||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 мая 2002 г. N 41-кпо02-19сп

 

14 мая 2002 года Кассационная палата Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Степалина В.П.,

судей Климова А.Н. и Микрюкова В.В.

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационным жалобам осужденных С., Т., А., адвокатов Куровской Д.С., Аскерова А.М. на приговор суда присяжных Ростовского областного суда от 17 сентября 2001 года, которым

С., <...>, ранее судимый 20 декабря 1994 года по ч. 2 ст. 144 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы, освободился 10 октября 1998 года по сроку, 25 мая 1999 года по ч. 1 ст. 228 УК РФ к 2 годам лишения свободы, освободился 9 августа 2000 года по амнистии,

осужден к лишению свободы по п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ с применением ст. 65 УК РФ на 10 лет с конфискацией имущества, по ч. 1 ст. 222 УК РФ на 2 года, на основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений - на 11 лет с конфискацией имущества с отбыванием в исправительной колонии особого режима;

он же оправдан в совершении преступления, предусмотренного п. п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ, за недоказанностью участия;

Т., <...>, ранее не судимый,

осужден по ч. 5 ст. 33 и п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ с применением ст. 62 УК РФ на 9 лет лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием в исправительной колонии строгого режима;

А., <...>, ранее не судимый,

осужден к лишению свободы по ч. 3 ст. 30 и п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ с применением ст. ст. 65, 66 УК РФ на 9 лет, по п. п. "б", "в" ч. 3 ст. 162 УК с применением ст. 65 УК РФ на 9 лет с конфискацией имущества, по ч. 1 ст. 222 УК РФ на 2 года, на основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений - на 12 лет лишения свободы с конфискацией имущества и отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с А. в пользу П.И. 100 тыс. руб. в счет компенсации морального вреда.

Этим же приговором оправдан А.Р., приговор в отношении которого не обжалован и не опротестован.

Заслушав доклад судьи Климова А.Н., объяснения осужденных С. и Т., полагавших приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение, заключение прокурора Лущиковой В.С., полагавшей приговор оставить без изменения, кассационная палата

 

установила:

 

вердиктом коллегии присяжных заседателей А. и С. при соучастии Т. признаны виновными в разбойном нападении на граждан П.И. и П.В. по предварительному сговору группой лиц, с проникновением в жилище, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, в целях завладения имуществом в крупных размерах, а А. - с причинением потерпевшему П.И. тяжкого вреда здоровью.

Кроме того, С. и А. признаны виновными в незаконном приобретении, хранении, перевозке, передаче и сбыте боеприпасов и обреза, из которого А. произвел выстрелы в потерпевшего П.И. при покушении на его убийство.

Данные преступления совершены ими 14 января 2001 года в селе Кутей Азовского района Ростовской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах:

осужденный С. не согласен с вердиктом присяжных заседателей, считая его ошибочным; утверждает, что суд не разобрался в деле; не проверена версия о "разборке" с П.И.; суд не выходил на место происшествия и не вызывался эксперт-баллист; очная ставка с Т. проведена без адвоката; при назначении экспертиз ему не разъяснялись положения ст. 185 УПК РСФСР; в ходе расследования к осужденным применялись недозволенные методы; суд не вызвал повторно свидетеля П.; не проверено психическое состояние потерпевшего П.И. и осужденного Т. в стационарных условиях; дело рассмотрено с обвинительным уклоном; потерпевший и судья оказали на присяжных заседателей незаконное воздействие; напутственное слово судьи было необъективным; его и других осужденных не ознакомили с вопросным листом; протокол судебного заседания является неполным и необъективным; органы расследования незаконно выделили уголовное дело в отношении лица по имени Г. в отдельное производство; просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение;

осужденный А. указывает на односторонность и необъективность судебного разбирательства; не проверены иные версии случившегося; судья оказала на присяжных заседателей незаконное воздействие; просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение;

адвокат Куровская в интересах осужденного А. ссылается на необъективность судебного разбирательства; суд по ходатайству подзащитного обязан был распустить коллегию присяжных заседателей; вопросный лист не отвечает требованиям закона; А. назначено чрезмерно суровое наказание; просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение;

осужденный Т. указывает на односторонность и необъективность судебного разбирательства; свидетель П. дал в суде и в ходе расследования ложные показания; судом не проведен осмотр места происшествия и не вызывался эксперт-баллист; протокол судебного заседания является неполным и неточным; вопросный лист составлен без учета позиции осужденных; судья оказала на присяжных заседателей незаконное воздействие; его не ознакомили с материалами дела; просит разобраться в деле и принять правильное решение;

адвокат Аскеров в краткой жалобе в интересах осужденного Т. утверждает, что суд при назначении наказания не в полной мере учел данные о личности подзащитного.

В возражении государственный обвинитель не согласен с доводами жалоб и просит приговор оставить без изменения.

Изучив материалы дела, проверив и обсудив доводы жалоб, кассационная палата приходит к выводу, что приговор постановлен правильно.

