Т.Н. и К.А., согласиться нельзя, поскольку они опровергаются исследованными судом доказательствами.

Не установлено данных, свидетельствующих об исследовании недопустимых доказательств, ошибочного исключения из разбирательства допустимых доказательств или об отказе стороне в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационной жалобы адвоката Шепелева В.И. об использовании в суде недопустимых доказательств, так как данные об этом в материалах дела отсутствуют, заявления и протоколы допросов К.А., Т.Н. и М.В. на предварительном следствии, не признавались председательствующим недопустимыми доказательствами, и оснований к этому не было, выводы об этом мотивированы в приговоре, в частности при допросе осужденных и выполнении следственных действий участвовали адвокаты, а недозволенных методов ведения следствия не установлено.

Психическое состояние осужденных судом проверено. По заключениям судебно-психиатрических экспертиз, Т.Н. и К.А. психическим заболеванием не страдали и не страдают, в полной мере осознавали фактический характер и общественную опасность своих действий и руководили ими. При таких обстоятельствах суд правильно, признал осужденных вменяемыми.

Наказание осужденным Т.Н. и К.А. назначено в соответствии со ст. 60 УК РФ, с учетом степени общественной опасности содеянного и совокупности всех смягчающих обстоятельств, а также данных о личности.

Оснований для отмены и изменения приговора по доводам, изложенным в кассационных жалобах, судебная коллегия не усматривает.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу также не имеется. Материалы дела исследованы полно, всесторонне и объективно.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339, 351 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Саратовского областного суда от 10 декабря 2001 года в отношении Т.Н. и К.А. оставить без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"