||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 мая 2002 г. N 4-кпо02-56сп

 

Кассационная палата Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Степалина В.П.

судей - Иванова Г.П. и Климова А.Н.

рассмотрела в судебном заседании от 15 мая 2002 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденных Г., З. и Г.С. и адвокатов Седовой И.Д., Еремичева И.С. и Зендрикова Н.Е. на приговор суда присяжных Московского областного суда от 24 января 2002 года, которым

Г., <...>, несудимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "е" УК РФ к 15 годам лишения свободы, по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ к 4 годам лишения свободы, по ст. 222 ч. 2 УК РФ к 4 годам лишения свободы и по совокупности преступлений, на основании ст. 69 УК РФ, к 17 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Оправдан по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "а", "е", "ж" УК РФ за недоказанностью участия в совершении преступления.

З., <...>, несудимый,

осужден по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. "е" УК РФ к 12 годам лишения свободы, по ст. 222 ч. 2 УК РФ к 4 годам лишения свободы и по совокупности преступлений, на основании ст. 69 УК РФ, к 15 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Оправдан по ст. 105 ч. 2 п. п. "е", "ж" УК РФ за недоказанностью участия в совершении преступления.

Г.С., <...>, несудимый,

осужден по ст. 158 ч. 2 п. "а", "в" УК РФ к 3 годам лишения свободы, по ст. 222 ч. 2 УК РФ к 3 годам лишения свободы и по совокупности преступлений, на основании ст. 69 УК РФ, к 5 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

По этому же делу осужден Ш., приговор в отношении которого не обжалуется и не опротестовывается.

Заслушав доклад судьи Иванова Г.П., объяснения осужденного З. и адвокатов Зендрикова Н.Е. и Еремичева И.С. по доводам кассационных жалоб и заключение прокурора Лущиковой В.С. об оставлении приговора без изменения, кассационная палата

 

установила:

 

по приговору суда на основании вердикта коллегии присяжных заседателей Г. признан виновным в совершении 24 мая 1999 года в г. Серпухове Московской области умышленного убийства З.А. на почве личных неприязненных отношений общеопасным способом, а З. признан виновным в совершении в то же время и в том же месте покушения на убийство М. на почве личных неприязненных отношений общеопасным способом.

Г. и Г.С. признаны также виновными в совершении в период с марта по май 1999 года в д. Скрылья Серпуховского района Московской области кражи чужого имущества группой лиц по предварительному сговору с проникновением в хранилище.

Кроме того, Г., З. и Г.С. признаны виновными в незаконном приобретении, хранении и ношении боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, а Г. и З. также и огнестрельного оружия и Г. также в сбыте этого оружия, совершенных группой лиц по предварительному сговору и неоднократно.

В кассационной жалобе осужденный Г.С. утверждает, что он не хранил взрывчатые вещества и боеприпасы, изъятые работниками милиции тротиловые шашки ему не принадлежат, а револьвер он взял у Г. без его разрешения, поэтому группы и неоднократности нет и просит переквалифицировать его действия с части второй ст. 222 УК РФ на часть первую этой статьи.

В кассационной жалобе адвокат Седова И.Д. в защиту интересов осужденного Г.С. просит приговор изменить, смягчить наказание с учетом вердикта присяжных заседателей, которые признали Г.С. лицом, заслуживающим снисхождения, и с учетом того, что Г.С. активно способствовал раскрытию преступления, имеет престарелых родителей и болен.

В кассационной жалобе осужденный Г. утверждает, что он, стреляя из пистолета, действовал в пределах необходимой обороны, однако судья не поставил на разрешение присяжных заседателей вопрос по этим фактическим обстоятельствам, несмотря на ходатайство защиты, а при назначении наказания не учел наличие у него на иждивении двоих малолетних детей, отсутствие отягчающих обстоятельств, раскаяние в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 222 ч. 2 и 158 ч. 2 УК РФ, и просит проявить к нему особое снисхождение.

В кассационной жалобе адвокат Еремичев И.С. в защиту интересов осужденного Г. просит приговор отменить ввиду существенного нарушения уголовно-процессуального закона, допущенного при рассмотрении дела в суде, или изменить приговор, переквалифицировав действия Г. на ст. 108 УК РФ и снизив размер наказания.

По мнению адвоката, в судебном заседании недопустимо было исследовать показания Г. в качестве подозреваемого, протокол обыска, проведенного по иному адресу, чем указано в постановлении следователя, к тому же не санкционированного прокурором, проведенного без участия владельца дома и с иными нарушениями закона, протокол изъятия и обнаружения, так как УПК РСФСР такого процессуального действия не предусмотрено.

Адвокат также утверждает, что на вердикт присяжных заседателей повлияли отказ председательствующего в допросе в качестве свидетелей Г.А., Н., М.А., избивших отца Г.С., непринятие им мер по вызову в суд ряда свидетелей-очевидцев, отказ в оглашении показаний свидетелей, допрошенных на предварительном следствии (фамилии их названы в жалобе), незаконное оглашение показаний свидетеля К., в доме которого был произведен обыск и обнаружены тротиловые шашки.