Вердикт коллегии присяжных заседателей о виновности С., Т. и А. в содеянном основан на всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела.

Судебное разбирательство проведено с соблюдением принципа состязательности сторон. Ходатайства сторон разрешены в установленном законом порядке. В частности, суд, принимая решения об отказе в удовлетворении ходатайств С. о проведении на месте преступления следственного эксперимента, повторных допросов потерпевшего П., свидетеля П., а также в вызове эксперта-баллиста и кого-нибудь из сотрудников СИЗО, подробно мотивировал вынесенные по ним постановления (т. 4 л.д. 148, 157, 161).

Данных об ошибочном исключении из разбирательства допустимых доказательств либо об исследовании в суде доказательств, полученных с нарушением закона, не установлено.

Протокол очной ставки между С. и Т., а также заключения судебно-медицинских, судебно-баллистических экспертиз обоснованно допущены к разбирательству, поскольку они отвечают требованиям уголовно-процессуального закона.

В суде проверялись доводы осужденных о применении к ним недозволенных методов следствия и самооговоре. Указанные доводы не были подтверждены материалами дела, и суд справедливо вынес постановление об исследовании показаний С., Т. и А., данных ими в процессе предварительного следствия (т. 4 л.д. 148).

Психическое состояние потерпевшего П.И. не проверялось, поскольку стороны соответствующих ходатайств об этом не заявляли. Оснований же сомневаться в психической полноценности потерпевшего у суда не было, и его показания обоснованно представлены суду присяжных.

Ссылки на ошибочность вердикта коллегии присяжных заседателей, в том числе и на противоречия в показаниях свидетеля П., не могут быть приняты во внимание, поскольку, согласно положениям ст. 465 УПК РСФСР, они не являются основанием к отмене приговора суда присяжных.

С особенностями рассмотрения дел в данной форме судопроизводства, в том числе и в суде второй инстанции, все осужденные были ознакомлены по окончанию расследования настоящего дела (т. 3 л.д. 131 - 135).

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не имеется.

С материалами дела С. ознакомлен в установленном законом порядке (т. 3 л.д. 117 - 118).

Уголовное дело в отношении лица по имени "Г." было обоснованно выделено в отдельное производство в связи с его розыском, о чем в представленных материалах имеется соответствующее постановление (т. 3 л.д. 97 - 98).

Согласно протоколу судебного заседания председательствующий в соответствии с требованиями ст. 456 УПК РСФСР, ознакомившись с вердиктом присяжных заседателей и найдя его неясным и противоречивым, вынужден был трижды возвращать его старшине для уточнения. Устранив противоречия в ответах на вопросы N 2 - 4, 9, 20 и 24, коллегия присяжных заседателей после совещания возвратилась в зал судебного заседания и провозгласила вердикт (т. 4 л.д. 170 - 171). Причем, устранялись противоречия в ответах, касающихся обвинения С. и А. в краже алюминиевой тележки, по которому они были оправданы (N 2 - 4). В первоначальном ответе на вопрос N 9 действительно допущено противоречие с ответами на вопросы N 10, 12, 18. В целом же по обвинению осужденных в разбойном нападении и покушении на убийство коллегия присяжных заседателей вынесла единодушное решение, положенное в основу постановленного приговора.

В представленных материалах отсутствуют данные, которые могли бы свидетельствовать о незаконном воздействии на присяжных заседателей и со стороны потерпевшего П.И., а также о прямой или косвенной заинтересованности коллегии присяжных заседателей или судьи в исходе настоящего дела.

Протокол судебного заседания отвечает положениям ст. 264 УПК РСФСР и поданные на него С. и Т. замечания рассмотрены в установленном законом порядке (т. 4 л.д. 282).

Вопросный лист и вердикт присяжных заседателей соответствуют положениям ст. ст. 449 и 454 УПК РСФСР.

Причем, проект вопросного листа предоставлялся участникам процесса и обсуждался сторонами. Предложения по нему поступили только от государственного обвинителя и адвоката Куровской, которая затем от своих предложений отказалась (т. 4 л.д. 168 - 169).

Напутственное слово председательствующего соответствует требованиям ст. 451 УПК РСФСР и ссылки на его необъективность не основаны на материалах дела.

К обстоятельствам, как они установлены вердиктом присяжных заседателей, уголовный закон применен правильно.

Психическое состояние Т. проверено полно, и оснований сомневаться в правильности выводов судебно-психиатрической экспертизы не усматривается.

Наказание С., Т. и А. назначено с учетом содеянного, их личности, обстоятельств, отягчающих и смягчающих ответственность, а также вердикта коллегии присяжных заседателей, признавшим А. заслуживающим снисхождения за разбой и покушение на убийство, а С. - за разбой.

Оснований для отмены или изменения приговора не имеется.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. 465 УПК РСФСР, кассационная палата

 

определила:

 

приговор суда присяжных Ростовского областного суда от 17 сентября 2001 года в отношении С., Т. и А. оставить без изменения, жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"