||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 мая 2002 г. N 77-о02-3

 

Судья: Черненький В.Т.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Галиуллина З.Ф.,

судей - Батхиева Р.Х., Бурова А.А.

14 мая 2002 года рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе осужденного Л. на приговор Липецкого областного суда от 11 декабря 2001 года, которым

Л., <...>, со средним специальным образованием, не имеющий судимости,

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п. п. "к", "н" УК РФ на 19 лет, по ст. 167 ч. 2 УК РФ на 4 года, по совокупности этих преступлений, путем частичного сложения наказаний на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, окончательно на 23 года с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, а первых 3 лет в тюрьме.

Постановлено взыскать с Л. в пользу М.С. в счет компенсации морального вреда 150 000 рублей и в возмещение материального ущерба 130 081 рубль 50 копеек.

Разрешена и судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Батхиева Р.Х., объяснения осужденного Л., поддержавшего доводы кассационной жалобы, заключение прокурора Третецкого А.В., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Л. признан виновным в совершении убийства потерпевшей М. на почве возникшей ссоры из-за личных неприязненных отношений и М.М., с целью скрыть указанное преступление, а также в умышленном уничтожении и повреждении чужого имущества, путем поджога.

Преступления совершены 3 мая 2001 года, примерно в 8 часов, в городе Липецке при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный Л. виновным себя в предъявленном обвинении не признал.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней Л., оспаривая вывод суда о своей виновности в умышленном убийстве потерпевших и поджоге имущества, считает, что органами предварительного следствия дело расследовано, а судом рассмотрено необъективно и с обвинительным уклоном. Утверждает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, что обвинение основано на недостаточно исследованных противоречивых доказательствах. Описывает обстоятельства, связанные с предшествовавшим убийству дорожно-транспортным происшествием, в результате которого потерпевшему М.М. был причинен материальный ущерб. Указывает, что по поводу уклонения от возмещения ущерба, возложенного на него по решению суда, потерпевший писал жалобы на него, что он ходил к М.М. и М. 30 апреля или 1 мая, объясниться по поводу причин своей задолженности М.М. Утверждает, что 3 мая к потерпевшим не ходил и к их убийству отношения не имеет. Ссылаясь на акт судебно-медицинской экспертизы, согласно которому на его теле обнаружены телесные повреждения, утверждает, что эти повреждения ему причинены не в драке с М.М., а работниками милиции. Утверждает также, что работники милиции применяли к нему не только насилие, но и другие различные недозволенные законом методы для получения нужных следствию показаний. Указывает, что при освидетельствовании от экспертов скрыл, что травмы ему причинили работники милиции. Утверждает, что 5 мая явку с повинной в убийстве М. и М.М. он написал под давлением работников милиции Т., З. и других, что сообщенные в явке с повинной сведения подтвердил вынужденно и при производстве последующих следственных действий. Ссылаясь на противоречия в своих показаниях, содержащихся в процессуальных документах производства следственных действий с его участием, считает, что причины существенных противоречий в доказательствах не выяснены. Утверждает, что его ходатайства о проведении различных экспертиз пленок, использованных при осмотре места происшествия (газовой плиты, холодильника "СТИНОЛ" и др.), необоснованно отклонялись, в то же время, излагает свое несогласие с выводами экспертов по этим вопросам. Считает, что и другие доказательства сфальсифицированы. Анализируя доказательства, утверждает, что они добыты с нарушениями закона. Подробно излагает основания недоверия к понятым, считая, что они, как практиканты прокуратуры, заинтересованы в исходе дела. Утверждает, что на следствии он ходатайства об этом не заявлял, считая, что суд рассмотрит дело правильно. Указывает, что он стал жертвой бессилия милиции раскрыть убийства по горячим следам. Считает, что выводы суда, изложенные в приговоре, о его виновности основаны только на его показаниях, данных им под воздействием работников милиции. Утверждает, что материалы дела сфальсифицированы. Считает, что судом необоснованно были отклонены ходатайства об отыскании доказательств о его непричастности к поджогу и убийству потерпевших. Утверждает также, что убийство он не совершал, что наказание ему назначено чрезмерно суровое. Просит приговор отменить и "дело рассмотреть по существу в кассационной инстанции".

Судебная коллегия, изучив материалы дела и обсудив доводы, содержащиеся в кассационной жалобе, находит приговор в отношении Л. законным и обоснованным по следующим основаниям.

Вывод суда первой инстанции о виновности осужденного Л. в убийстве потерпевших М. и М.М., уничтожении и повреждении чужого имущества, путем поджога, основан на имеющихся в материалах дела доказательствах, исследованных в судебном заседании всесторонне, полно и объективно.

Как видно из показаний осужденного Л., данных на предварительном следствии, по приговору суда с него взыскивался ущерб, причиненный им в результате дорожно-транспортного происшествия. В связи с жалобой М.М. по этому поводу он пришел к потерпевшим объяснить причины просрочки выплат, поскандалил с М. и убил ее, путем удушения, затем он убил М.М. с целью сокрытия содеянного. Подтвердил также, что поджог совершил он, чтобы уничтожить следы преступления.

В связи с изменением Л. своих показаний в судебном заседании все показания были исследованы в соответствии со ст. 281 УПК РСФСР и им дана соответствующая оценка в совокупности с другими доказательствами.

Указанные показания Л. согласуются с другими доказательствами.

В частности, показания осужденного, данные на предварительном следствии, согласуются с показаниями, данными потерпевшими М.С., свидетелями Д., З.Т. и З.Е., Д.С., Ю., З.А. и З.Н., Л.О., Л.И. и Л.В.Н., Л.В., Д.В., Ш., А. и М.С.Н., приведенными судом в приговоре правильно и подробно.