Кроме того, адвокат считает, что судья составил вопросный лист тенденциозно, обоснованные предложения и поправки стороны защиты, направленные на установление меньшей вины осужденных и на возможность освобождения их от уголовной ответственности отклонил, не рассмотрел его ходатайство об отводе председательствующему, в напутственном слове исказил позицию защиты по З., не сказав ни слова о доказательствах, свидетельствующих о наличии угрозы со стороны потерпевших.

В кассационной жалобе осужденный З. утверждает, что потерпевшие угрожали его жизни, однако судья отказал в постановке дополнительного вопроса по его позиции, не разъяснил присяжным заседателям положение ст. 37 УК РФ о необходимой обороне, втайне от остальных участников процесса переговаривался со старшиной присяжных заседателей, проверяя правильность заполнения ими вопросного листа, был необъективен, допустил к исследованию доказательства, полученные с нарушением закона, в частности, показания, полученные на предварительном следствии от осужденных без участия адвоката, показания отца Г.С., утверждавшего, что ему не разъяснялась ст. 51 Конституции РФ, не принял мер к явке в суд свидетелей-очевидцев, вызванных по ходатайству стороны защиты, отказал в оглашении показаний неявившихся свидетелей.

Кроме того, осужденный З. утверждает, что, несмотря на решение судьи о недопустимости исследования справки специалиста, эта справка была оглашена в судебном заседании, оглашались показания подозреваемого, содержащие характеризующие данные.

В напутственном слове судья не привел ни единого доказательства, подтверждающего его невиновность, исказил его показания и показания потерпевшего М., на что защита своевременно заявила свои возражения.

Просит приговор в части осуждения по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. "е" УК РФ отменить и дело прекратить с учетом положений ст. 37 УК РФ. В части осуждения по ст. 222 ч. 2 УК РФ приговор не оспаривает, мотивируя тем, что уже отбыл наказание за это преступление.

В кассационной жалобе адвокат Зендриков в защиту интересов осужденного З. просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение, мотивируя, тем председательствующий судья вопреки требованиям стороны защиты не поставил перед присяжными вопрос по позиции осужденных, которые утверждали, что потерпевшие М. и З.А., а также лица, находившиеся с потерпевшими в одной группе, угрожали им убийством и фактически применили огнестрельное оружие.

Адвокат также утверждает, что судья не принял необходимых мер к явке в суд свидетелей Т., С., Р., Е. и Н., которые подтвердили бы показания осужденных о наличии у потерпевших оружия, и необоснованно отказал в оглашении показаний этих свидетелей, данных на предварительном следствии.

Кроме того, адвокат утверждает, что в судебном заседании исследовались доказательства, полученные с нарушением закона, которые защита просила признать недопустимыми (эти доказательства в жалобе не называются).

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб, кассационная палата находит, что приговор постановлен в соответствие с вердиктом присяжных заседателей о виновности Г., Г.С. и З. в совершении преступлений.

Доводы кассационных жалоб о рассмотрении дела в суде с нарушениями уголовно-процессуального закона являются необоснованными.

В связи с чем, утверждения осужденного Г.С. в жалобе о том, что он невиновен в незаконном хранении взрывчатых веществ и боеприпасов, не могут являться основанием для отмены приговора в кассационном порядке.

Также из вердикта присяжных заседателей следует, что Г.С. приобрел револьвер у Г., а не взял его без разрешения последнего, как он утверждает в своей жалобе, так как на 11 вопрос вопросного листа о том, что Г. сбыл данный револьвер, дан утвердительный ответ.

Поэтому оснований для переквалификации действий Г.С. с части второй статьи 222 Уголовного кодекса Российской Федерации на часть первую этой же статьи не имеется.

Наказание Г.С. назначено с учетом всех обстоятельств, в том числе, с учетом вердикта присяжных заседателей, которые признали его лицом, заслуживающим снисхождения.

Оснований для смягчения наказания Г.С., как об этом просит адвокат Седова в своей жалобе, кассационная палата не усматривает.

Утверждения осужденных Г. и З. в жалобах о том, что они действовали в состоянии необходимой обороны, противоречат вердикту присяжных заседателей.

Как следует из вердикта, присяжные заседатели признали доказанным, что Г. совершил убийство З.А. на почве личных неприязненных отношений, причиной которых стало предъявление к нему потерпевшим и другими лицами финансовых претензий.

В то же время присяжные заседатели, в полном соответствии с требованиями части второй статьи 454 УПК РСФСР, которая не обязывает их отвечать на последующий вопрос, если ответ на предыдущий исключает необходимость отвечать на него, оставили без ответа вопрос о том, не было ли совершено убийство потерпевших в результате применения ими к Г. и З. физического насилия и огнестрельного оружия.

