||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 мая 1998 года

 

Дело N 67-В98-3

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Кнышева В.П.,

    судей                                            Нечаева В.И.,

                                                  Василевской В.П.

 

рассмотрела в судебном заседании от 26 мая 1998 г. протест заместителя Генерального прокурора Российской Федерации на судебные постановления по иску М. к Б.Г. и Б. о признании обмена жилплощади недействительным, возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Василевской В.П. и заключение помощника Генерального прокурора Российской Федерации Корягиной Л.Л., поддержавшей протест, Судебная коллегия

 

установила:

 

М. обратилась в суд с иском к супругам Б.Г. и Б. о признании недействительным совершенного в октябре - ноябре 1994 г. обмена занимаемой ею с двумя детьми трехкомнатной квартиры <...> и нанимателем которой она являлась, на аналогичную квартиру Б.Г. и Б. в п. Дубна Тульской области.

Одновременно М. просила о возмещении ущерба и компенсации морального вреда.

В обоснование требований указала, что при обмене жилплощади ответчики ввели ее в заблуждение, т.к. содержащиеся в газетном объявлении сведения о хорошем состоянии квартиры, наличии телефона и садового участка в размере 10 соток не соответствовали действительности: фактически квартира нуждалась в текущем ремонте, телефон был отключен, а от садового участка Б. и Б.Г. отказались, не переоформив документы на нее.

Решением Советского районного суда г. Новосибирска от 25.05.97, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Новосибирского областного суда от 31.07.97 и постановлением президиума Новосибирского областного суда от 20.03.98, иск удовлетворен, за исключением компенсации морального вреда.

В протесте заместителя Генерального прокурора Российской Федерации поставлен вопрос об отмене судебных постановлений и направлении дела на новое рассмотрение в связи с неправильным применением и толкованием норм материального права.

Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации, проверив материалы дела и обсудив доводы протеста, находит его подлежащим удовлетворению частично по следующим основаниям.

Признавая обмен жилплощади недействительным, суд указал, что ответчики не выполнили условия договора по обмену жилплощади - не предоставили истице телефон и садовый участок в размере 10 соток, как это было указано в газетном объявлении, и тем самым ввели ее в заблуждение, имеющее существенное значение, влекущее на основании ст. 178 ГК РФ и ст. 74 ЖК РСФСР недействительность сделки.

С доводами суда первой инстанции согласились кассационная и надзорная инстанции областного суда, последняя в подтверждение признания договора обмена жилплощади недействительным дополнительно сослалась на ст. ст. 421, 434 ГК РФ о заключении сторонами смешанного договора в устной форме.

Между тем судебными инстанциями не учтено, что на день заключения сторонами спорной сделки нормы первой части Гражданского кодекса Российской Федерации (1995 г.) не действовали и потому согласно ст. 422 ГК РФ договор должен был соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения, то есть ст. ст. 41 - 48, 57, 160 - 161 и др. ГК РСФСР (1964 г.), а также ст. ст. 67 - 74 ЖК РСФСР и Инструкции о порядке обмена жилых помещений, утвержденной приказом Министра коммунального хозяйства РСФСР от 09.01.67.

Согласно этим законодательным нормам предметом обмена жилых помещений может быть только жилое помещение, договор обмена жилых помещений совершается в письменном виде и оформляется органами местного самоуправления или по их поручению соответственно управлениями (отделами) учета и распределения жилой площади, бюро по обмену и т.п. после предварительного рассмотрения заявления об обмене комиссией по жилищным вопросам. Соглашение об обмене жилыми помещениями вступает в силу с момента получения ордеров, выдаваемых соответствующими органами местного самоуправления (ст. 71 ЖК РСФСР).

Следовательно, объявление в газете соглашением сторон на обмен жилых помещений не является и ссылка на него судебных инстанций как на доказательство состоявшейся между М. и Б. и Б.Г. сделки обмена жилой площади является неправомерной (л.д. 159 - 160).

Материал же по обмену жилых помещений: заявления истицы и ответчиков по поводу обмена занимаемых ими квартир, решение жилищной комиссии, обменные ордера и т.п. - судом не истребовались и не исследовались, а имеющаяся в протоколе запись об "обозрении обменных документов" их сути не раскрывает (л.д. 168 об.).

Исходя из требований названных выше законодательных норм и Инструкции телефон и садовый участок предметом обмена жилых помещений быть не могут, тем более, что их передача другому нанимателю жилого помещения, в данном случае истице, не зависит от волеизъявления ответчика (хотя он и пытался это сделать) в силу непринадлежности ему на праве личной собственности и действующего на тот период установленного порядка их распределения (л.д. 63, 65, 80, 162, 163, 164).

Определяя сумму ущерба, подлежащую взысканию с ответчиков, суд расчет его не привел, на доказательства, как требуется в соответствии со ст. ст. 192, 194, 197 ГПК РСФСР, не сослался. Более того, как усматривается из протокола, М. в судебном заседании от части исковых требований отказалась, но в чем конкретно это выразилось, судом не выяснено (л.д. 161 об.).

Таким образом, по делу допущено неправильное применение норм материального права и существенное нарушение норм процессуального права, повлекшие вынесение незаконных судебных постановлений в части признания обмена жилплощади недействительным и возмещении ущерба, что в силу ст. 330 ГПК РСФСР является безусловным основанием к их отмене в этой части и направлению дела в суд первой инстанции на новое рассмотрение в указанной части, поскольку в остальной части - о компенсации морального вреда судебные постановления не опротестовываются и не обжалуются.

При новом разбирательстве дела необходимо учесть изложенное, уточнить исковые требования истицы и на основе исследованных представленных, сторонами и добытых судом доказательств постановить решение, соответствующее требованиям закона.

Руководствуясь ст. 327, п. 2 ст. 329 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

протест прокурора удовлетворить, решение Советского районного народного суда г. Новосибирска от 25.05.97 и все последующие судебные постановления в части признания обмена жилплощади недействительным и возмещении ущерба отменить и дело в этой части направить в тот же суд Советского района на новое рассмотрение.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"