Доводы Л. о противоречиях в доказательствах, о нарушениях закона при составлении протоколов следственных действий, об участии при осмотре места происшествия заинтересованных в исходе дела понятых, о применении к нему недозволенных законом методов при получении явки с повинной и показаний о совершенных преступлениях тщательно проверялись и опровергаются материалами дела.

Л. допрашивался неоднократно с участием адвоката, при проверке его показаний с выходом на место происшествия давал пояснения, соответствующие обстоятельствам дела. Заявлений при этом о применении к нему незаконных методов при допросах не делал. Не сообщил при судебно-медицинском освидетельствовании экспертам о причинении ему телесных повреждений работниками милиции с целью получения показаний.

В последующем такие заявления были сделаны и тщательно проверены, но не подтвердились.

Как установлено материалами дела, у осужденного после дорожно-транспортного происшествия с потерпевшим М.М. сложились неприязненные отношения.

В приговоре в обоснование вывода о виновности осужденного помимо показаний осужденного, потерпевшего и свидетелей приведены вещественные доказательства, фактические данные, содержащиеся в актах экспертиз, протоколах осмотра места происшествия, в других письменных источниках доказательств.

При осмотре сгоревшего имущества и места происшествия в целом, где потерпевшие были убиты, расположение и состояние трупов, предметов, орудий преступления совпадает с показаниями осужденного, данными на предварительном следствии, и других лиц.

Доводы осужденного Л. своей невиновности опровергаются и другими доказательствами, исследованными в судебном заседании, которые положены в основу вывода суда о его виновности.

Согласно актам судебно-медицинских, судебно-биологических, дактилоскопической, трасологической, пожарно-технической экспертиз, смерть М. наступила в результате механической асфиксии от сдавливания ее шеи петлей. М.М. скончался от совокупности множества телесных повреждений в области головы, лица, шеи, грудной клетки и верхней части тела в целом. Выводы судебно-медицинских экспертов не противоречит показаниям осужденного, в которых он признавал себя виновным. Экспертами установлено также, что изъятые при осмотре места происшествия с ящика газовой плиты два следа ладони, оставлены правой рукой Л., след обуви на холодильнике "СТИНОЛ" оставлен обувью для правой ноги, изъятой у Л. Происхождение крови на брюках Л. от потерпевшего М.М. и крови в подногтевом содержимом левой руки трупа М.М. от Л. не исключаются. Причиной пожара на месте происшествия является деятельность человека, находившегося в квартире с использованием источника открытого огня и созданием условий для возгорания, распространения горения с применением сгораемых материалов обстановки, горючей жидкости и горючего газа бытовой газовой плиты. Ввиду замкнутости помещения горение имело затухающий характер, что связано с выгоранием кислорода в воздухе.

Вопреки доводам кассационной жалобы, фактические данные, содержащиеся в указанных актах экспертиз, соответствуют вышеприведенным показаниям осужденного и свидетелей и изобличают Л. в убийстве потерпевших и поджоге их имущества.

При таких данных содержащиеся в кассационной жалобе осужденного доводы о его невиновности, о причастности к преступлениям других лиц, что остались непроверенными обстоятельства, свидетельствующие о невиновности, являются необоснованными.

Суд тщательно проверил эти доводы и проанализировал показания осужденного, выяснил причины противоречий в доказательствах и обоснованно пришел к выводу о виновности Л.

Нельзя также согласиться с тем, что не допрошены свидетели, чьи показания имеют существенное значение для установления истины, что необоснованно отклонено ходатайство осужденного о проведении экспертиз что следовало допросить следователя в связи с заявлением осужденного о фальсификации материалов дела.

Судебная коллегия считает, что отсутствуют основания для отмены приговора по этим доводам из-за неполноты предварительного и судебного следствия.

На основании показаний потерпевших, свидетелей и других материалов дела в приговоре правильно разрешены иски о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда.

Из акта психиатрической экспертизы усматривается, что Л. психическим заболеванием не страдает, мог в момент совершения преступлений и может в настоящее время осознавать и руководить своими действиями, в момент совершения преступлений находился в простом алкогольном опьянении.

Оценка доказательствам в приговоре дана в совокупности, как того требуют ст. ст. 71, 314 УПК РСФСР.

Органами предварительного следствия и судом при рассмотрении дела в судебном заседании каких-либо нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не допущено, дело рассмотрено в соответствии требованиями закона о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела.

Нет также данных, свидетельствующих о нарушении права на защиту или других существенных нарушениях требований уголовно-процессуального закона, связанных с возбуждением, осмотром места происшествия и дальнейшим расследованием и рассмотрением дела в судебном заседании, которые могли бы повлиять на обоснованность выводов суда первой инстанции.

Анализ доказательств, имеющихся в материалах дела, свидетельствует о правильности установленных фактических обстоятельства дела, касающихся содеянного и самого осужденного Л.

Суд правильно квалифицировал действия осужденного Л. по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "к", "н", 167 ч. 2 УК РФ, поскольку установлено, что совершено убийство двух лиц, одного из них с целью сокрытия первого убийства, а также уничтожено имущество, путем поджога.

Оснований для иной квалификации его действий, судебная коллегия не находит.

Наказание назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, конкретных обстоятельств дела и данных о личности Л., является справедливым и оснований для его смягчения не имеется.

В силу изложенного, руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Липецкого областного суда от 11 декабря 2001 года в отношении Л. оставить без изменения, а его кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"