Данный вопрос был сформулирован председательствующим судьей с учетом позиции защиты, утверждавшей в суде о том, что Г. и З. действовали в состоянии необходимой обороны.

В связи с этим, доводы кассационных жалоб осужденных Г. и З. и адвокатов Зендрикова и Еремичева о том, что вопросный лист был сформулирован председательствующим с нарушением требований ст. 449 УПК РСФСР, нельзя признать обоснованными.

В судебном заседании исследовались только допустимые доказательства.

Вопрос об оглашении в судебном заседании показаний Г., данных на предварительном следствии, председательствующим судьей разрешен правильно.

Поскольку при задержании Г. не изъявил желания иметь адвоката, протокол его допроса от 23 июня 1999 года в качестве подозреваемого обоснованно признан допустимым доказательством.

Не вызывает сомнений допустимость показаний Г., которые он давал на допросе от 2 июля 1999 года в присутствии адвоката.

Протокол допроса от 17 августа 1999 года, на котором Г. заявил, что согласен отвечать в отсутствие адвоката только на некоторые вопросы, обоснованно был исключен из числа допустимых доказательств, так как эти показания по существу давались им под условием.

Протокол обыска в доме К. также обоснованно признан допустимым доказательством, поскольку никаких нарушений закона при его производстве допущено не было.

Ссылка адвоката Еремичева на то обстоятельство, что в постановлении следователя был указан один адрес, а обыск проведен по другому адресу, является неубедительной, так как Г. и Г.С. не отрицали, что обыску подвергся дом, в котором они скрывались в течение последних двух недель перед задержанием.

Нельзя также согласиться с утверждениями адвоката Еремичева о необходимости исключения из разбирательства протокола изъятия у Г.С. револьвера при его задержании во дворе дома К. в присутствии понятых.

Вопреки утверждениям в жалобе осужденного З., справка специалиста, признанная недопустимым доказательством, в судебном заседании не исследовалась.

Рассмотрение дела в отсутствие свидетелей, указанных в кассационных жалобах осужденных и адвокатов, не могло повлиять на исход дела, так как в судебном заседании был допрошен очевидец преступления со стороны защиты - С.А.

Показания свидетеля Г.Б. - отца осужденного Г.С. оглашались в судебном заседании по ходатайству государственного обвинителя в полном соответствии с требованиями п. 1 ч. 1 ст. 286 УПК РСФСР.

Вопреки утверждению в жалобе осужденного З., Г.Б. на предварительном следствии, как это видно из протокола его допроса, разъяснялось право не свидетельствовать против близких родственников, в данном конкретном случае, против своего сына - осужденного Г.С.

Следует также признать правильным решение судьи, согласно которому в судебном заседании были оглашены показания свидетеля К., в доме которого Г.С. и Г. скрывались непосредственно перед задержанием и который изменил место своего жительства, в связи с чем, не удалось заслушать его непосредственно в судебном заседании.

Что касается решения судьи об отказе в оглашении показаний свидетелей, причина неявки которых не была известна, то его правомерность сомнению также не подлежит, необходимые меры к их явке председательствующий принимал.

Отказ судьи в допросе свидетелей Г.А., Н. и М.А., которые, по утверждению адвоката Еремичева, избили отца Г.С. не мог повлиять на вердикт присяжных заседателей, поскольку данные обстоятельства выходят за пределы предъявленного Г. обвинения.

Правовая оценка содеянному Г. дана в соответствие с фактическими обстоятельствами, установленными вердиктом присяжных заседателей, поэтому оснований для изменения квалификации его действий на ст. 108 УК РФ, как об этом просит в своей жалобе адвокат Еремичев, не имеется.

Наказание Г. назначено с учетом всех обстоятельств, влияющих на наказание.

Оснований для проявления к нему особого снисхождения кассационная палата не усматривает, так как Г. совершил особо тяжкое преступление.

Доводы кассационной жалобы адвоката Еремичева о том, что судья оставил без рассмотрения его ходатайство об отводе председательствующему, являются необоснованными.

Как видно из протокола судебного заседания, отвод председательствующему заявлял только адвокат Зендриков (т. 8 л.д. 254).

Вопреки утверждениям в кассационных жалобах адвоката Еремичева и осужденного З., напутственное слово судьи, текст которого приобщен к материалам дела, соответствует требованиям ст. 451 УПК РСФСР.

К тому же, осужденный З. не заявлял возражений по поводу нарушений председательствующим принципа объективности, а возражения адвоката Еремичева были обоснованно отклонены.

Доводы кассационной жалобы осужденного З. о том, что председательствующий судья с нарушением установленного порядка общался со старшиной присяжных заседателей, протоколом судебного заседания не подтверждаются.

Таким образом, оснований для отмены или изменения приговора по доводам кассационных жалоб не имеется.

Руководствуясь ст. 465 УПК РСФСР, кассационная палата

 

определила:

 

приговор суда присяжных Московского областного суда от 24 января 2002 года в отношении Г., З. и Г.С. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"